Бизнес
Бесплатный
Ринат Сагдиев| Мария Дранишникова| Елена Виноградова|Бэла Ляув
Статья опубликована в № 4246 от 23.01.2017 под заголовком: Лекарственный таран

Почему Москва платит так дорого за лекарства

На многих тендерах нет конкуренции, поэтому заказы размещаются по максимальной цене

В декабре прошлого года в Москве разгорелся скандал вокруг городской онкологической больницы № 62. Ее главный врач Анатолий Махсон раскритиковал решение городского департамента здравоохранения лишить лечебное учреждение автономного статуса и тем самым права самостоятельно закупать медицинские препараты. Он заявил, что больница покупала лекарства в разы дешевле департамента. По оценке отраслевого издания Vademecum и аналитической компании Headway Company, больница № 62 в 10 из 13 закупок аналогичных онкопрепаратов получила цены на 13–79% ниже, чем департамент.

В ответ заммэра Москвы Леонид Печатников заявил, что 62-я больница покупала лекарства на грани срока годности. В конце декабря Махсона уволили. Уже в этом году Печатников объяснял, что помимо всего прочего производители продавали лекарства больнице по «благотворительной» цене. Так делала крупная фармкомпания «Биокад»: сначала она поставляла препараты бесплатно по просьбе главврача, а затем стала продавать их по символической цене, рассказал гендиректор «Биокада» Дмитрий Морозов.

«Ситуацию пытаются подать как мой личный конфликт с Печатниковым, мол, я поднял тему госзакупок, потому что не хотел терять теплое место, но я ушел бы с поста главврача в любом случае, потому что работать становится невозможно», – заявил Махсон «Ведомостям». Непрозрачная система закупок приводит к завышению цен, перебоям в поставках и нехватке препаратов, считает бывший главврач. Печатников заявил, что закупки не курирует, и переадресовал все вопросы в департамент здравоохранения. Представитель департамента на вопросы про закупки не ответил.

«Ведомости» изучили, как и что закупает мэрия и ее структуры. Итог таков – конкуренция среди поставщиков оказалась на удивление невысокой. И хотя на рынке активно работают все крупнейшие федеральные игроки, больше всего заказов достается менее известным компаниям, основанным владельцами группы компаний «Европейский медицинский центр» (European Medical Center, EMC), в которой когда-то работал сам Печатников, или их партнерам.

Крупный заказчик

Много ли закупает Москва? На медицинские препараты и оборудование город тратит примерно столько же, сколько и Минздрав России. По данным сайта госзакупок, последний в 2016 г. разместил заказы на 54,43 млрд руб. Департамент здравоохранения Москвы (ДЗМ) и подконтрольное ему ГКУ «Агентство по закупкам (контрактная служба) ДЗМ» – на 54,79 млрд руб. В городе есть еще один крупный заказчик, вернее, заказчики с заказами более чем на 20 млрд руб. в год – это более 30 городских больниц, проводящих самостоятельные закупки.

Дорого ли закупает Москва? Противоопухолевые препараты одного из крупнейших поставщиков – «Биокада» обходились департаменту дешевле, чем в среднем по стране, сообщил представитель этой компании со ссылкой на данные госзакупок. Судя по ним, департамент экономил в зависимости от препарата от 10 до 68% по сравнению со средними закупочными ценами. Более того, на одном из последних аукционов Москва добилась от «Биокада» такого снижения цен на препараты, какого не добивался никто другой, рассказал Морозов.

Один из лидеров федерального фармрынка – «Р-фарм» старается держать одинаковый уровень цен по всей стране, сообщил топ-менеджер компании.

Тем не менее из документации закупок видно, что очень часто фармацевтические аукционы выигрывают их единственные участники – по начальной цене. В целом торги устроены так. Устанавливается начальная цена. Она определяется по данным госреестра предельных отпускных цен производителя на препараты, входящие в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов плюс 10% НДС. Это максимальная цена, по которой производитель может продавать оптовым покупателям свою продукцию. Участники торгов играют на понижение. Кто предложит наименьшую цену – тот и победил.

Но конкуренции очень часто не случается. Например, в прошлом году на 26 крупнейших аукционах ГКУ с начальной ценой лотов выше 200 млн руб. заявку делал единственный участник. Торги признавались несостоявшимися, а с единственным поставщиком заключался контракт по начальной максимальной цене. «Р-фарм» таким образом получила шесть контрактов на 2,6 млрд руб. «Фармстандарт» – пять на 2,4 млрд руб., «Ирвин 2» – три на 1,4 млрд руб.

В нечастых случаях, когда на аукционе появлялся второй участник, цены на лекарства падали в разы. Так, на декабрьском аукционе ГКУ на право поставки противораковых препаратов трастузумаб и бевацизумаб конкурировали «Р-фарм» и «Биокад-фарм». Победа досталась второй. Компания снизила цену на трастузумаб в два с лишним раза до 628 млн руб., а на бевацизумаб – почти в три раза до 223 млн руб. При начальной цене на трастузумаб в 71 364 руб. за упаковку (440 мг № 1) «Биокад» поставил агентству препарат за 34 712,80 руб.

Для сравнения: по итогам аукциона ДЗМ в августе 2016 г. контракт был заключен с единственным участником, ФК «Продвижение». Компания продала онкопрепарат по максимальной начальной цене – 66 180 руб. (без учета НДС). Это предельная оптовая цена для «Биокада», указанная в реестре препаратов.

Самые низкие цены на этот препарат в госзакупках «Ведомости» обнаружили в Чечне. Минздрав республики в прошлом году закупил этот препарат по 31 866 руб. за упаковку. А 62-я больница в прошлом году покупала трастузумаб по 49 740 руб. за упаковку.

У кого чаще всего закупает Москва? По сумме сделок лидируют «Фармадис», «Тагор», «Эзра» и «Аквиста». Все они так или иначе были связаны с основателями, менеджерами ЕМС или их партнерами, подсчитали «Ведомости» (см. врез). За прошлый год, по подсчетам «Ведомостей», перечисленные компании выиграли городские аукционы на 14,7 млрд руб. Это 27% от закупок департамента и ГКУ за 2016 г. Ближайшие конкуренты – «Фармстандарт» и «Биокад», совладельцем которого является «Фармстандарт», получили заказы на 8,9 млрд руб., «Р-фарм» – на 7,4 млрд руб.

Лидеры выигрывали тендеры не только города, но и больниц. И лишь 62-я больница в 2016 г. ничего у них не покупала. Махсон говорит, что эти компании не знает. Но отмечает, что после централизации закупок в конце 2014 г. конкурсы на онкопрепараты стали выигрывать мало известные прежде компании.

Компания-таран

За последние шесть лет компании, основанные бывшим владельцем соковой компании «Нидан» и совладельцем EMC Игорем Шиловым и его партнерами, стали для Москвы крупнейшими поставщиками томографов, различных фармацевтических препаратов, расходных материалов, от перчаток до запчастей медицинского оборудования, и даже детского питания.

Начинали они с томографов. «Фармадис» и еще две компании, связанные с бывшими владельцами «Нидана» и их партнерами, стали крупнейшими поставщиками этих аппаратов для московских больниц, получив от департамента контракты на 12 млрд руб. (с учетом поставок в начале 2012 г.).

Печатников тогда объяснял, что его бывшие партнеры по ЕМC помогли «сломать» рынок и снизили цены на медицинское оборудование в несколько раз. «В 2011–2012 гг. я и другие акционеры ЕМС откликнулись на призыв тогдашнего министра здравоохранения Москвы Леонида Михайловича Печатникова помочь разрушить сложившуюся коррупционную систему закупок томографов и другой тяжелой медицинской техники, при которой цена оборудования, поставляемого для госнужд, была в два, а то и в три раза выше, чем закупал ЕМС для оснащения своих госпиталей», – передал «Ведомостям» Шилов. По его словам, цель была достигнута: «Не только мы, конечно, но антимонопольное ведомство, правоохранительные органы пробили эту стену – государство стало закупать медтехнику за реально рыночные цены».

Но потом, продолжает Шилов, он в бизнесе госзакупок разочаровался и решил им не заниматься. «Результат для нас был не столь радужный: потерянное время и здоровье; поставленная под сомнение деловая репутация, ибо у нас те, кто работает с государством, – это непременно жулики, и доказывать, что ты не верблюд, не хватит жизни; доход на собственные вложенные средства такой, что выгоднее было бы деньги на депозит положить, – объясняет Шилов. – Все время возникали дополнительные издержки: помещения городских больниц под монтаж медицинской техники готовились иногда с 12-месячным опозданием, департамент вовремя не платил, были колебания валюты, возникали затраты по хранению оборудования».

Он и его партнеры решили продать все компании топ-менеджерам. Что и было сделано, продолжает Шилов. Сам он уехал из России. Сейчас его бизнес-интересы сфокусировались в Юго-Восточной Азии, говорит бизнесмен. Совладельцем ЕМС он остается, но управлением не занимается, продолжает Шилов.

Лечебные связи

Печатников работал главврачом Европейского медицинского центра (EMC) в Москве с 2004 г. и владел 2,6% акций компании. При нем небольшая бутик-больница превратилась в крупный медицинский холдинг. В 2008 г. EMC за $110 млн купили Игорь Шилов, Леонид Шайман и Чаба Бальер. Годом ранее они продали соковую компанию «Нидан» за $400 млн. В 2010 г. Печатникова назначили руководителем департамента здравоохранения Москвы, в 2012 г. повысили до заместителя мэра. После ухода Печатникова в мэрию фирмы, связанные с акционерами EMC, стали поставщиками департамента.
Шестого июля 2011 г. на Кипре были созданы две компании – ARS-Medicine Limited и ARS-Phoebea Limited. ARS-Medicine Limited учредила в Москве АО «Фармадис». Позже Печатников и Шилов говорили «Ведомостям», что «Фармадис» принадлежит акционерам EMC. «Фармадис», а также принадлежащий кипрской Nidan Juices «Джи эл эн-инвест» и АО «Инопром-мед» Владимира Смагина стали крупнейшими поставщиками томографов для московских больниц.
ARS-Phoebea Limited была позже переименована в Olemed Holding Limited и приобрела 70% в АО «Эзра» (сделкой занимался бывший юрист «Нидана» Сергей Шумей). Остальные 30% в «Эзре» получила израильская компания Elsmed Healthcare Solutions, официальный дилер Vairan, Philips и IBA в России. С 2015 г. «Эзра» стала основным поставщиком запчастей для сложной медтехники по заказу «Гормедтехники». На долю компании пришлось почти 80% от всех закупок: 2,9 млрд из 3,7 млрд руб., потраченных «Гормедтехникой» в 2015–2016 гг. 
Структуры ЕМС обслуживались в маркетинговом агентстве «Гранатовое дерево», с 2012 г. принадлежавшем лично Шилову. Среди клиентов агентства была фирма «Лаваль», собственником которой числилась Ирина Кошелева. В 2012 г. она продала «Лаваль» Сергею Чушкину. Компания сразу стала крупным поставщиком ультразвукового и прочего медицинского оборудования – в 2012 г. она заключила пять контрактов с департаментом на 1,5 млрд руб. В 2013 г. Чушкин продал «Лаваль» панамской компании Itaka Ventures, компания больше не повторяла рекордных поставок.
В 2013 г. Чушкин приобрел у кипрской Peachtree Developments Limited только что созданное ООО «Совента». Эта компания с 2013 по 2015 г. выиграла конкурсы на 1,5 млрд руб. «Совента» поставляла катетеры, диагностические реагенты, измерительные инструменты и прочие расходные материалы. В 2015 г. компания объединилась с «Джи эл эн-инвестом», создав АО «Тагор». В 2016 г. «Тагор» выиграл конкурсы почти на 6 млрд руб. Как и «Аквиста», «Тагор» специализируется на поставках в московские больницы диагностических реагентов, инструментов, шприцев, катетеров, шовных материалов и прочего расходного материала.
В 2014 г. Чушкин приобрел 50% в ООО «Агат», в 2015 г. продал их. Портфель госзаказов «Агата» в 2015 г. достиг 5,8 млрд руб. По данным Vademecum, адреса электронной почты «Агата» и «Тагора»зарегистрированы на домене emcmos.ru, которым пользуется ЕМС. А контактный телефон «Тагора» также использует благотворительный фонд «Пелагея», его президентом является Шилов. В 2013 г. кипрская Cascavella Holdings Limited учредила АО «Аквиста». По данным СПАРК, обслуживают доменное имя acvista.ru представители EMC. В качестве контактного указан их e-mail – task@emcmos.ru. Сайт был зарегистрирован в апреле 2014 г. Месяцем раньше гендиректором компании был назначен Александр Ачикалов, который вместе с Борисом Айзиковичем владел новосибирской компанией «Эйч энд си медикал групп». Айзикович был партнером бывшего акционера «Нидана» Шаймана – им принадлежал в Новосибирске медицинский центр «Авиценна». С приходом в «Аквисту» Ачикалова компания больше чем в 3 раза увеличила поставки по госзаказу – до 801 млн руб. в 2014 г. В конце декабря 2014 г. Ачикалов уволился из «Аквисты», его сменил Али Саатов, о котором в СПАРК нет никакой информации. В 2015 г. портфель госзаказов «Аквисты» вырос еще в 5 раз – до 4 млрд руб., такой же объем сохранился и в 2016 г.

СвернутьПрочитать полный текст

Оптовый покупатель

Бизнесмен Сергей Чушкин подтверждает: он был среди тех, кто выкупил компании у Шилова, когда тот решил уехать. С 2012 г. через его руки прошла череда компаний, стремительно врывавшихся в число крупнейших поставщиков и в основном так же быстро терявших позиции после ухода Чушкина. Но есть и два исключения – «Агат» и «Тагор», которые получают даже больше заказов после ухода Чушкина.

50% в «Агате» Чушкин приобрел в 2014 г. Компания сразу выиграла контракты на поставку детского питания в административные округа Москвы на 745 млн руб. В 2015 г. Чушкин продал долю 25-летнему Владимиру Мишуре. Тремя годами ранее тот искал на сайте Telejob.ru работу персональным водителем. «Ситуация к 2015 г. немного изменилась, я продал кое-какую недвижимость и купил 50% «Агата», – уверяет Мишура. Это был его первый бизнес. Сумму сделки он не раскрывает и утверждает, что выступает как самостоятельный бизнесмен. Уже при Мишуре «Агат» получил от департамента контракты на поставку детского питания более чем на 5,8 млрд руб. Правда, активисты Общероссийского народного фронта в декабре 2016 г. обратились с заявлением в Генпрокуратуру о картельном сговоре при закупках департаментом молочных продуктов, сообщило «Первое антикоррупционное СМИ». «Агат» намерен продолжить работу с департаментом, сообщил Мишура.

По подсчетам «Ведомостей», за последние три года поставщики, в совладельцах которых был Чушкин, получили подряды не менее чем на 4 млрд руб. Но сам бизнесмен уверяет, что почти ничего на этом не заработал – проекты оказались убыточными. Поэтому он все продал и дальнейшей судьбой активов не интересовался.

Нынешние акционеры «Тагора» в СПАРК не раскрываются – это АО. В октябре 2015 г. компания сообщала госзаказчикам, что ее владельцами являются Чушкин и учрежденная кипрскими юристами Viviana Investments Ltd, ранее входившая в группу «Нидан». Документов об изменении собственников «Тагора», хотя это и является существенным фактом, пока нет. Чушкин говорит, что «Тагор» был создан путем слияния его фирмы и компании, купленной у Шилова. По его словам, он продал «Тагор» партнеру.

Сейчас Чушкин сосредоточился на новом для него рынке онкопрепаратов и инсулинов. ФК «Продвижение» была создана только в 2015 г., на торги вышла в 2016 г., когда ее купил Чушкин, и сразу получила контракты на 1,7 млрд руб. Успех объясняется опытными инвесторами и профессиональной командой, говорит гендиректор «Продвижения» Сергей Кузнецов. В планах компании в этом году выйти на федеральный рынок, рассказал он. Бизнес компании не связан с «Фармадисом» и «Тагором», отмечает он.

По итогам трех кварталов работы компания получила убыток, по году есть надежда выйти на безубыточность, передал Чушкин. Сейчас «Продвижение» ведет переговоры о получении эксклюзива на продукты нескольких крупных производителей и надеется дистрибутировать их по всей стране. «Начали мы с Москвы, что вполне оправданно: самый крупный регион, самый большой бюджет. Хотим войти в пятерку поставщиков, построить завод. Большое количество препаратов выходит из-под патентной защиты в ближайшие пару лет, этим нужно пользоваться», – говорит Чушкин.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)