Статья опубликована в № 4187 от 21.10.2016 под заголовком: Нефть разворачивается

Спад на нефтяном рынке завершился, считают производители

Но они расходятся в мнениях о том, грозит ли ему нехватка предложения из-за сокращения инвестиций

Когда руководители нефтедобывающих и трейдинговых компаний, а также работающие на нефтяном рынке инвесторы собрались на этой неделе в Лондоне на конференцию Oil & Money, Brent торговалась по $52 за баррель – у той же отметки, что и год назад. За этот период цены успели рухнуть до $27,1 в январе, но их возврат на максимальный за прошедший год уровень внушает участникам сектора надежду, что худшее для нефтепроизводителей позади.

«Мы в конце периода значительного спада. Фундаментальные показатели улучшаются, и рынок ребалансируется», – заявил на конференции министр энергетики Саудовской Аравии и председатель совета директоров Saudi Aramco Халид аль-Фалих. Росту оптимизма среди участников рынка в последнее время способствовало достижение странами ОПЕК в конце сентября предварительной договоренности о сокращении нефтедобычи.

В секторе наблюдается активизация – как среди производителей, так и инвесторов. Американская Extraction Oil & Gas на прошлой неделе провела IPO и привлекла $644 млн, что стало крупнейшим размещением акций в энергетическом секторе с начала обвала цен на нефть. Число работающих буровых установок в мире после почти безостановочного сокращения в прошлом году растет уже четыре месяца подряд, свидетельствуя о более активной разработке месторождений. Особенно это заметно в США, где число буровых, прежде всего на сланцевых месторождениях, с мая выросло на четверть.

Говорить о том, что оптимизм в полной мере вернулся в нефтяную отрасль, пока рано, считает Том Эллакотт, начальник отдела корпоративных исследований Wood Mackenzie: если не считать сланцевую добычу в США, пройдет немало времени, прежде чем можно будет говорить о разморозке инвестиций. Вложения в разведку и добычу сократились с $700 млрд в 2014 г. до $400 млрд в 2016 г., а капиталовложения примерно на $1 трлн были отменены или отложены, по подсчетам Wood Mackenzie. «Сектор переходит от выживания к восстановлению. Но компании все еще действуют осторожно, уделяя первостепенное внимание контролю за капиталовложениями и обеспечению денежного потока», – говорит Эллакотт.

В 2015 г. были найдены запасы на 2,7 млрд барр.; это наименьшее значение почти за 70 лет и лишь около 10% от долгосрочного среднего показателя. В этом году, по всей видимости, будет открыто еще меньше запасов. «Рынок ждет нехватка предложения», – предостерегает Пол Хорснелл, директор по анализу сырьевых рынков Standard Chartered.

Не все с ним согласны. Способность сланцевых добытчиков в США быстро нарастить добычу будет ограничивать рост цен, заявили на конференции несколько лидеров отрасли. Поэтому, считает Райан Лэнс, гендиректор ConocoPhillips, найти обоснование для массированного наращивания инвестиций в разведку и разработку традиционных месторождений по-прежнему будет сложно.

Лэнс и другие топ-менджеры говорили о смене стратегии: вместо того чтобы реализовывать высокорискованные, многолетние проекты на морском шельфе в отдаленных регионах, компании теперь концентрируются на повышении эффективности существующих операций, а разработки стараются начинать там, где есть готовая инфраструктура. «В 1990-х и 2000-х гг. отрасли для роста нужны были мегапроекты. Но сланцевая нефть изменила экономику нефтедобычи. Компании ищут проекты с более коротким циклом реализации, нужна гибкость, чтобы быстро нарастить или сократить добычу», – пояснил Лэнс.

BP на прошлой неделе отказалась от сложного, дорогого и неоднозначного с точки зрения эффекта для окружающей среды проекта у южных берегов Австралии. Другой крупный проект компании, Mad Dog 2 в Мексиканском заливе, будет реализован; однако он представляет собой расширение добычи на уже существующем месторождении, а его стоимость была сокращена с $20 млрд до $9 млрд. «Инвестиции возвращаются. Но лишь в самое лучшее», – заявил гендиректор BP Боб Дадли.

При жестком контроле за расходами проекты на шельфе могут быть оправданы, считают в Royal Dutch Shell. Цена для обеспечения прибыльности ряда ее глубоководных проектов снизилась с $70 до $45 за баррель благодаря упрощению и стандартизации процессов и планирования, а также выбиванию скидок из поставщиков, заявил директор подразделения добычи Энди Браун. «Главный принцип теперь – стоимость прежде объема. Проекты не получат добро, если не будут гарантировать строго определенную норму доходности», – добавил он.

Чтобы инвестиции восстановились в значительном объеме, цены должны подняться до $60-80 за баррель, считает Джон Хесс, гендиректор одной из крупнейших независимых нефтяных компаний США Hess Corporation. «Если цена в $100 была слишком высокой для мира, то $50 – слишком низкая для отрасли. Она должна быть где-то между этими отметками», – сказал он.

Перевел Михаил Оверченко