Российским металлургам некуда инвестировать

Все свободные деньги компании направляют на выплату дивидендов
Крупнейшие металлургические компании за последние два года изменили подход к выплате дивидендов /Andrey Rudakov / Bloomberg

Большинство компаний черной металлургии чувствуют себя отлично, потому что успели завершить дорогостоящие проекты до обвала цен, говорит директор Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Айрат Халиков: «Небольшие сталелитейные заводы обанкротились еще в 2013–2015 гг., выжили только гиганты». До конца 2015 г. цены на сталь снижались, падение в сравнении с началом 2012 г. достигло 56% (с $577,5 до $252,5 за тонну горячекатаного проката, FOB, Черное море), по данным Bloomberg. С тех пор сталь снова подорожала до $557,5 за тонну (-3,5% в сравнении с 2012 г.). Но угроза падения цен из-за профицита сталеплавильных мощностей в Китае сохраняется, указывает Халиков. Несколько лет назад почти все российские металлурги взяли курс на снижение долговой нагрузки и капитальных затрат, так как увеличение производства не имело смысла – глобальная загрузка мощностей упала ниже 70%, говорит аналитик «Атона» Андрей Лобазов. «Более понятная и предсказуемая дивидендная политика стала одним из самых простых способов повысить инвестиционную привлекательность компаний», – подчеркивает он.

Все – акционерам

Крупнейшие металлургические компании за последние два года изменили подход к выплате дивидендов, отказавшись от привязки размера платежа к чистой прибыли или поставив его в зависимость от долговой нагрузки. Это слишком неустойчивый показатель, на который могут влиять различные неденежные статьи, объясняет финансист одной из компаний. А задача была сделать политику более предсказуемой.

Так, «Северсталь» по дивидендной политике платит не менее половины скорректированной чистой прибыли, если долговая нагрузка меньше 1 EBITDA (долговая нагрузка компании – 0,4 EBITDA). Но цель компании – направлять на дивиденды весь свободный денежный поток, пишут аналитики «Атона» в своем обзоре. «Ориентиром для инвесторов компании являются дивиденды на уровне 100% свободного денежного потока», – подтверждает представитель компании. Так, за 2016 г. компания вернула акционерам $1,089 млрд в виде дивидендов, при этом ее денежный поток после капитальных затрат был $1,021 млрд. За 2015 г. на дивиденды пришлась почти половина свободного денежного потока.

ММК изменил дивидендную политику в апреле – компания будет направлять на выплаты половину денег, остающихся после капрасходов и затрат на поддержание, если ее долговая нагрузка ниже 1 EBITDA. Если выше, на дивиденды уйдет не менее 30% свободного денежного потока. Но зато компания будет стремиться перейти на ежеквартальные выплаты.

Изменить дивидендную политику планирует и Evraz, который до сих пор платил, если долговая нагрузка ниже 3 EBITDA и есть чистая прибыль, раскрыла компания на недавнем дне инвестора. Размер выплат тоже будет зависеть от отношения чистого долга к EBITDA и свободного денежного потока. Регулярные выплаты дивидендов предполагаются при долговой нагрузке не выше 2 EBITDA (этот уровень достигнут по итогам первого полугодия). В 2017 г. компания рассчитывает направить на дивиденды до $429,6 млн.

Дивидендная политика НЛМК не менялась с 2015 г. – выплаты квартальные, составляют 30–50% от чистой прибыли или денежного потока в зависимости от долговой нагрузки (0,4 EBITDA по итогам первого полугодия). «По факту текущие выплаты превышают минимальный уровень», – подчеркнул представитель НЛМК. Так, в первые два квартала дивидендные платежи превышали свободный денежный поток.

Не до крупных проектов

Крупные проекты в отрасли (заводы строительного проката «НЛМК-Калуга», «Северсталь-Балаково») были запущены в 2013 г., а год назад на Стойленском ГОКе НЛМК заработала фабрика окомкования. «Сейчас пройдены почти все основные инвестиционные циклы у металлургов, снижать административные расходы уже больше невозможно, активизировать M&A-политику российские металлурги не хотят, памятуя кризисы 2008 и 2014 гг. Единственное, что остается, – платить дивиденды», – говорит директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников.

Впрочем, «Северсталь», например, рассчитывает в 2018 г. направить на дивиденды больше, чем в 2017 г. (за полгода выплачено $680 млн), пишут аналитики «Атона». «Северсталь» не нацелена на увеличение мощностей в текущей рыночной ситуации, а на объявленные проекты компании хватает средств из текущего денежного потока, поясняет представитель: «Обеспечение возврата средств для акционеров – наш приоритет. Кроме того, у компании около $1 млрд свободных денежных средств на балансе и она может себе позволить большие дивидендные выплаты».

Инвестиции ММК до 2025 г. в модернизацию существующих мощностей и строительство новых составят $400–600 млн ежегодно. «ММК делает упор на первый передел – новая аглофабрика, новая коксовая батарея, новая домна – и на модернизацию существующих мощностей», – говорит представитель компании. «Ключевыми направлениями развития НЛМК будут инвестиции в развитие, консервативная финансовая политика и высокий уровень доходности для акционеров», – отметил представитель НЛМК.

Цены волатильны, макропрогноз неясен, страновые риски обострились – конечно, металлурги предпочитают платить дивиденды, а не вкладываться в новые проекты, говорит директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский. «Поэтому металлурги пока откладывают проекты до лучших времен и платят большие дивиденды», – добавляет он. Зато это позитивно скажется на капитализации компаний и позволит владельцам в среднесрочной перспективе снижать доли владения, чтобы инвестировать в более быстро растущие бизнесы, допускает Третельников.