Бизнес
Бесплатный
Виталий Петлевой|Галина Старинская
Статья опубликована в № 4251 от 30.01.2017 под заголовком: «Башнефть» пошла по стопам «Роснефти»

«Башнефть» хочет изменить методику расчета потерь в трубе «Транснефти»

Ранее такой иск к трубопроводной монополии подала материнская компания «Башнефти» – «Роснефть»

«Башнефть» 26 января подала в суд на «Транснефть», следует из данных Арбитражного суда Москвы. Сумма иска в карточке дела не указана, что оспаривает «Башнефть» – не известно. Представитель суда на вопросы «Ведомостей» не ответил. Представитель «Роснефти» (владеет 60,16% голосов «Башнефти») от комментариев отказался.

«Транснефть» иск от «Башнефти» не получала, говорит представитель монополии. Он предполагает: иск аналогичен тому, что подала «Роснефть», и связан с претензиями к заключению договора на 2017 г. Это так, подтверждает источник «Ведомостей», близкий к одной из сторон конфликта: иск подан в рамках разбирательств по условиям транспортировки.

«Роснефть» и «Транснефть» не смогли подписать договор о перекачке нефти на 2017 г., следует из материалов суда. «У «Роснефти» был свой договор, а у «Башнефти» – свой, по нему компаниям тоже не удалось договориться», – говорит один из участников разбирательства. «Роснефть» направила иск к «Транснефти» 24 января. Еще до подачи иска, в декабре 2016 г., «Роснефть» потребовала обязать монополию перекачивать нефть. Если бы транспортировка остановилась, это неминуемо повлекло бы остановку разработки большинства месторождений в течение 72 часов, приводилась позиция «Роснефти» в материалах суда. Суд ввел обеспечительные меры.

Обеспечительных мер по иску «Башнефти» не принято, отмечает представитель «Транснефти». «Монополия не прекращала транспортировку углеводородов «Башнефти», хотя, как и в случае с «Роснефтью», договор на 2017 г. не заключен. «Транснефть» не остановила бы прокачку и нефти «Роснефти», а обеспечительные меры были излишни и оснований для их принятия не было», – добавил представитель «Транснефти».

Потери в трубе

Николай Токарев, президент «Транснефти»
«Транснефть» общими усилиями вместе с Минэнерго добилась того, что потери нефти в трубе сократились. Если в 2010 г. потери составляли 0,45%, то сегодня – 0,14% от общего объема транспортировки. В Минэнерго создана и работает группа, куда входят представители нефтяных компаний, в том числе «Роснефти». Эта группа является регулятором для нас в части расчета технологических потерь. Подпись представителя «Роснефти» тоже под документами [касающимися потерь] стоит». «Ведомости», январь 2017 г.

«Роснефть» – крупнейший клиент «Транснефти». В 2015 г. монополия перекачала 481,4 млн т нефти и 32,3 млн т нефтепродуктов. При добыче в 205 млн т «Роснефть» в 2015 г. по трубам «Транснефти» экспортировала 103,8 млн т нефти, что обошлось в 185,4 млрд руб. Поставки на НПЗ (в том числе для немецкого Ruhr Oel) составили 90 млн т на 73,3 млрд руб., следует из материалов «Роснефти». «Башнефть» произвела 19,9 млн т нефти за 2015 г., из них 6,7 млн т ушло на экспорт, 10,5 млн т – на собственные НПЗ, а остальное продано в России. В структуре экспорта лишь 9% нефти «Башнефти» проходит вне системы «Транснефти», следует из годового отчета.

У «Роснефти» и «Башнефти» разногласия с «Транснефтью» из-за методики расчета технологических потерь при транспортировке нефти, именно это не позволило компаниям подписать договор, говорит участник конфликта. «Транснефть» считает, что остатки в системе должны определяться так: количество вошедшей в систему нефти за вычетом технологических потерь, определенных по сборникам нормативов, а «Роснефть» считает, что из количества вошедшей нефти нужно вычесть фактические технологические потери в пределах норматива, утвержденного Минэнерго, объяснял ранее начальник управления ФАС Дмитрий Махонин. Методика, на которую опирается «Транснефть» менее выгодна нефтяникам, говорит представитель службы.

У нефтяных компаний есть шанс в суде обязать «Транснефть» заключить договор на своих условиях, считает партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. «В 2011 г. правительство приняло постановление о недискриминационном доступе к системе транспортировки нефти, в котором говорится, что должны рассчитываться не условные, а фактические потери нефти при транспортировке, которые не могут превышать установленного Минэнерго максимума», – напоминает юрист. И если «Роснефть» и «Башнефть» докажут в суде правильность своей методики расчета фактических потерь при перекачке, то суд может обязать «Транснефть» заключить договор на их условиях, считает Тертычный.