Бизнес
Бесплатный
Артур Топорков|Виталий Петлевой
Статья опубликована в № 4442 от 02.11.2017 под заголовком: Иранская нефтегазовая дружба

Владимир Путин договорился, что «Газпром» построит трубу из Ирана в Индию

«Роснефть» во время визита Путина в Иран договорилась о разработке месторождений с перспективой добычи 55 млн т

В среду президент России Владимир Путин посетил Иран, где встретился с президентом страны Хасаном Рухани и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. На момент сдачи номера в печать итоги встречи трех руководителей еще не были подведены, но уже днем стало понятно, что с экономической точки зрения визит можно считать состоявшимся. «Роснефть» подписала дорожную карту об инвестициях в местные месторождения нефти и газа, а «Газпром» выразил готовность поучаствовать в проекте строительства газовой трубы до Индии. Компании составили дорожные карты и согласовали меморандумы, договоренности сулят им высокую прибыль и грозят политическими рисками.

«Газпром» построит трубу в Индию

Россия и Иран готовы подписать меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым «Газпром» может построить часть газопровода из Ирана в Индию, сообщил министр энергетики России Александр Новак, передает ТАСС. «Это большой, крупный проект <...> будут разрабатываться месторождения на территории Ирана с участием «Газпрома», будет строиться соответствующая инфраструктура для поставок газа в Индию», – рассказал он.

Длина трубопровода – около 1200 км с учетом отвода, часть маршрута может пройти по дну Персидского залива, сказал министр. Уточнять сумму инвестиций Новак не стал, сказав лишь, что они, скорее всего, будут «очень большими». Какие именно месторождения будет разрабатывать «Газпром», станет понятно в процессе подготовки документации. Строительство трубы может начаться уже в 2019 г., в проекте принимают участие индийская и пакистанская компании, сказал российский министр (см. карту).

Наравне с Китаем Индия считается одним из самых перспективных рынков газа. В 2016 г. потребление газа здесь составило 50,1 млрд куб. м при собственной добыче около 27,6 млрд куб. м (данные BP). По прогнозу Международного энергетического агентства, к 2025 г. потребление газа в стране может превысить 100 млрд куб. м, из которых около 60 млрд куб. м будет приходиться на импорт.

Пока Индия импортирует только сжиженный природный газ (СПГ), и у российских компаний доли на рынке страны почти нет. В 2012 г. «Газпром» договорился поставлять СПГ индийской GAIL. Соглашение предусматривает поставку до 2,5 млн т газа в год начиная с 2018–2019 гг. Но позже GAIL попросила пересмотреть цену – договориться о ней пока не удалось.

Еще в декабре 2014 г. Путин поручил изучить все возможные варианты выхода на индийский рынок газа. «Предварительный анализ показывает, что цена трубопроводной транспортировки может быть значительно выше стоимости поставок СПГ. Так что по большому счету это вопрос коммерческой целесообразности», – говорил Путин. А в октябре 2016 г. «Газпром» сообщил, что изучает маршруты поставок трубопроводного газа из России и других стран в Индию (совместно с Engineers India Ltd.). В качестве возможных транзитеров рассматривались почти все соседствующие с Индией страны, сообщал в июне 2017 г. «Интерфакс». Также изучалась возможность участия в трубопроводном проекте TAPI (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия).

Единственный трубопроводный проект, который подходит под описание Новака, – IPI (Иран – Пакистан – Индия). Этот проект предполагает строительство трубопровода длиной 2135 км (1200 км – это иранский участок), мощностью до 22 млрд куб. м в год с возможностью дальнейшего увеличения, сообщало индийское правительство. Общая стоимость строительства оценивалась в $7,5 млрд, а ресурсной базой могут стать иранские месторождения, расположенные на шельфе Персидского залива. В начале июня зампред правления «Газпрома» Виталий Маркелов сообщал, что компания подписала с Ираном меморандумы об участии в освоении четырех месторождений – Farzad-A, Farzad-B, Kish, North Pars.

«Роснефть» за всех

Успех во время визита Путина в Иран ждал и «Роснефть». Она вместе с National Iranian Oil Company (NIOC) составила дорожную карту проектов в Иране. Об этом рассказала российская госкомпания. Вскоре стороны могут подписать несколько обязывающих соглашений об инвестициях в совместные проекты $30 млрд. Что это за проекты, главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин не сказал, но после их разработки общая добыча на месторождениях может составить до 55 млн т в год, передает «Интерфакс».

Если план удастся, то это увеличит текущую добычу Ирана на четверть до 271,4 млн т в год (или до 5,5 млн барр. в день). В прошлом году страна добыла 216,4 млн т нефти, а Россия, для сравнения, – 554,3 млн т, следует из данных BP. Когда будут реализованы проекты, Сечин не сказал, а представитель «Роснефти» говорить отказался. По словам Сечина, речь идет «о целой серии месторождений – нефтяных и газовых», которые будут реализовываться совместно с иранскими партнерами. Названия месторождений и запасы Сечин также не уточнил.

Об интересе российских компаний участвовать в иранских проектах стало известно еще в начале года. В марте иранские коллеги, по словам Новака, приехали в Россию с презентацией 11 проектов для совместной отработки. Тогда на встрече присутствовали представители «Газпрома», «Газпром нефти», «Роснефти», «Татнефти». Потенциальные сделки Новак оценивал в $20 млрд, писал «Интерфакс». В июне стало известно, что «Роснефти» и «Газпрому» Иран одновременно предложил поучаствовать в Farzad-A, Farzad-B, писало Bloomberg.

Не только «Роснефть» и «Газпром» претендуют на иранские недра. «Лукойл» продолжительное время вел переговоры с NIOC об освоении двух месторождений – Мансури и Аб-Теймур. «Это крупнейшие месторождения, в каждом больше 1 млрд т геологических запасов», – говорил в начале октября президент «Лукойла» Вагит Алекперов. «Сейчас по Мансури мы подходим к завершающему этапу, надеемся к I кварталу 2018 г. подписать контракт, по второму месторождению у нас достаточно активно идет переговорный процесс», – рассказывал он.

«Роснефти» могут быть интересны поставки нефти из Ирана на недавно приобретенный индийский НПЗ Essar Oil в Вадинаре, следует из расшифровки общения Сечина и экс-министра экономики Алексея Улюкаева за несколько минут до ареста последнего в ноябре 2016 г. «Слушай, нефть там [на НПЗ Essar] будет иранская?» – спрашивал Улюкаев. «Мы думаем, что часть – иранская, часть – венесуэльская», – отвечал ему Сечин. У «Роснефти» также есть контракт с венесуэльской PDVSA на закупку у нее нефти, «Роснефть» даже заплатила компании авансы, суммарно на $6,5 млрд, $500 млн из которых компания к середине 2017 г. уже компенсировала за счет поставок нефти.

Высокие риски и заработки

Политическая ситуация вокруг Ирана не очень стабильная. В середине октября президент США Дональд Трамп заявил, что Штаты будут готовы выйти из соглашения по иранскому атому, заключенного два года назад, если оно не будет изменено с учетом новых требований Белого дома. Трамп пригрозил возвратом санкций. России не из чего выбирать, нашу страну выдавливают в регионы с высокими страновыми, политическими или экономическими рисками, констатирует аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. В минувший вторник минфин США уточнил редакцию секторальных санкций, включил в них новые ограничения для россиян. Теперь американским гражданам и компаниям запрещено сотрудничать по нефтяным шельфовым или сланцевым проектам не только в России, но в любой другой стране, если в таких совместных компаниях участвуют российские нефтяники более чем на 33%. «Таким образом, россиянам приходится работать на высокорисковых рынках, таких как Венесуэла, Иран», – говорит Нестеров. Но в случае успеха и выигрыш будет велик, считает эксперт.

Читать ещё
Preloader more