Бизнес
Бесплатный
Алина Фадеева
Статья опубликована в № 4122 от 22.07.2016 под заголовком: Glencore оставят 25% в «Русснефти»

Доля Glencore в «Русснефти» снизится до 25%

Это произойдет в результате погашения долгов компании структурами Михаила Гуцериева

В августе доля Glencore в «Русснефти» снизится с 46 до 25% плюс 1 акция, говорится в отчете Moody’s. Это произойдет из-за того, что другие компании Михаила Гуцериева, которые недавно стали кредиторами «Русснефти», конвертируют займы в ее акции. В I квартале GCM Global Energy уже конвертировала в акции «Русснефти» заем в $154 млн, недавно свой заем на $836 млн конвертировала Belyrian, еще $164 млн компания конвертирует в августе – и на этом расчет с компаниями Гуцериева будет завершен. Представитель «Русснефти» не ответил на вопросы «Ведомостей», его коллега из Glencore отказался от комментариев.

«Русснефть» прибегла к займам аффилированных компаний, чтобы расплатиться с ВТБ. В конце года долг «Русснефти» составлял $2,4 млрд, по большей части перед ВТБ ($2 млрд), остальное – перед Belyrian и GCM Global Energy. В 2016 г. «Русснефть» заняла еще $700 млн у Belyrian и выплатила их ВТБ, теперь долг перед банком составляет $1,3 млрд. «Русснефти» удалось смягчить условия этого кредита, говорится в обзоре Moody’s. Изначально «Русснефть» должна была выплачивать банку по $40 млн до декабря 2017 г., а после этого погашать долг траншами в $400–440 млн. Теперь кредит нужно будет погашать с марта 2018 г. равными платежами в $60,2 млн до 2023 г. Также ВТБ снизил ставку с 8,3% до трехмесячной LIBOR + 5%. Все это позволит «Русснефти» сэкономить на процентах $144 млн в год, указывают аналитики Moody’s.

Менеджмент «Русснефти» «привел компанию в порядок» в преддверии IPO, рассказывал Гуцериев в интервью РБК-ТВ в июне. «Русснефть» разместит до 10% акций на Московской бирже, объяснял он. Этот пакет бизнесмен оценивает в $400–500 млн. Ранее совладелец группы «Бин» Микаил Шишханов говорил в интервью РБК, что «Русснефть» планировала разместить от 25 до 49% акций и уже нашла якорного инвестора.

Если рынок подтвердит оценку «Русснефти» в $4–5 млрд, начнется консолидация нефтяных активов семьи Гуцериевых на базе «Русснефти», рассказывал Гуцериев. Средства от размещения он обещал направить на дальнейшее снижение долга.

Теоретически Glencore может увеличить пакет в ходе IPO «Русснефти», говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Но обычно трейдерам неинтересно становиться полноправными партнерами, а значит, участвовать в управлении и финансировании, они владеют небольшими пакетами, чтобы просто иметь доступ к нефти, объясняет он. Особенно это актуально сейчас: трейдеры зарабатывают на комиссии с продажи и дорогой, и дешевой нефти. Но если трейдер – крупный акционер нефтяной компании, падение цен на нефть становится для него реальным риском, заключает Полищук. «Торговый дом, занимающийся торговлей сырьевыми товарами, должен оставаться прежде всего торговым домом. И он должен быть независимым. В противном случае есть риск, что вы покупаете у своей добывающей материнской компании слишком дешево и продаете свой товар на ее НПЗ слишком дорого», – рассказывал в интервью «Ведомостям» владелец Gunvor Торбьорн Торнквист.

Сложно сказать, с кем Гуцериеву будет комфортнее работать в рамках партнерства: с крупным акционером, таким как Glencore, или с несколькими финансовыми инвесторами. Это зависит от стратегии «Русснефти», ее потребностей и взаимоотношений между компанией и действующими партнерами, а также готовности строить их с новыми, говорит партнер корпоративной практики Goltsblat BLP Антон Панченков. Да и финансовые инвесторы бывают разные: есть такие, кто не вмешивается в операционную деятельность, а есть агрессивные игроки, которые, если что-то пойдет не так, могут посягнуть и на весь бизнес, рассуждает юрист.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)