Бизнес
Бесплатный
Михаил Оверченко

Второй спорт после футбола

Рекламодатели обожают гольф, и это выражается в заработках профессиональных игроков

Призовые лучших профессиональных игроков в гольф могут исчисляться миллионами долларов в год, но от компаний-спонсоров спортсмены получают еще больше. Рекламодатели не уменьшают бюджеты на гольф, несмотря на проблемы в мировой экономике и некоторое падение интереса к этому спорту на развитых рынках.

Любовь к Вудсу

Прошло 20 лет с тех пор, как Тайгер Вудс выиграл свой первый из мейджоров (четырех самых престижных турниров мужского профессионального гольфа в сезоне), положив начало беспрецедентному росту интереса к этой игре. Интерес транслировался в увеличение количества игроков и телезрителей, а параллельно росли и заработки игроков, и отчисления рекламодателей.

Закат карьеры Вудса (последний мейджор американский гольфист выиграл в 2008 г.) совпал с мировым финансовым кризисом, сокращением расходов потребителей и некоторым падением интереса к игре. Например, в 2005 г. в США было 30 млн игроков (Национальный фонд гольфа NGF определяет их как людей в возрасте от шести лет, сыгравших за год хотя бы одну партию). Они тогда сыграли около 500 млн партий, в 2015 г. число игроков снизилось до 24,1 млн, которые провели около 450 млн партий, но США по-прежнему остаются крупнейшим гольф-рынком мира. И некоторое снижение числа игроков на доходах профессиональных спортсменов и расходах спонсоров практически не отразилось. По подсчетам Forbes, Вудс на протяжении 2001-2011 гг. удерживал титул самого высокооплачиваемого спортсмена в мире (в 2008 г. он заработал рекордные $115 млн). В рейтинге Forbes от июня 2015 г. отмечалось: хотя за предыдущие 12 месяцев Вудс получил лишь $600 000 призовых денег, его совокупный заработок составил $50,6 млн.

$1,65 млрд на рекламу

Рекламодатели не сокращают расходы – наоборот. Гольф остается для спонсоров вторым по значимости видом спорта в мире после футбола. По данным последнего отчета аналитической фирмы IEG, компании в 2014 г. потратили $1,65 млрд, чтобы разместить свои логотипы на турнирах по гольфу и одежде игроков. Это на 3,1% больше, чем годом ранее. Для сравнения: в теннисе они потратили $739 млн, а в бейсболе – $695 млн.

«Интересно, что при всех взлетах и падениях в экономике гольф остается спортом, связанным с бизнесом, и это делает его привлекательным для спонсоров», – цитирует Financial Times Гая Киннигса, руководителя спортивного агентства IMG Golf. По его словам, традиционные спонсоры, такие как BMW, Rolex, Nike и HSBC, в последние годы сохраняли расходы на прежнем уровне или даже увеличивали их.

Хотя в США и Великобритании общее количество игроков в гольф сокращается, этот спорт активно развивается в Южной Корее и Китае. Да и в США количество американцев, регулярно играющих в гольф (NGF считает такими тех, кто проводит восемь и более партий в год), с начала десятилетия остается стабильным – около 20 млн человек. А на них в 2015 г. пришлось 94% сыгранных партий и расходов на оборудование, отмечает NGF.

К тому же сейчас на смену Вудсу пришли несколько молодых игроков, которые активно конкурируют друг с другом и способны повысить интерес к игре со стороны представителей так называемого поколения миллениума – людей, чья молодость пришлась на 2000-е гг. «Можно с ходу назвать целый список», причем это глобальное явление, указывает Киннигс: 27-летний Рори Макилрой из Северной Ирландии, американец Джордан Спит (21 год), австралиец Джейсон Дэй (28 лет), японец Хидеки Мацуяма (24 года).

Топ-10 рынков экипировки для гольфа

Заработки лучших игроков

Основные деньги профессиональные гольфисты, как и многие другие спортсмены в индивидуальных видах спорта, зарабатывают не победами в турнирах, а на рекламных контрактах, участии в показательных выступлениях и иных мероприятиях. Вудс в 2012 г. преодолел планку в $100 млн призовых, полученных за всю профессиональную карьеру, став первым добившимся этого игроком в истории PGA Tour (организатор основных мужских профессиональных гольф-туров в Северной Америке). Однако в целом на призовые у него приходится менее 10% из $1,35 млрд, заработанных в общей сложности с 1996 г. В 2015 г. Forbes оценил его состояние в $700 млн ($100 млн, в частности, пришлось отдать после развода бывшей жене).

Основные деньги Вудсу принесли контракты с такими компаниями, как Accenture, AT&T, Buick, Gatorade, Pepsi, Gillette, TAG Heuer, Electronic Arts, Nike. Большинство из них перестали сотрудничать со спортсменом после того, как в 2009 г. стало известно о его супружеской неверности. Однако Nike, которая благодаря Вудсу вырастила гольф-подразделение с годовой выручкой в $711 млн, не разорвала отношения и платит ему более $20 млн в год. В конце 2014 г. он подписал контракт на, как сообщалось, $8 млн в год с индийским производителем мотоциклов и скутеров Hero MotoCorp. Другие его спонсоры – Kowa, MusclePharm, Rolex и Upper Deck. Кроме того, Вудс создал компанию, которая занимается проектированием полей для гольфа. После ряда неудачных попыток этот бизнес наконец пошел, отмечает Forbes: в 2014 г. открылось первое поле в Мексике, в 2015 г. – в США, идет работа над проектами в Китае и Дубае. Подробнее см. Игра на миллиарды

В 2015 г. Вудса впервые обошел по совокупному доходу за год другой гольфист – Фил Микелсон, хотя и всего на $200 000, по подсчетам Forbes: он получил $50,8 млн, в том числе $48 млн от спонсоров и организаторов мероприятий и выступлений. Микелсон сотрудничает с Callaway (использует на турнирах клюшки, мячи и сумки компании), Barclays, KPMG, Exxon Mobil, Rolex и производителем лекарств Amgen (Микелсон рекламирует лекарство от псориатического артрита, которое сам использовал для лечения). По остальным финансовым показателям он остается вторым гольфистом в мире, но сильно отстает от Вудса: $77 млн призовых и $600 млн совокупных заработков.

Nike не просто продолжает сотрудничать с Вудсом, – компания постаралась организовать передачу эстафеты от него Макилрою. Тот выиграл свой первый мейджор, Открытый чемпионат США, в 2011 г. в возрасте 22 лет, установив при этом рекорд турнира, проводящегося с 1895 г.: прошел поле с результатом 16 меньше пара. Макилрой возглавлял мировой рейтинг профессиональных гольфистов в общей сложности 95 недель. В 2013 г. портал SportsPro и телесеть Eurosport поставили его на 3-е место в рейтинге спортсменов, самых привлекательных с точки зрения маркетинга (вслед за футболистами Лионелем Месси и Неймаром). И это было обоснованно. В том же году Nike подписала с Макилроем самый крупный в спортивной истории Великобритании рекламный контракт на 150 млн фунтов ($220 млн) и выпустила рекламный ролик с Вудсом и Макилроем, где первый сыграл роль наставника. Объявляя о подписании контракта, тогдашний президент Nike Синди Дэвис говорила о способности Макилроя «устанавливать связь с болельщиками в любой стране». Послание было очевидным: если титул «величайшего гольфиста в мире» передается молодому претенденту, его по-прежнему будет сопровождать логотип компании Nike.

Макилрой также сменил Вудса в видеоигре компании Electronic Arts: версия 2015 г. называлась Rory McIlroy PGA Tour.

Сотрудничество с Макилроем рассматривал и Кевин Плэнк, основатель и генеральный директор производителя спортивной одежды Under Armour. Но в итоге в тот же день в 2013 г., когда Nike объявила о контракте с Макилроем, Under Armour сообщила: она договорилась с подающим надежды 19-летним гольфистом Джорданом Спитом, что он будет носить ее одежду. В начале 2015 г. компания заключила со Спитом уже 10-летний контракт, предполагающий, что за это время ни один другой бренд не появится на его одежде (финансовые условия не разглашались). И на Открытом чемпионате Великобритании, одном из четырех мейджоров, одежда Спита была украшена 16 логотипами UA.

Подписание контракта в начале 2015 г. могло сэкономить Under Armour $10-15 млн в год, отмечал Forbes. Дело в том, что после сделки Спит выиграл два мейджора, и если бы компания решила подписать контракт после этих побед, то ей скорее всего пришлось бы договариваться о сумме, близкой к $20-25 млн в год, которые Nike платит Макилрою. Forbes оценил заработки Спита за год по июнь 2015 г. в $19,8 млн: $8,8 млн призовых и $11 млн спонсорских, включая контракты с AT&T, Rolex, Titleist.

Игра и бизнес

Как отмечает Киннигс из IMG Golf, спонсорам особенно нравится то, что благодаря системе гандикапов, или игре с форой, гольфисты-любители могут играть с профессионалами (гандикап рассчитывается на основе сыгранных гольфистом партий, что позволяет игрокам разного уровня соревноваться в равных условиях). «Таким образом корпоративные гости спонсоров могут оказаться рядом со своими героями и сыграть с ними. В других видах спорта этого нет. Нельзя сыграть в футбол с Месси или в теннис с Джоковичем или соревноваться с Льюисом Хэмилтоном [в «Формуле-1»]», – говорит Киннигс.

Самый активный спонсор в гольфе – BMW: по данным исследования IEG, компания выступает партнером почти в трети турниров, где есть спонсор-автопроизводитель. Вероятность участия в них автомобильных компаний в четыре раза выше, чем корпораций в среднем, говорится в исследовании; на втором мест – производители спиртных напитков, на третьем – банки.

BMW ассоциируется с гольфом давно, является стратегическим партнером американского (PGA Tour) и Европейского туров, предоставляя призовой фонд, шаттлы, автомобили, говорит Василий Мельников, директор по корпоративным коммуникациям «BMW Group Россия» Василий Мельников. С 1999 г. BMW спонсировала большинство российских этапов Европейского тура Russian Open. Кроме того, компания проводит крупнейшую серию турниров для любителей BMW Golf Cup International, где лучшие игроки из разных стран затем едут на международный финал, и в рамках этой серии BMW выступает организатором и в России. «Это часть масштабного международногого события, которое подчеркивает ценности бренда. Из любительских чемпионатов он признается многими как наиболее профессионально устроенный. На этой платформе мы близко работаем с нашей аудиторией, с теми, кто разделяет ценности и кому близок образ жизни BMW», – объясняет Мельников интерес компании. Но отдельно с игроками в России BMW не работает. «Нынешний статус гольфа в России интересен, здесь есть близкая нам аудитория. Но это не тот предмет, который преподают в школе, а значит, пока гольфистов в России очень не много», – говорит Мельников.

Банк HSBC выступает спонсором гольф-турниров в тех странах, где хочет развивать свой бизнес. «Мы можем участвовать на тех рынках, которые важны для нас в данный момент. Объемы наших вложений в гольф со временем не меняются, меняется структура портфеля турниров – вместе с изменением, которые переживает наш бизнес», – сказал FT Джайлз Морган, директор отдела спонсорства HSBC в Гонконге. За последние 12 лет HSBC участвовал в 40-45 турнирах по гольфу, что помогло банку в Азии привлечь такую аудиторию, которую он не смог бы завоевать с помощью других видов спорта.

Завоевать международную аудиторию смог и легенда гольфа Арнольд Палмер, много сделавший для популяризации игры в мире. Уже несколько десятилетий покупатели в Азии приобретают одежду, ставшую синонимом американского стиля, в 400 магазинах его одноименной компании (всего у Arnold Palmer Group 500 магазинов, в том числе в Европе и Северной Америке, несколько загородных гольф-клубов, компания по проектированию полей и проч.). Хотя последнюю из своих 62 побед в PGA Tour Палмер одержал в 1973 г., самым доходным для него стал 2014 г., когда он заработал $42 млн.

Небогатые россияне

В России профессионалов, да к тому же показывающих выдающиеся результаты, не много, потому и спонсоров почти нет, говорит главный редактор российского Golf Digest Федор Гоголев: «Чтобы у кого-то был контракт, скажем, с Adidas или Nike на сумму с пятью-шестью нулями – такого точно нет». Лидер среди российских игроков – Мария Баликоева, она входит в число 60 лучших в европейском женском профессиональном гольфе, у нее есть небольшие контракты с итальянскими производителями одежды и обуви, говорит Гоголев.

Начиная с 2011 г. Мария (тогда – Верченова) заключила несколько контрактов, став лицом таких марок спортивной одежды, как Chervo, Duca del Cosma, Conte of Florence. Также у нее были спосорские контракты с производителем оборудования Wilson Golf и гольф-клубом «Завидово PGA National».

Помимо этого деньги игрокам могут выделять благотворители, но это лишь финансовая поддержка и частная инициатива, потому что «до заработков российским гольфистам пока далеко», отмечает Гоголев. Например, бывший №1 в профессиональном теннисе Евгений Кафельников, который в 2011 г. выиграл чемпионат России по гольфу, за свои деньги «устраивал близким товарищам по профессиональному цеху полноценную предсезонную подготовку за границей».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать