Менеджерам «Роснефти» может достаться часть выкупленных акций

Это корпоративная инициатива, говорят чиновники
Опционная программа позволит повысить капитализацию «Роснефти», считают эксперты /Е. Разумный

Фонд «Энергия», принадлежащий бывшему министру энергетики Игорю Юсуфову, сообщил на прошлой неделе, как могла бы развиваться приватизация «Роснефти». Фонд Юсуфова уже зарекомендовал себя как вестник российской приватизации – он первым сообщил, что «Роснефть» может выкупить собственные акции. Следующим шагом, по версии фонда, может стать опцион на часть этих акций – для долгосрочного стимулирования менеджмента. Оставшиеся же акции (всего продается 19,5%) можно частично вывести на российскую биржу, предполагает фонд, а частично продать крупным иностранным инвесторам. Возможен и обмен активами с иностранцами (в основном из Азии), так что пакет можно оценить значительно выше 700 млрд руб. (в бюджетных материалах – 703,5 млрд. – «Ведомости»), полагает «Энергия».

Возможно, пакет будут дробить, не исключено, что какая-то доля пойдет на опционную программу для менеджмента, говорит федеральный чиновник: но не более 0,1%. Детали этой программы неизвестны, их определит сама «Роснефть», считает он.

Вариант обсуждается, знает и другой федеральный чиновник: такова инициатива «Роснефти». Представители «Роснефти», первого вице-премьера Игоря Шувалова и Росимущества отказались от комментариев.

По данным «Роснефти», менеджменту компании и ее «дочек» принадлежит 0,155132% ее акций, самый большой пакет у главного исполнительного директора Игоря Сечина – 0,1273%.

Сначала хотели продать в одни руки, стратегическому инвестору, все 19,5% «Роснефти», чтобы получить премию за большой пакет, на этом настаивал помощник президента Андрей Белоусов, но сейчас обсуждается именно консорциум инвесторов, рассказывают чиновники.

Другие опционы

У Evraz опционная программа действует с 2007 г., в 2016 г. под нее выделено 0,215%. У Polymеtal в 2016 г. на опционы предложено 0,035%. В «Интер РАО» с февраля действует двухлетняя опционная программа на 2% уставного капитала. Опционная программа до 2019 г. была принята до приватизации и у «Башнефти», она должна обеспечить топ-менеджерам не менее 50% их дохода, а средним менеджерам – не менее 33%.

Их имена уже известны правительству, говорил недавно чиновник финансово-экономического блока правительства, собеседники «Ведомостей» назвали китайские CNPC и Sinopec, индийскую ONCG, казахстанскую «Казмунайгаз» и российский «Сургутнефтегаз»: президент Путин, возможно, предлагал «Лукойлу» поучаствовать в приватизации «Роснефти».

Иностранному инвестору может быть интересно участие в «Роснефти» даже без реального контроля – это участие в совместных проектах, сотрудничество между странами, отмечает аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. Продать на бирже до 4% предлагала бывшая руководительница Росимущества Ольга Дергунова. Продажа на бирже до сих пор кажется сомнительной, основные рыночные инвесторы, западные фонды, все равно не примут в размещении участия, говорит федеральный чиновник: но если будет обратный выкуп, решать все равно будет «Роснефть».

Для менеджмента опционная программа может оказаться очень выгодной – цена на нефть в долгосрочной перспективе будет расти, считает Полищук.

Долгосрочная система мотивации, увязанная с динамикой капитализации, – это элемент лучшей практики вознаграждения, конкретные формы и суммы определит совет директоров, говорит директор Deloitte Олег Швырков: главная цель – создать у менеджмента такую же финансовую мотивацию, как и у акционеров.

Опционные программы всегда хорошо влияют на рейтинги, они повышают капитализацию, считает партнер Top contact Артур Шамилов: «А это очень важно накануне продажи акций «Роснефти».

В последнее время идет смещение от опциона в сторону реальных или фантомных акций, знает Швырков: опционы – инструмент, который сложно оценить и компании, и инвесторам, и аналитикам.

Еще один вариант развития событий – акции зависнут на балансе «Роснефти», если компания не договорится с покупателями, предполагает один из чиновников. Это повысит роль менеджмента, который сможет голосовать купленными акциями. Казначейские акции надо погасить или продать в течение года, но не придется этого делать, если бумаги купят «дочки» «Роснефти». В России распространена практика квазиказначейских акций – либо у компании так исторически складывается, либо эти акции держат под те же опционные программы, рассказывает Швырков.

По данным исследования Deloitte, на конец 2015 г. у 28 из 120 публичных российских компаний имелись квазиказначейские акции, их средняя доля составляла 7% обыкновенных акций (медианная – 4%), приводит данные Швырков.