Бизнес
Бесплатный
Иван Песчинский|Артур Топорков
Статья опубликована в № 4425 от 10.10.2017 под заголовком: Гонка за лидерством

Австралия догоняет лидера по экспорту сжиженного природного газа – Катар

Новым СПГ-проектам «Газпрома» и «Новатэка» придется столкнуться с высокой конкуренцией

Chevron объявила о запуске первой очереди СПГ-проекта Wheatstone в Западной Австралии. Первый танкер со сжиженным газом будет готов к отправке в ближайшие недели. Проект Wheatstone укрепит позиции компании в Австралии и обеспечит денежный поток на десятилетия вперед, приводятся в сообщении Chevron слова гендиректора компании Джона Уотсона.

Вторую очередь Wheatstone предполагается запустить в первой половине 2018 г., на полной мощности завод сможет производить до 8,9 млн т СПГ в год. За шесть лет, которые длится строительство, общая стоимость проекта выросла с $27 млрд до $34 млрд. Весной 2017 г. Chevron закончила строительство Gorgon LNG, ставшего самым дорогим СПГ-проектом в Австралии и одним из самых дорогих в мире. Три линии Gorgon LNG могут производить до 15,6 млн т сжиженного газа в год, при этом стоимость завода составила $54 млрд вместо изначально планировавшихся $37 млрд.

Кроме того, в 2018 г. в Австралии должно быть запущено производство СПГ на проектах Ichthys LNG (принадлежит Inpex Corp) и Prelude Floating LNG (проект Shell). Все вместе они могут увеличить возможности экспорта СПГ из Австралии на 21 млн т в год (до 88 млн т в 2020 г.). Это позволит Австралии в ближайшее время сравняться с крупнейшим продавцом СПГ в мире – Катаром. К июню 2019 г. годовой экспорт СПГ Австралии достигнет 74 млн т. В этом году экспорт по сравнению с 2016 г. вырастет на 23% до 63,8 млн т. Главный рынок сбыта для австралийского сжиженного газа – страны Азии и Тихоокеанского региона, на которые в 2016 г. пришлось 97% поставок. Основные покупатели – Япония, Китай и Южная Корея. На эти же рынки предполагается направить дополнительные объемы СПГ, говорится в отчете департамента промышленности, инноваций и науки Австралии. Катар в 2016 г. экспортировал 77,4 млн т сжиженного газа (65% в страны АТР), но уже заявил о том, что собирается увеличить поставки СПГ к 2020 г. до 100 млн т в год. Мощности США по производству СПГ к 2020 г. составят 78 млн т, делится расчетами директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова. Большая часть новых проектов изначально была ориентирована на рынок стран АТР, где исторически была самая высокая премия, напоминает она.

Основной потребитель

В сентябре «Газпром» сообщил о возобновлении с Китаем переговоров по западному маршруту. Проект «Сила Сибири – 2» предусматривает поставки до 30 млрд куб. м газа в год. «Меняется динамика китайского рынка. [В Китае] взята линия на повышение доли газа в энергобалансе до 10% в короткий срок, и это требует дополнительные объемы импорта», – объяснил заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев.

В России пока действует только один СПГ-завод – «Сахалин-2» (51% принадлежит «Газпрому»). В 2016 г. две очереди завода произвели около 10,9 млн т сжиженного газа. Планируется строительство третьей очереди мощностью 5,5 млн т в год. В ноябре 2017 г. «Новатэк» намерен запустить производство на первой очереди «Ямал СПГ», а в начале 2019 г. вывести завод на полную мощность (до 16,5 млн т). Стоимость проекта оценивается в $27 млрд. Также компания готовит проект «Арктик СПГ – 2» мощностью около 17 млн т в год. Председатель правления «Новатэка» Леонид Михельсон говорил, что он может начать работу в 2022–2023 гг. Кроме того, «Газпром» совместно с Shell рассматривают возможность строительства «Балтийского СПГ» в Усть-Луге (до 10 млн т в год).

Российские проекты отличаются низкими издержками по добыче и транспортировке, но на эти же козыри упирают и в США, отмечает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. 90% СПГ с новых австралийских проектов уже законтрактовано, напоминает Белова. «Несмотря на то что полная стоимость сжиженного газа из Австралии существенно выше, чем у российских СПГ-проектов и трубопроводного газа, он фактически уже выкуплен и отъедает свою долю роста рынка. В первую очередь это касается Китая, поэтому новые российские проекты, в том числе трубопроводные, будет ждать очень высокая конкуренция», – говорит Белова.