Бизнес
Бесплатный
Иван Песчинский|Алексей Никольский

Слободин: «Обвинения основаны на очень сильном воображении»

Фигурант дела «Т-плюса» впервые ответил на все обвинения

Бывший гендиректор «Вымпелкома» и «КЭС холдинга» (теперь «Т-плюс») Михаил Слободин впервые подробно ответил на обвинения, предъявленные ему по делу о взятках в 2007-2015 гг. руководству Республики Коми. Следствие считает, что Слободин организовал преступную группу, которая заплатила около 800 млн руб. взяток за установление завышенных тарифов для активов «Т-плюса» в Коми. «Действующие заявленные мотивы для коррумпирования и те, кто являются главными свидетелями (вернее, свидетелем), не выдерживают никакой критики и не проходят проверку ни фактами, ни логикой, ни здравым смыслом», - пишет Слободин.

Непонятно, почему по версии следствия преступная деятельность началась с 2007 г., пишет он. В том году «КЭС холдинг» (теперь «Т-плюс») не владел контрольными пакетами энергоактивов в Коми - они принадлежали РАО «ЕЭС России». И высокие тарифы точно были бы заложены в цену этих активов. Гарантий получения контроля над ними у «КЭС холдинга» также не было. Платить деньги за повышение тарифов в 2007 г. не имело смысла и прямо противоречило экономической логике, считает автор.

Непонятно и то, кто именно (по версии следствия) входил в преступную группу, но, судя по всему, туда точно входили Слободин, Ольховик и Вайнзихер, пишет Слободин, при этом группа якобы действовала вплоть до 2015 г. С 2010 г. у Слободина не было никаких обсуждений и переговоров по делам «Т-плюса» с чиновниками Коми, утверждает он. «Поэтому я не совсем понимаю, как я мог участвовать в организованной преступной группе на протяжении столь длительного периода. Если только не считать мое участие в советах  формой такого участия», - удивляется он.

Как доказать, что не ел мясо
Как доказать, что не ел мясо

Представить убедительные доказательства того, чего ты не делал, довольно сложно, пишет Слободин: «Представим, что вы  -  вегетарианец. Уже много лет не едите мясо. И вдруг кто-то заявляет, что вы на самом деле ели мясо!!! Вас видели в мясном ресторане. Докажите, что вы не ели мяса. Задумались? Усложняем задачу. Вам надо доказать, что вы не ели мясо, когда вас видели в мясном ресторане 8 лет назад. Причем без точной даты, без места, в котором вас видели, без тех, кто с вами был. Как вы докажете, что не ели мясо восемь лет назад? Просто высказать тезис о том, что в мясном ресторане можно поесть и вегетарианскую пищу и что вы нормально себя чувствуете и мясо вам не нужно,  -  не будет выглядеть безусловным доказательством вашей невиновности». Доказать вашу «вегетарианскую чистоту», действительно, непросто, указывает Слободин, и именно поэтому нормальная судебная система основана на презумпции невиновности.

«Для меня представляет определенную трудность что-то комментировать за рамками 2010 г.», - пишет Слободин. В апреле 2010 г. возглавлявший «КЭС холдинг» Слободин передал управление бизнесом Евгению Ольховику, а с начала 2011 г. уже работал в ТНК-ВР, оставаясь лишь членом наблюдательного совета КЭС, а затем членом совета директоров «Т-плюса», рассказывает автор. «А на совете директоров, поверьте, бизнес в Республике Коми обсуждался редко. Это всего лишь 3% бизнеса «Т-плюса», - отмечает он.

Повышенные тарифы

В обвинения о том, что компания получала завышенные тарифы на тепло или электроэнергию, заложен и серьезный политический контекст, пишет Слободин: бизнесмены наживались на жителях целой республики, значит, таких бизнесменов надо сажать. Но никаких доказательств, цифр завышенности тарифов ни в материалах дела, ни в официальных переписках и комментариях не приводится, утверждает он, поэтому обвиняемые сами должны доказать обратное, что противоречит принципам российской судебной системы.

Автор приводит данные с 2008 г., когда компания получила контроль над энергоактивами в Коми и начала взаимодействовать с регуляторами.

Теплоэнергия составляет примерно 60% всего бизнеса «Т-плюса» в Коми, отмечает Слободин. И это самый тяжелый участок работы, так как сильно завязан на политику, социально чувствителен и на самом деле самый экономически уязвимый для производителей тепла, пишет он. Рынок теплоэнергии регулируется на двух уровнях, объясняется в тексте: на федеральном, где регулятор задает минимальные и максимальные значения тарифов, и на региональном, где принимается решение внутри этого диапазона. Выход за его пределы - предмет особого разбирательства и пристального внимания одного регулятора за другим, отмечает Слободин.

Приводимые Слободиным цифры показывают, что динамика тарифов на тепло для «Т-плюса» существенно ниже динамики и средних тарифов на тепло по России, кардинально ниже темпов роста тарифов на газ (основное топливо для производства тепла) и темпов роста зарплаты в Коми (см. график). А средний тариф на тепло при производстве электростанциями в России находится на уровне среднего тарифа на тепло для электростанций «Т-плюса» в Коми.

В сравнении с тарифами по Северо-Западному региону тарифы для «Т-плюса» в Коми, формирующие тарифы на отопление для населения, составляют 80% от среднего уровня в федеральном округе. Таким образом, тарифы на тепло для «Т-плюса» в Коми сложно назвать завышенными, скорее наоборот, заключает Слободин.

Это же подтверждают данные «Ведомостей». «Т-плюс» в своих материалах указывал, что региональные власти соглашались заложить в тарифы не все, что просил «Т-плюс». Например, компания предлагала заложить на 2015 г. в тарифы инвестиции почти в 251 млн руб., а служба по тарифам учитывала только 100 млн руб. Таким образом, в тарифах с 2009 г. не был учтен примерно 1 млрд руб. инвестиций, следует из материалов. Также компания отмечала, что ее тарифы были одними из самых низких в Коми.

Еще 35% всего бизнеса «Т-плюса» в Коми составляет электроэнергия. Местный регулятор имеет к этому косвенное отношение, решения принимаются на уровне ФАС. Динамика тарифов на электроэнергию для предприятий «Т-плюса» также существенно ниже, чем для главных составляющих затрат для ее производства, средней динамики тарифов на электроэнергию по стране. Абсолютный уровень тарифов на электроэнергию «Т-плюса» в Коми находится ниже средних значений для электростанций, работающих в аналогичных условиях.

Неплатежи

Проблема еще и в том, что компаниям не всегда платят по тарифам, пишет Слободин. «И если формально в тарифе тебе компенсировали все затраты, но тебе не заплатили потребители, то это твоя проблема, а не регулятора», - подчеркивает он. «Т-плюс» потерял в Коми 6 млрд руб. за 2008-2015 гг., поскольку тарифы предусматривали практически нулевую рентабельность и не предусматривали компенсацию неплатежей потребителей, отмечает он. По словам Слободина, финансовые потери компании от ведения теплового бизнеса в Коми были компенсированы перераспределением денежных потоков из других регионов и акционерным финансированием.

6 млрд руб. соответствуют годовой выручке по теплу, приводит цифры автор. «Фактически целый год компания работала бесплатно. Платить любому чиновнику в Коми за право бесплатно работать - это выглядит очень фантастически», - удивляется он.

Сбытовая надбавка

Проследить уровень сбытовой надбавки для Коми энергосбытовой компании (входила в «Т-плюс») до 2015 г. не представляется возможным - с 2013 г. тарифные решения выглядят как абракадабра даже для искушенного в этих вопросах человека, пишет Слободин, посчитать среднюю надбавку не представляется возможным.

Но автор делает анализ до 2012 г. с похожей организации — по объему продаж, структуре потребителей, сходной географии — Архангельской энергосбытовой компании. Уровень сбытовой надбавки для «Комиэнергосбыта» ниже или равен тому, что регулятор давал в соседнем регионе, делает он вывод.

Полный тариф на электроэнергию для потребителей Коми не отличается от среднего тарифа по Северо-Западному федеральному округу, подчеркивает Слободин. В Коми он выше на 0,8 коп., или 0,3%, чем в среднем по округу. Но в силу изолированности энергосистемы Коми возможности гибкого управления загрузкой электростанций сильно ограничены, отмечает Слободин.

Что изменилось

Отличным тестом на наличие «элементов коррупции» в тарифах является влияние на тарифную политику прихода новой власти, пишет Слободин. Он сравнивает тарифы второй половины 2014 г., которые утверждались прежним составом регулятора, и тарифы на вторую половину 2017 г., за которые уже полностью отвечает новая администрация по главе с Сергеем Гапликовым.

Якобы завышенные тарифы «Т-плюса» не снижаются, а повышаются, отмечает он, новая власть по факту разобралась, где коррупция, а где нет. Таким образом, коррупционный мотив в виде завышенных тарифов не подтверждается действиями новых региональных властей, заключает он.

А были ли взятки

По версии следствия, взятки давались наличными деньгами, акциями, перечислениями под видом благотворительности, перечисляет Слободин. «Пока следствием не установлено, кто получал эти средства. Тем более мне сложно сказать, кто является получателем», - пишет он. Никаких передач наличных от КЭС каким-либо чиновникам в Коми не было, подчеркивает Слободин.

Обвинения в том, что в качестве взятки КЭС передал чиновникам акции «Комиэнергосбыта», Слободин отрицает: сбытовая компания была нужна КЭС, чтобы гарантировать платежи за электричество. В 2008 г. КЭС договорился о партнерстве по «Комиэнергосбыту» с Александром Зарубиным, тогда совладельцем «Реновы» (группа Виктора Вексельберга, владеет «Т-плюсом»), пишет Слободин. «Детали партнерства я здесь описывать не буду», - оговорился он. «Было много итераций, разных взаимных расчетов, проводившихся на уровне группы и на уровне КЭС. Большой развод с партнером и при этом одновременное партнерство по небольшому, с точки зрения масштаба, бизнесу - это всегда сложный процесс. Но все эти договоренности не были где-то под ковром, подписаны и положены в какой-нибудь сейф», - подчеркивает Слободин.

Еще одно обвинение следователей - что взятки имели вид благотворительных отчислений. Благотворительный баскетбольный проект для школ КЭС запустила в 2007 г. К 2010 г. в нем было задействовано 40 регионов, рассказывает Слободин. На эти цели выделялось около 70 млн руб. в год. «Мне сложно сказать, как с этих сумм, выделяемых на федеральный проект, можно что-то выдать чиновникам в Коми», - удивляется Слободин.

Представитель СКР не ответил на звонок «Ведомостей».