Статья опубликована в № 4173 от 03.10.2016 под заголовком: Игорь Сечин выиграл в приватизацию

Игорь Сечин пообещал за «Башнефть» больше всех

Бюджет будет рассчитывать на синергетический эффект, аналитики в нем сомневаются

«Роснефть» не будут ограничивать в допуске к приватизации «Башнефти», заявил первый зампред правительства Игорь Шувалов, постановление правительства о начале процедуры приватизации «Башнефти» должно было появиться 30 сентября. Продажа «Башнефти», а затем и доли в «Роснефти» должна принести свыше 1 трлн руб. до конца года, радовался Шувалов: консультанты правительства в этом заверяют.

Допускать ли «Роснефть» до приватизации «Башнефти», чиновники обсуждали все лето. Против были помощник президента Андрей Белоусов и вице-премьер Аркадий Дворкович: оба говорили, что госкомпании к приватизации допускать не следует, а «Роснефть» формально хотя и не госкомпания (принадлежит «Роснефтегазу», а он – правительству), по сути, это ничего не меняет. Белоусов даже назвал глупостью такую приватизацию.

«Башнефть» была готова к публичным торгам, но председатель правительства Дмитрий Медведев отложил приватизацию. Перенос торгов и был связан с тем, что премьер и президент не могли решить, допускать ли к ним «Роснефть». «Очень сильное давление от [главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря] Сечина», – описывал чиновник правительства.

Затем в интервью Bloomberg президент Владимир Путин заявил, что, хотя продажа «Башнефти» «Роснефти» не лучший вариант, для бюджета важно, кто даст больше денег, и не стоит дискриминировать ни одного из участников рынка. «Роснефть» обещала очень высокую цену, больше всех, объясняет высокопоставленный чиновник, но не говорит, сколько именно.

«Роснефть» получит хорошую синергию, купив «Башнефть», крупные расходы оправданны, уверен чиновник. Сечин оценил синергетический эффект в 160 млрд руб.

Госпакет «Башнефти» (50,08%) предварительно оценен в 297–315 млрд руб. Будут, конечно, торги, но, по сути, это значит, что принято решение отдать «Башнефть» «Роснефти» – «Лукойл» явно не готов столько платить, заключает чиновник.

Президент «Лукойла» Вагит Алекперов говорил, что не будет переплачивать за «Башнефть». «Роснефть»– основной претендент на госпакет «Башнефти», сказал и президент Башкирии (акционер «Башнефти») Рустэм Хамитов.

«Это точно не должны быть ни госденьги ни в какой форме, ни деньги госбанков», – предупреждает высокопоставленный чиновник. У «Роснефти» сейчас немало ликвидности – на конец II квартала 2016 г. на ее счетах было свыше $22 млрд, сказано на сайте компании. «Роснефти» нужно финансировать проект Восточной нефтехимической компании, на которую она просила деньги в том числе у государства, замечает федеральный чиновник. Ей нужно финансировать обширную инвестпрограмму, соглашается аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук, но «Башнефть» – очень хороший актив и точно даст синергетический эффект.

Сечин предложил схему, в которой выигрыш бюджета максимален: сначала «Роснефть» покупает «Башнефть», платя в бюджет больше конкурентов, «Башнефть» повышает капитализацию «Роснефти» и 19,5% «Роснефти» будут проданы дороже $11 млрд, полагает другой федеральный чиновник. Сечин описывал эту схему в письме к министру экономического развития Алексею Улюкаеву («Ведомости» ознакомились с письмом) и называл ее монетизацией синергии.

Доходы от продажи «Башнефти» классифицируются как источник покрытия дефицита бюджета, а доходы от продажи «Роснефти» поступают в бюджет через дивиденды «Роснефтегаза» и, значит, учитываются как доходы бюджета, снижают бюджетный дефицит, а это – одна из задач правительства.

Минфин закладывает в бюджет на 2016 г. доходы от приватизации в 382 млрд руб. (помимо «Башнефти» они включают деньги от продажи «Алросы»), пакет «Роснефти» может принести около 700 млрд руб. В 2017–2019 гг. на приватизацию рассчитывать не приходится – Минфин заложил доходы от нее в размере 6 млрд руб. ежегодно.

Такая схема выгодна и руководителям «Роснефти». По данным с ее сайта, акциями владеют Сечин (0,1273%), Маттиас Варниг (0,0009%), Юрий Калинин (0,0019%), Дидье Касимиро (0,0043%), Петр Лазарев (0,0042%), Эрик Морис Лирон (0,0051%), Юрий Нарушевич (0,00006%), Зелько Рунье (0,0036%), Дональд Хамфриз (0,0021%), Аркадий Шишкин (0,0036%).

Полищук считает, что синергетический эффект преувеличен: он должен сначала проявиться, окупить вложенные деньги. Да и для стратега, который купит пакет «Роснефти», это тоже не будет иметь значения, уверен он: инвестор будет покупать влияние на операционную деятельность.

По сути, для бюджета эта схема – просто способ изъять у «Роснефти» так нужные деньги, говорит федеральный чиновник. Были в правительстве надежды изъять у «Роснефти» деньги, раз у нее их так много, например через дивиденды, вспоминает другой чиновник, но оказалось слишком сложно и взяли 35% по МСФО, а не 50%, как решило правительство, опять же потому, что «Роснефть» формально не госкомпания.