Статья опубликована в № 4331 от 30.05.2017 под заголовком: Докатились до стачки

Дальнобойщики разогнали инфляцию

В забастовке против «Платона» участвовало менее 0,01% всех грузоперевозчиков, но в некоторых регионах проблемы с доставкой товаров разогнали инфляцию

Государственная система сбора платы за проезд грузовиков по федеральным трассам «Платон» весной вновь оказалась в центре внимания. Это произошло сразу по двум причинам: через полтора года после внедрения «Платона» (уже тогда вызвавшего многочисленные протесты перевозчиков) правительство решилось на первое повышение тарифа (с 1,53 руб./км до 1,91 руб./км, хотя первоначально предполагало его удвоить), а дальнобойщики начали всероссийскую бессрочную стачку, требуя отмены «Платона».

Стачку объявили 27 марта. За три дня до этого премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о повышении тарифа с 15 апреля. Организаторы стачки заверяют, впрочем, что с повышением тарифа она не связана: участники не платили и не будут платить сбор ни по какому тарифу, они считают систему обманом и требуют ее отмены, объяснил «Ведомостям» председатель координирующего забастовку Объединения перевозчиков России (ОПР) Андрей Бажутин.

Кроме отмены «Платона» у бастующих были и политические требования: отставка правительства и объявление вотума недоверия президенту. То, что стачка началась на следующий день после протестов 26 марта, подчеркнуло ее политический характер.

Организаторы обещали вовлечь в акцию 50 регионов и более 10 000 дальнобойщиков. Как заявляли представители ОПР в Дагестане, там вдоль дорог выстроилось более 1500 машин – это самая массовая точка протеста, в других регионах счет шел на десятки. Федеральное дорожное агентство (Росавтодор, отвечает за «Платон») насчитало 197 грузовиков в 21 городе в первый день стачки. На следующий день протестующих городов стало вдвое меньше, сообщал Росавтодор.

Активнее всего протестовали регионы, где рынок перевозок серый. В «Платоне» дагестанские перевозчики зарегистрировали всего около 1000 грузовиков примерно из 20 000 существующих в республике, комментирует представитель Росавтодора. «Платон» открывает государству данные о маршрутах и количестве перевозок, а значит, и о реальных доходах перевозчиков – незаконопослушным дальнобойщикам становится невыгодно демпинговать, отмечал представитель Росавтодора.

Как разгоняли стачку

В Москве и области планировалось пять точек протеста, но набралось две, которые разъехались через сутки, рассказал секретарь ОПР Сергей Рудаметкин. Под Москвой стали оцеплять стоянки протестующих – подъехали ГИБДД, полиция и даже тентовый армейский грузовик, а также через третьих лиц намекнули, что могут аннулировать пропуска на МКАД, сообщил он.

В Дагестане протестующих оцепляли ОМОН и Росгвардия, приезжали БТР, рассказал Бажутин. Экскаваторы начали рыть траншею вокруг стачки в Ростовской области, самосвалы засыпали песком площадку протеста под Воронежем, хозяин участка под Читой попросил очистить территорию, где остановились грузовики, заявив, что начнет там стройку. В апреле Роскомнадзор заблокировал приложение для голосовых сообщений «рация Zello», которым пользовались участники протеста. Росавтодор предупредил, что участвовать в акции опасно: по его данным, организаторы снабжают участников акций не только едой, но и спиртным, что в непосредственной близости от проезжей части опасно для жизни.

Формально стачка еще продолжается – в мае протест попытались возобновить на подъездах к Москве, но организаторов задержали.

Стало ли труднее везти

Хотя акция была заявлена как мирная – машины должны были стоять на обочинах, не перекрывая движение, – протестующие пытались давить на водителей, не поддержавших забастовку. Вооруженные камнями и палками остановили фуру «Деловых линий» в Элисте и ударили по лицу водителя, рассказал представитель компании, в Волгограде закидали кирпичами грузовик.

Из-за активности протестующих были кратковременные сложности с рейсами на Кавказе, рассказывает директор управления по экспедиторской деятельности «Деловых линий» Михаил Петров (здесь и далее слова сотрудников через представителей компаний). Но ситуацию удалось вернуть в штатный режим за сутки: ввели дополнительные меры безопасности по сопровождению грузовиков и контролю машин на стоянках, уточнил Петров.

В Южном федеральном округе возник серьезный дефицит транспорта: по состоянию на середину мая с рынка ушло 20–30% перевозчиков и стоимость перевозки повысилась на 30–35%, сообщила руководитель логистики «Кнауф СНГ» Светлана Витязева-Хуссманн. И сейчас в Южном округе не хватает транспортных средств, несмотря на то что, по официальным данным, протесты прекратились, говорит она. «Кнауф» расторгла контракты со своими подрядчиками и перешла на сделки разового характера. По некоторым направлениям перевозки подорожали на 100%, компании до сих пор не удается ликвидировать образовавшуюся задолженность по отгрузке уже оплаченных клиентами заказов, признает Витязева-Хуссманн.

Резко сократилось количество свободного транспорта по направлению из Центральной России на юг, что очень ощущалось в апреле и в первой половине мая, согласна руководитель департамента дистрибуции компании Nawinia Rus Елена Подольская. Спрос на транспорт превысил предложение в разы, по ее словам, по направлению в Южный округ тарифы повысились на 12–15%.

Серьезного влияния на весь рынок грузоперевозок забастовки дальнобойщиков все-таки не оказали, считает Петров. Сезонное снижение оборота I квартала 2017 г. к IV кварталу 2016 г. составило те же 24%, что и в предыдущем аналогичном периоде, подсчитал Петров. Большинство компаний – как крупные, так и средние – продолжали работать, объясняет Петров.

Влияние на розничные цены

Росавтодор призывал не преувеличивать возможное влияние стачки на цены для потребителей: в ней участвовало менее 0,01% всех игроков рынка грузоперевозок. Но аналитики Райффайзенбанка все же полагают, что стачка могла сказаться на инфляции в апреле.

В третью неделю апреля неожиданно, по данным Росстата, подорожала плодоовощная, а также мясная и молочная продукция. «Это может отчасти быть связано с перебоями поставок в ряде регионов из-за акций протеста водителей против увеличения тарифов «Платона», – говорилось в аналитическом обзоре «Райффайзена».

Далеко не во всех регионах, испытавших проблемы от забастовки, наблюдался всплеск продуктовой инфляции, признает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. Но в Дагестане, где была самая тяжелая ситуация, ускорение годовых темпов роста цен на продукты питания было одним из максимальных среди всех российских регионов – там продовольственная инфляция ускорилась с 2,24% г./г. в марте до 3,7% г./г. в апреле.

Эффект забастовки мог быть не замечен Росстатом в полной мере: он наблюдает за ценами лишь в нескольких крупных городах в регионе, в то время как наиболее активный рост цен мог наблюдаться в городах с небольшим населением и/или в сельской местности, замечает Мурашов.

Впрочем, хотя инфляционный эффект от забастовки, вероятно, был ощутимым, он оказался не единственным фактором ускорения продовольственных цен в апреле, подчеркнул макроэкономист Райффайзенбанка.

Чего добились

Акция дальнобойщиков вызвала реакцию политиков. Так, депутат-коммунист из Татарстана Артем Прокофьев внес в местный Госсовет проект закона об отмене «Платона». А глава Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила в апреле проанализировать обоснованность и эффективность системы «Платон».

Председатель рабочей группы по защите прав участников дорожного движения президентского Совета по правам человека Игорь Юргенс предложил провести заседание и обсудить проблемы рынка вместе с Минтрансом. Ухудшение ситуации в отрасли грузоперевозок и протесты владельцев грузовиков – результат недостаточно продуманных мер правительства и ведомств, говорилось в заявлении рабочей группы.

Сам Минтранс отвечает, что рабочих групп для обсуждения проблем перевозчиков и «Платона» уже достаточно, и приглашает делегатов от дальнобойщиков к дискуссии.

В транспортно-логистической отрасли много актуальных вопросов помимо «Платона», который сейчас у всех на слуху, замечает Петров. Например, «просушка» дорог (закрывает выезд грузовиков на региональные трассы на несколько недель. – «Ведомости»), отсутствие открытой информации об ограничениях на дорогах, проблемы профессионального обучения, недоработки в системе весогабаритного контроля; компания «Деловые линии» сейчас проводит встречи с перевозчиками в регионах и дальше в рабочих группах при Минтрансе планирует их обсудить и найти решение, говорит он.

Конфликт с самыми активными протестующими в Южном округе не разрешен, а заморожен, замечает логист одной из транспортных компаний: машины поехали, но в систему «Платон» они так и не платят, на каких условиях удалось с ними договориться – не ясно.

Проблемы, обострившиеся в связи с «Платоном», для добросовестного бизнеса могут стать стимулом к развитию и запуску новых решений, например для проработки системы контрейлерных перевозок по аналогии с «бегущим шоссе» в Европе, когда автомобиль вместе с грузом перевозится на железнодорожной платформе с пониженным полом, замечает первый заместитель гендиректора SPSR Express Сергей Лапин, это и экологичнее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать