Статья опубликована в № 4197 от 07.11.2016 под заголовком: «Башнефть» дорожает постфактум

Группа «Альянс» собрала на «Башнефть» больше «Роснефти»

Группа привлекла почти 334 млрд рублей с помощью кредитов пула европейских и азиатских банков

Президент группы компаний «Альянс» Дмитрий Никитин 12 октября, т. е. в день, когда официально закрылась сделка «Роснефти» и «Башнефти», написал премьеру Дмитрию Медведеву открытое письмо «О продаже госпакета акций «Башнефти» (с его содержанием ознакомились «Ведомости»). Представитель премьера предложил обратиться в Минэкономразвития. «Письмо в Минэкономразвития поступило, ответ будет направлен в установленные сроки», – сказал представитель министерства.

В письме Никитин сообщает, что группа компаний «Альянс» создана специально для покупки госпакета «Башнефти». По данным «СПАРК-Интерфакса», Никитину принадлежит 100% «Альянса» (зарегистрирован в июле 2016 г., уставный капитал – 1 млн руб.). Никитину также принадлежит 20% в ООО «Русская энергетическая компания» (производство, передача и распределение электроэнергии). «У меня нет большого бизнеса. Я не аффилирован с кем-то из олигархов. И не было желания им стать», – заверил Никитин «Ведомости». Опрошенные «Ведомостями» чиновники и сотрудники нефтяных компаний не слышали о группе «Альянс».

«Альянc» предложил за госпакет «Башнефти» 333,7 млрд руб. – это собственные средства и долгосрочные кредиты пула европейских и азиатских банков, говорится в письме. «Роснефть» заплатила 329,69 млрд руб. Никитин объяснил, что одобрен кредит на сумму до 345 млрд руб., вернуть его компания рассчитывала за 12–14 лет. Ни партнеров, ни банки Никитин не назвал, но заметил: «Все, кто был причастен к проекту, так или иначе связаны или были связаны с республикой. Задача была в том, чтобы актив после приватизации остался в Башкирии, чтобы республиканская бизнес-элита занималась «Башнефтью». В менеджмент и совет директоров вошли бы люди, которые жизнь отдали «Башнефти» и республике и отлично понимают этот актив, сообщил Никитин.

Эффективность и госкомпании

В России есть эффективные компании, пишет Никитин, приводя в пример «Лукойл» и Антипинский НПЗ (претендовали на пакет «Башнефти»); «Роснефть» по большинству экономических показателей далеко не самая эффективная, считает он. Покупка «Башнефти» «Роснефтью» повысит капитализацию последней и даст ей возможность временно улучшить некоторые показатели, но никак не отразится на интенсивности ни отрасли в целом, ни экономики региона, уверен Никитин. Какой смысл было объявлять о конкурсе, если решение уже принято, риторически спрашивает в письме Никитин, в чем смысл для бюджета фактически немонетарного перехода госкапитала из одного состояния в другое и как теперь убеждать иностранные компании инвестировать в российскую экономику при привилегированном положении госкомпаний?

Заявку в «ВТБ капитал» (агент по приватизации) компания не подавала. Собиралась подать в правительство, но не успела. Всего было девять претендентов на «Башнефть», юридически обязывающую оферту по собственной инициативе предложила «Роснефть», другим претендентам этого сделать не предлагали, сообщали источники «Ведомостей».

«Мероприятия по продаже госпакета акций «Башнефти» носили кулуарный и закрытый характер и фактически ограничили доступ к приватизации всех заинтересованных сторон», – пишет Никитин премьеру: реальная рыночная цена «Башнефти» могла быть выше.

Представители «Роснефти» и Башкирии не ответили на запросы «Ведомостей».

Привлечь такую большую сумму (334 млрд руб.) очень сложно для небольшой и недавно созданной компании, говорит директор московского офиса Urus Advisory Алексей Панин: «Очевидно, компания действует в интересах какой-то компании или высокопоставленных лиц». Он напоминает о других странных претендентах на «Башнефть» – «Татнефтегазе», который собственников не раскрыл, и «Лайтхауз донойлгазе» из Ростова-на-Дону (владелец – гражданин Австралии Владимир Джамирзе), предлагавших $6 млрд каждый. Государство не отдало бы «Башнефть» подобным малоизвестным компаниям, уверен Панин.

«Приватизация «Башнефти» была политической, а не экономической. Это была борьба административных ресурсов, а не финансовых предложений, и на этом поле фаворит нарисовался довольно быстро», – заключает Алексей Панин.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать