Бизнес
Бесплатный
Виталий Петлевой
Статья опубликована в № 4276 от 09.03.2017 под заголовком: Новые иностранцы «Роснефти»

Гендиректор Glencore может войти в совет директоров «Роснефти»

Айван Глайзенберг номинирован в совет директоров, как и представитель катарского фонда QIA

В совет директоров «Роснефти» выдвинуты представители Glencore и Катарского суверенного фонда (QIA), рассказали «Ведомостям» два человека, знакомых с номинантами. Эффективная доля Glencore в «Роснефти» всего 0,54% (признавал сам трейдер), его гендиректор Айван Глайзенберг номинирован в совет директоров российской компании, пишет Reuters, это же подтверждает собеседник «Ведомостей», близкий к одному из акционеров «Роснефти». Представитель Glencore от комментариев отказался.

QHG Oil (структура Glencore и QIA, см. врез) купила 19,5% «Роснефти» в январе 2017 г. и может провести двух представителей в совет директоров, считает управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев. В начале февраля 2017 г. федеральный чиновник и человек, близкий к одному из акционеров «Роснефти», говорили, что Glencore не интересуется участием в управлении. «В совете [директоров «Роснефти»] должны быть представлены все акционеры», – объясняет один из них причину, которая заставила Glencore поменять решение.

Голосование совета директоров о повестке собрания акционеров «Роснефти» прошло 6 марта, сообщила компания. Кто номинирован от катарского фонда, неизвестно, представитель «Роснефти» отказался это говорить, а представитель QIA не ответил на запрос.

В совет директоров «Роснефти» по февральскому распоряжению председателя правительства номинированы предправления Газпромбанка Андрей Акимов, помощник президента Андрей Белоусов, министр энергетики Александр Новак и главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. В независимые директора предложены Маттиас Варниг (управляющий директор Nord Stream AG), Олег Вьюгин (профессор факультета экономических наук Высшей школы экономики), а также Дональд Хамфриз (бывший старший вице-президент ExxonMobil). Два места в совете сейчас занимают представители BP (у нее 19,75% «Роснефти» и право выдвинуть двух представителей) – Роберт Дадли и Гильермо Кинтеро, номинировала ли BP уже своих представителей в новый совет, представитель британской компании говорить отказался.

Раздаются голоса

QHG Oil – третий по величине акционер «Роснефти» после «Роснефтегаза» (50,00000001%) и BP (19,75%). Но ему может и не хватить голосов для избрания представителя. За последние три года явка на годовых собраниях акционеров «Роснефти» колебалась в пределах 89,7–92,9%. Таким образом, для избрания одного представителя может понадобиться не менее 10,3%.

Если BP предложила кандидатов в совет, то номинантов 11, а мест в совете девять. Уменьшить число независимых нельзя – по уставу «Роснефти» их должно быть не менее трети совета и не менее трех. Наличие независимых директоров – требование Лондонской и Московской бирж, напоминает партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Один из собеседников «Ведомостей» утверждает, что количество мест в совете директоров «Роснефти» пока не поменялось: «Но директора могут вынести на годовое собрание вопрос об изменении устава и поменять количество мест в совете. Пока не ясно, будет ли этот вопрос в повестке».

Государство уже выбрало квоту независимых, и если устав до годового собрания не поменяется (а для этого нужно внеочередное собрание), то на годовом собрании снова может появиться интрига – кто займет кресло в совете директоров.

За последние пять лет «Роснефть» трижды меняла формулировки устава, но с 2012 г. количество директоров в совете не менялось – обычно номинировалось по девять человек и все они входили в совет. Исключения были в 2013 г. когда было выдвинуто 10 представителей, и в 2015 г., когда номинантов было 13.

Будет ли увеличено количество мест в совете директоров и войдут ли все номинированные люди в состав, не важно, все равно контроль за операционной деятельностью и принятием всех стратегических решений «Роснефти» останется у государства, считает Вахрамеев.

Глайзенберг не чужой для российского бизнеса человек. Он с 2007 г. входит в совет директоров производителя алюминия UC Rusal (где Glencore принадлежит 8,75%) и суммарно с 2009 по 2015 г. получил $1,7 млн в виде директорского вознаграждения от компании. Варниг председательствует в совете директоров UC Rusal с 2012 г., а также входит в состав совета директоров «Транснефти» и наблюдательный совет ВТБ. Представить, что позиция этих людей по ключевым вопросам будет расходиться с позицией менеджмента «Роснефти» или представителей России в совете директоров, трудно, напоминает директор Small Letters Виталий Крюков. Да и опыт участия представителей BP в совете директоров «Роснефти» показывает, что все они крайне дружелюбны и не представляют угрозы с точки зрения блокирования решений совета, считает Крюков.

Читать ещё
Preloader more