Россия может снизить добычу нефти на 14% к 2020 году

По мнению Минэнерго, это неизбежно в случае сохранения низких цен на нефть
Если нефть не подорожает к 2020 г., ее добыча в России снизится на 14%, прогнозирует Минэнерго в стресс-сценарии для энергостратегии до 2035 г. / Максим Слуцкий / ТАСС

Минэнерго предусмотрело стресс-сценарий в энергостратегии России до 2035 г., следует из презентации министра Александра Новака на правительственной комиссии по ТЭКу 17 февраля (копия документа есть у «Ведомостей»). Оценка негативных рисков – обязательное требование к стратегии, пояснил представитель министерства.

Этот вариант предполагает, что будут замедляться темпы роста экономики Китая и других стран Азии, расти поставки нефти дешевых ближневосточных проектов, сланцевой нефти и газа из США, а также снижаться издержки за счет девальвации валют нефтедобывающих стран и соответствующий рост добычи углеводородов. А в России компании столкнутся с невозможностью привлечь новые кредиты для обслуживания взятых ранее.

Стресс-сценарий рассматривает вариант, при котором цена на нефть будет находиться на уровне $31–33/барр. в 2016–2017 гг., а к 2020 г. подорожает до $42/барр. Цены на газ также вырастут к 2020 г. до $175 за 1000 куб. м и до 2025 г. будут находиться практически на этом уровне.

После 2020 г. станет очевиден «острый кризис недофинансирования развития мировой нефтяной и газовой отраслей», в результате начнется рост сначала цен на нефть, а после 2025 г. – и на природный газ. Но баррель может превысить отметку в $100 не ранее 2035 г. В среду Brent торговалась у отметки $33,20/барр.

При стресс-сценарии нефтяная отрасль не достигнет показателей энергостратегии. Так, целевой вариант документа (отскок цен в этом году до $65–75/барр. с последующим медленным ростом до $100/барр. к 2035 г.) предполагает, что добыча будет оставаться стабильной до 2035 г. – 525 млн т и увеличится при хорошей конъюнктуре, консервативный ($55/барр. в 2015 г. с ростом до 2020 г. до $80/барр. и $95–105/барр. к 2035 г.) – падение до 476 млн т (предполагается, что Urals к 2020 г. вернется к $80/барр.). Добыча нефти в стресс-сценарии может снизиться до 460 млн т в год в 2020–2025 гг. с последующим незначительным ростом, т. е. на 14% к 2015 г.

При стресс-сценарии накопленные налоговые выплаты уменьшатся на 60–65%, вклад в ВВП сократится на 60–65% до 2022 г., а капитальные вложения – на 10–15%.

Газовая отрасль не достигнет показателей целевого сценария, но в целом возможна реализация консервативного, т. е. добыча газа к 2035 г. может увеличиться до 821 млрд куб. м по сравнению с 635,3 млрд в прошлом году. Накопленные налоговые выплаты снизятся на 20–25% до 2025 г., вклад в ВВП – на 30–38% в ближайшие три года, а капитальные вложения – на 7–10%.

«Масштаб этих последствий существенно зависит от уровня налоговой нагрузки на отрасль и возможностей привлечения заемного капитала», – поясняет представитель Минэнерго. Действующая налоговая система при текущей стоимости нефти позволяет выходить на окупаемость большинству проектов, многие новые имеют серьезные налоговые льготы, но добыча падает на зрелых месторождениях, поясняет старший аналитик «Атона» Александр Корнилов.

Энергостратегию до 2035 г. планировалось принять еще в 2014 г., но из-за санкций и падения цен на нефть ее рассмотрение было перенесено. На ее основе планируется подготовить генеральные схемы развития газовой, нефтяной, угольной и энергетической отраслей. В протоколе заседания президентской комиссии по ТЭКу, состоявшегося 27 октября 2015 г., говорилось, что Минэнерго доработает стратегию, а также нефтегазовые генсхемы к середине августа этого года.

Ситуация на мировом рынке быстро меняется и учесть всё в стратегии сложно, считает директор Small Letters Виталий Крюков. Поэтому этот документ в итоге может оказаться оторванным от реальности и в нем не будет смысла, добавляет он.