Статья опубликована в № 4096 от 16.06.2016 под заголовком: Старые песни на новых трубах

Пытаясь встроиться в новую реальность, «Газпром» действует по старинке

Предлагает новые трубопроводные маршруты на знакомые рынки
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Мировой рынок газа будет сложно узнать через пять лет, говорится в новом среднесрочном отчете Международного энергетического агентства (МЭА). К 2021 г. глобальное потребление газа, прогнозирует МЭА, достигнет 3,9 трлн куб. м, увеличиваясь в среднем на 1,5% в год, а не на 2%, как ожидало агентство годом ранее. В 2015 г. спрос на газ вырос всего на 1% – гораздо меньше среднего за 10 лет уровня в 2,2%. Рост добычи в России и Каспийском регионе – отсюда экспортируется больше всего газа – замедлился вдвое по сравнению со средними значениями 2009–2015 гг. К этому привели слабый спрос в Европе и не такое быстрое, как предполагалось, увеличение потребления в Китае. Излишнее предложение СПГ ведет к ужесточению конкуренции между производителями, позволяя Европе и Китаю выбирать между трубопроводным и сжиженным газом в зависимости от его цены.

За последние два года «Газпром» заморозил два многомиллиардных проекта – газопроводы «Южный поток» и «Турецкий поток» из России в Европу – и объявил третий. Планам увеличить производительность магистрали «Северный поток» и отказаться в будущем от транзита газа через Украину, похоже, не мешают ни сопротивление Еврокомиссии, ни предыдущие неудачи, которые недешево обошлись компании. «Газпром» вновь запускает проект, не получив одобрения европейских стран и без контрактов с будущими потребителями. В условиях, когда политика все чаще вмешивается в экономику, две новые нитки «Северного потока» должны привести больше российского газа в Европу.

Меньше, чем хотелось

Надежды на растущий китайский рынок уже не такие безоблачные, как ранее. В июне «Газпром» и китайская CNPC начнут строительство приграничной части газопровода «Сила Сибири», по которому Китай будет получать 38 млрд куб. м ежегодно в течение 30 лет. Но российская часть продвигается не так скоро, как ожидалось: в этом году «Газпром» вдвое сократил объемы строительства до 400 км. Однако планы запуска трубы в 2018 г. не меняются, говорил зампред правления «Газпрома» Виталий Маркелов.

СПГ, а не труба

«Газопровод может проходить по территории многих стран <...> Политическая нестабильность в транзитных странах уменьшает надежность поставок, особенно когда расходятся интересы продавца, покупателя и транзитного государства, – прогнозировал в интервью «Ведомостям» в декабре 2013 г. министр энергетики и промышленности Катара Мухаммед бен Салех ас-Сада. – Доля газопроводных поставок будет снижаться, а СПГ продолжит расти». Нынешнее избыточное предложение СПГ на мировых рынках ведет к агрессивной конкуренции. Катар и США готовы приложить много усилий, чтобы получить заветных европейских покупателей. В апреле 2016 г. в португальский порт Синиш пришел первый газовоз с американским СПГ. Свои виды на европейский рынок есть у Ирана, недавно освободившегося от санкций.

Перспективы западного маршрута трубопровода в Китай – «Силы Сибири – 2» – еще более туманны. «Газпром» планировал подписать контракт на поставку 30 млрд куб. м газа весной этого года. Но стороны пока не пришли к согласию и могут вернуться к обсуждению объемов поставок, заявил руководитель китайской компании. Причем цена поставок газа из России в Китай по восточному и западному маршрутам будет отличаться, сообщил недавно председатель совета директоров CNPC Ван Илинь. По восточному маршруту у китайской компании полностью сформирована клиентская база, чего нельзя сказать о западном, говорил Ван Илинь в интервью телеканалу «Россия 24». «Поэтому сегодня мы должны совместно с российской стороной обсудить модель сотрудничества – с точки зрения разделения как выгод, так и рисков по этому проекту», – сказал он.

Кому нужен русский газ?

Европа стремится снизить зависимость от поставок «Газпрома». Заблокировав проект «Южный поток», Еврокомиссия поддержала строительство Трансадриатического трубопровода (ТАР). Вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович назвал начало строительства этого трубопровода в мае историческим событием, а сам ТАР – «главным инструментом в наборе европейской энергобезопасности». Проект стоимостью 5,6 млрд евро – часть Южного газового коридора, продолжение Трансанатолийского трубопровода, приведет в Италию газ второй очереди азербайджанского месторождения Шах-Дениз. Мощность трубы на первом этапе составит 10 млрд куб. м. Получателями газа могут быть страны Южной Европы. ТАР открывает возможность дальнейшего экспорта каспийского газа в Германию, Францию, Великобританию, Швейцарию и Австрию, сообщает оператор проекта ТАР AG. Шефчович надеется, что производительность трубопровода будет увеличена и в Европу придет также газ из Средней Азии.

Еврокомиссия находится в шаге от того, чтобы оценивать межправительственные соглашения о поставках газа с третьими странами до их подписания. В июне это решение одобрили министры энергетики стран ЕС, теперь слово за Европарламентом.

За прошедший год «Газпром» получил много сигналов, что пора перейти к более гибкому маркетингу. Чтобы удержать свою треть европейского рынка, компании придется изменить механизмы ценообразования, считает МЭА.

«Газпром» же планирует продавать больше, а не дешевле. «Мы идем на рекорд. И этот рекорд с каждым днем становится все более и более реальным», – заявил недавно зампред правления «Газпрома» Александр Медведев, говоря о прогнозе экспортных поставок газа в дальнее зарубежье на 2016 г. По итогам года компания может отправить в Западную Европу и Турцию 165 млрд куб. м газа против 158,6 млрд куб. м в 2015 г. Россия не готова снижать цены на газ для Белоруссии и Украины, говорил недавно министр энергетики Александр Новак.

Экономика Европы все больше нуждается в импортном газе, любят повторять руководители «Газпрома». Внутренняя добыча в Евросоюзе снижается и эта тенденция в ближайшие годы будет только укрепляться, считает концерн. За 10 лет доля импорта в потреблении природного газа европейскими странами приблизилась к 50%, объем потребления газа в 2015 г. вырос на 4%. Потребность в дополнительных поставках к 2025 г. «Газпром» оценивает не менее чем в 100 млрд куб. м в год. Эта вера уже привела к тому, что треть добычных мощностей «Газпрома» не востребована.

Но стратегические цели «Газпрома» и Еврокомиссии прямо противоположны: компания стремится уйти от украинского транзита, Европа – его сохранить. Политика дорого обходится «Газпрому». Из-за противодействия ЕС Путин остановил проект «Южный поток». «Газпром» заплатил партнерам – Eni, Wintershall и EdF – $1 млрд отступных. Итальянская Saipem, которая должна была проложить часть «Южного потока» по дну Черного моря, подала иск к «Газпрому» на 759 млн евро в Международную торговую палату в Париже.

После неудачи с «Южным потоком» «Газпром» объявил новый проект – «Турецкий поток». Первую нитку планировалось запустить в конце 2016 г., всего до конца 2019 г. предполагалось построить четыре нитки мощностью 63 млрд куб. м, но работы так и не начались. В ноябре 2015 г. турецкие ВВС сбили российский военный самолет. «Газпром» успел закупить для «Турецкого потока» трубы на 1 млрд евро и начать строить подводящую инфраструктуру. Оставшиеся трубы для наземной части компания планировала использовать для нужд «Северного потока – 2», но в земле останутся трубы на 18 млрд руб. Общий объем вложений в невостребованные проекты мог составить минимум 2,4 трлн руб.

Труба будет!

Впрочем, Россия никогда не отказывалась от южного маршрута для газопровода в Европу, сказал недавно президент Владимир Путин. Не оставляет намерений построить инфраструктуру для поставок в Европу новых миллиардов кубометров и «Газпром». Обсуждается проект Poseidon – газопровод в Грецию по дну Черного моря мощностью 12 млрд куб. м, идет подготовка к строительству «Северного потока – 2». Он почти полностью повторит маршрут по дну Балтийского моря в Германию первых двух ниток действующего «Северного потока». Запустить газопровод мощностью 55 млрд куб. м «Газпром» с партнерами (BASF, E.On, ENGIE, OMV и Shell) обещает до конца 2019 г. Строительству «Северного потока – 2» могут помешать законодательные ограничения ЕС. Но Nord Stream 2 начала закупки до получения разрешения от Еврокомиссии (как и «Южный поток» в 2012 г.): уже определены поставщики труб, идет тендер на их укладку. Заказ на поставку труб до разрешения Еврокомиссии выглядит странно после истории с «Южным потоком», считает старший аналитик Vygon Consulting Мария Белова, такая настойчивость мало кому нравится в Еврокомиссии. У «Северного потока – 2» больше шансов получить одобрение, считает Белова. Но пока против выступают 10 европейских стран, открыто поддерживает проект лишь Германия.

Судя по всему, цель строительства «Северного потока – 2» не только экономическая. В июне на открытии регаты Nord Stream Race, маршрут которой проходит вдоль «Северного потока», председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер сказал: «Регата, как и одноименная бестранзитная газотранспортная магистраль, успешно служит делу сближения России и Европы. С запуском проекта «Северный поток – 2» у наших экономических взаимоотношений с европейскими партнерами и у нашей регаты открываются новые горизонты».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more