Бизнес
Бесплатный
Геннадий Анисимов
Статья опубликована в № 4085 от 31.05.2016 под заголовком: Как французские дальнобойщики победили

Правительство Франции также пыталось ввести свой «Платон»

Но отказалось из-за массовых протестов

На хороших и быстрых дорогах Франции среди прочей дорожной инфраструктуры легко заметить массивные металлические арки с установленной на них аппаратурой. Не надо пугаться – это не новейшие радары, которых действительно все больше и больше в стране, считающей 3000 смертей на дорогах в год непозволительной роскошью при населении 65 млн. Эти арки – только памятник неудачной попытке ввести в стране налог на грузовики, аналог российского «Платона».

Оцинкованные арки были установлены в 2011–2013 гг. для сбора экотаксы – налога с коммерческих машин массой свыше 3,5 т за вред, наносимый дорогам и экологии. Налог собирались брать за передвижение по части крупных – национальных и относящихся к департаментам – дорог протяженностью около 15 000 км. Приняли закон в целом в 2009 г., при правом правительстве президента Николя Саркози.

«Мы хотим ввести систему оплаты для грузовиков, которая уже есть в Германии, Швейцарии, Австрии, – рассказывал «Ведомостям» в 2009 г. госсекретарь по делам транспорта Франции Доминик Бюссеро. – Потому что сейчас водители грузовиков часто выбирают бесплатные дороги. Все испанские, португальские, марокканские грузовики, которые движутся на север Европы, пересекают Францию. Они заправляются в Испании, покупают там ветчину, воду и проч. и пересекают страну, не внося в экономику Франции ни сантима. С 2012 г. такое станет невозможным: система, установленная в каждом грузовике, будет калькулировать маршрут и списывать деньги в зависимости от протяженности пути. Мы полагаем, что эта спутниковая система будет приносить нам 900 млн евро ежегодно, при том что инвестиции в ее создание – 1 млрд евро».

После бурных обсуждений закон был окончательно одобрен в апреле 2013 г. и должен был заработать в полной мере с 2014 г.

Плата предполагалась от 8,8 до 15,4 евроцента за километр пробега и зависела от размера, веса и экологического класса машин. По уточненным расчетам, сборы с 800 000 грузовиков, из которых четверть иностранных, должны были с 2014 г. приносить ежегодно около 1,2 млрд евро, распределяясь между регионами и национальным агентством по финансированию транспорта AFITF, и идти на улучшение и развитие транспортной инфраструктуры.

Создать и обслуживать систему сбора и контроля должна была коммерческая структура по концессионному соглашению с государством. В 2011 г. конкурс выиграла Autostrade per l’Italia, входящая в итальянскую группу Benetton. В течение года с образованной ею структурой Ecomouv (акционерами которой также стали французские компании Thales, Steria, SFR и SNCF) был заключен контракт на 13 лет и 3 месяца, что, впрочем, сопровождалось судами и скандалами. Оператор должен был получить за услуги в общей сложности 2 млрд евро.

Ecomouv начала установку оборудования – контрольных арок на магистралях и передвижных тумб для двухполосных дорог. Хозяева грузовиков, подпадавших под экотаксу, должны были купить оборудование с трекерами GPS и радиопередатчиками. Сигналы с машин должны были считываться аппаратурой контроля на 173 арках и 130 тумбах, камеры на них – фотографировать нарушителей, а вся информация – обрабатываться в вычислительном центре. Рассчитанный налог выставлялся бы в счетах владельцам машин, а подписавшимся заранее на абонемент предполагалась скидка в 10%.

В начале 2013 г. стало понятно, что система не заработает, как предполагалось, в июне – из-за неполадок оборудования ввод в эксплуатацию экспериментального участка в Эльзасе был отложен на три месяца. А в октябре начались массовые протесты фермеров и водителей в Бретани, сформировавшихся в движение Bonnets rouges («Красные колпаки»), – с многотысячными манифестациями, перекрытием дорог и даже разрушением и порчей нескольких десятков арок. Через несколько дней после начала выступлений правительство заявило о приостановке начала сбора экотаксы, и началось долгое обсуждение изменений, пока в конце концов действие закона не было приостановлено министром экологии левого правительства социалистов Сеголен Руаяль. В октябре 2014 г. правительство расторгло контракт с Ecomouv, выплатив концессионеру около 800 млн евро компенсации.

Французское общество в вопросе экотаксы во время протестов «Красных колпаков», по опросам общественного мнения, разделилось примерно на две равные части. Сторонники эконалога указывали на вред природе от больших дизельных машин и ангажированность протестующих крупными транспортными компаниями, профсоюзами и оппозиционными политиками. Критики говорили, что процедура введения налога была непрозрачна и коррупционна, а практическая польза спорна. Например, Ecomouv получала бы за свою работу компенсацию по 250 млн евро в год из 1,2 млрд ожидаемых доходов. Как отмечала Le Figaro, обычно подобное государственно-частное партнерство обходится государству в среднем в 2–3% отчислений от выручки, а стоимость администрирования налогов французским государством – в среднем 1%.

После расторжения контракта правительство решило увеличить на 2 сантима акциз на дизельное топливо, что приносит теперь в казну дополнительно 800 млн евро в год.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать