Лисин раскритиковал предложение Белоусова поднять налоги для металлургов и химиков

Владелец НЛМК и президент «Русской стали» не уверен в правильности расчетов помощника президента
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Владелец одного из крупнейших в России производителей металла – НЛМК и президент ассоциации «Русская сталь» Владимир Лисин раскритиковал предложение помощника президента Андрея Белоусова. Тот посоветовал увеличить налоговую нагрузку для металлургических компаний на 250 млрд руб. для того, чтобы выполнить майские указы президента. Заявление Лисина есть у «Ведомостей». Лисин сделал заявление как президент ассоциации «Русская сталь», в которую входят НЛМК, «Северсталь», Evraz, ММК, «Мечел», говорит собеседник в окружении бизнесмена.

Белоусов предложил уравнять рентабельность по EBITDA металлургов, химиков и нефтехимиков с рентабельностью по EBITDA нефтяных и газовых компаний при помощи увеличения налоговой нагрузки первых. Всего Белоусов предложил увеличить для них нагрузку на 513,66 млрд руб. В список компаний, которым Белоусов предлагает увеличить налоговую нагрузку, попали 14 юрлиц. В частности, это НЛМК, «Северсталь», «Мечел», «Полюс», «Алроса», «Норникель», ММК, «Сибур».

«Предложенный метод формирования дополнительной налоговой базы выглядит поощрением неэффективности: чем меньше рентабельность, тем меньше налогов придется заплатить», – считает Лисин. «Не учитывается, сколько компания инвестировала раньше, возвращая деньги в производство и повышая рентабельность, и сколько ей нужно инвестировать в будущем. В результате возникает риск снижения инвестиций и конкурентоспособности. Планируемое изъятие у компаний черной металлурги на уровне 250 млрд руб. в год больше общих инвестиций сектора за 2017 г. – 170 млрд руб.», – отметил Лисин.

В качестве базы для сравнения взята средняя рентабельность нефтегазовой отрасли за 2017 г. – 22%. Но такая или более низкая рентабельность была только у «Роснефти» и «Лукойла», у остальных нефтегазовых компаний показатель выше, отмечает Лисин. Он отметил, что «окончательное мнение можно будет сформировать, когда [компания] получит официальный документ»: представленное предложение вызывает много вопросов. «Например, для справедливого расчета необходимо по-другому учитывать налоговую нагрузку. В базу расчета нельзя включать выручку компаний в зарубежных юрисдикциях, в которых совершенно иное налогообложение. Налоговая нагрузка должна рассчитываться не от выручки, а от прибыли компании, которая является источником инвестиций, дивидендов и выплат государству», – говорит Лисин. Предложение мало коррелирует с обещаниями власти не увеличивать налоговую нагрузку на бизнес, резюмирует он.

Комментарий представителя Белоусова поздно вечером в четверг «Ведомостям» получить не удалось.

Другая критика

Топ-менеджер другой компании, попавшей в список Белоусова, заявил «Ведомостям», что уровень налоговой нагрузки для многих приведенных в списке компаний сопоставим с компаниями нефтегазовой отрасли: «Рентабельность по EBITDA не является объективным показателем уровня налоговой нагрузки, так как не учитывает капитальные затраты, долг и ряд других параметров». Никаких сверхдоходов от девальвации рубля нет, маржа по EBITDA у большинства компаний осталась без изменений, а если и повысилась, то исключительно за счет сокращения издержек и инвестиций в модернизацию и расширение производства. Предложенный подход по изъятию «сверхдоходов» дестимулирует компании двигаться в этом направлении, ставит под угрозу существующую инвестпрограмму, отмечает он.

На странность в расчетах и методике составления списка обращает внимание топ-менеджер еще одной компании из списка Белоусова: в таблицу попали не все компании из названных отраслей, видимо, при составлении списка выбирали тех, чья рентабельность выше 22%, говорит он.

К примеру, в таблице Белоусова нет «Еврохима», угольная компания СУЭК названа металлургической, как и алмазодобывающая «Алроса».

Собеседник «Ведомостей» согласен, что предложенный метод стимулирует неэффективность. В расчете рентабельности не учтены инвестиции компаний, а ведь те, кто инвестировал в производство, теперь получают более высокую рентабельность, объясняет он. Для этого, к примеру, можно использовать показатель отношения EBITDA к размеру активов, советует собеседник. Кроме того, он указывает на необходимость оценивать EBITDA не за один год, а за несколько, чтобы понять влияние рынка на рентабельность.

Неочевидно и как оценивался размер природной ренты для разных отраслей, перечисляет он: не все компании из списка добывают полезные ископаемые, не все получают газ по сниженной цене. Кроме того, не ясно, наконец, как изымать заявленные сверхдоходы. Какими налогами в каком виде.

Нужно проводить детальный анализ, а этого сделано не было, заключает топ-менеджер.