Статья опубликована в № 3989 от 25.12.2015 под заголовком: Нефтяники удачно бурили

Российские нефтяники меньше зарубежных компаний пострадали от дешевой нефти

Это не осталось без внимания фискальных органов, которые подняли налоги для них
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В 2015 г. надежды на отскок нефтяных цен не оправдались, и с начала года Brent подешевела еще на 35% до $37,4 за баррель. Но положение российских нефтяников – одно из лучших в мире, уверены аналитики Merrill Lynch. Дело в ослаблении рубля и налоговой системе, которая привязана к цене Brent через Urals. Суть ее в том, что при цене выше $25 за баррель большую часть прироста выручки (в 2015 г. – 80%) получает государство в виде налогов. В среднем для крупных российских компаний безубыточной является цена около $30 за баррель Brent (для «Башнефти» и «Роснефти» менее $20 за баррель), а для зарубежных мейджоров, таких как BP, Total и Eni, – выше $60 за баррель, подсчитали в Merrill Lynch. У российских нефтяников и одни из лучших операционных расходов на добычу нефти – от $3,5 за баррель у «Роснефти» до $4,5 у «Лукойла». Помогает и девальвация рубля: нефтяники сокращают инвестпрограммы в долларах примерно на 30%, но увеличивают их в рублях примерно на 15% и продолжают развивать новые проекты, радуются в Merrill Lynch.

Об этом говорят и финансовые отчеты компаний. Чистая прибыль «Роснефти» за девять месяцев 2015 г. выросла на 16% до 303 млрд руб. Компания рефинансировала долг за счет получения предоплаты от китайской CNPC в 1 трлн руб. На счетах «Роснефти» – около $23 млрд. Эти деньги она планировала тратить на инвестиции, которые в 2016 г. должны вырасти, а также изучает покупку активов в других странах.

«Лукойл» к концу сентября увеличил средства на счетах на 28% до рекордных $3,96 млрд. Дело в высоком денежном потоке в $1,5 млрд, который компания получила в III квартале. Кроме того, она получила деньги от сделок и Ирака в виде возмещения затрат на «Западную Курну – 2», а также снизила инвестиции. Акционеры получат больше дивидендов за этот год, чем за 2014 г., отмечал вице-президент компании Леонид Федун. «Газпром нефть» снизила чистую прибыль за девять месяцев, но увеличила EBITDA на 6% до 112,4 млрд руб. Прибыль снизилась из-за переоценки кредитов и займов, 90% которых номинированы в валюте. Консолидированная чистая прибыль «Сургутнефтегаза» за шесть месяцев составила 134,9 млрд руб. против 134 млрд руб. годом ранее. «Сургутнефтегаз» – основной бенефициар девальвации рубля (ликвидные активы – 2,2 трлн руб., в основном в валюте). Хорошо обстоят дела и у «Башнефти»: за три квартала она увеличила чистую прибыль по МСФО на 16% до 52,7 млрд руб., EBITDA выросла на 17% до 100 млрд руб. Главная причина роста показателей – рост добычи нефти на 12%, объясняла «Башнефть». В 2015 г. добыча в России вырастет на 1,4% до 533 млн т, прогнозировало Минэнерго (см. врез).

Риски добычи

В 2016 г. добыча останется на уровне 2015 г. – 533 млн т. В 2017 г. возможно падение на 10 млн т из-за санкций, текущей конъюнктуры рынка, переноса сроков лицензионных обязательств, прогнозирует Минэнерго.

На успехи нефтяников обратило внимание правительство. «По итогам первого полугодия 2015 г. в условиях снизившегося суммарного денежного потока нефтяной отрасли (т. е. выручки – как изымаемой в бюджет за счет налогов, так и остающейся в распоряжении самих компаний) мы стали свидетелями увеличения объема инвестиций российских нефтяных компаний», – писал в статье в «Ведомостях» министр финансов Антон Силуанов. Де-факто источником средств для увеличения инвестиционных программ стал рост дефицита бюджета и увеличение объема государственных заимствований, указывал он. Осенью правительство решило не снижать экспортную пошлину для нефтяников в 2016 г. с 42 до 36%, как это было предусмотрено налоговым маневром. В итоге им придется дополнительно заплатить в бюджет около 200 млрд руб.

«Нефтегазовая отрасль – главный источник доходов для государства, поэтому в трудные времена она всегда будет подвергаться новой налоговой нагрузке», – говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук.

Пока российские компании в отличие от иностранных могут наращивать инвестиции, отмечает аналитик UBS Максим Мошков. Если в 2016 г. нефть останется на уровне $37–38 за баррель или продолжит падать, им придется пересматривать бюджеты и сокращать инвестиции. Они увеличивают бюджеты исходя из того, что цена на нефть вырастет. Но роста может и не случиться, а рубль при этом перестанет слабеть, считает Мошков. Кроме того, есть риск, что после 2019 г. добыча начнет снижаться, если санкции против России не отменят, считают в Merrill Lynch. Так, к 2022 г. она упадет на 5% до 500 млн т из-за истощения зрелых месторождений. Но главная угроза для российских нефтяников – рост налогов из-за дефицита бюджета, заключают эксперты.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать