Статья опубликована в № 4660 от 25.09.2018 под заголовком: Юсаку Маэдзава: Я отправлюсь к Луне с людьми искусства

Как миллиардер Юсаку Маэдзава обернет на пользу бизнесу полет к Луне

Дорогие увлечения Юсаку Маэдзавы делают более узнаваемым и его самого, и бизнес – интернет-магазин модной одежды Zozotown

Только 24 человека за всю историю летали к Луне, последние – в 1972 г. Японский миллиардер Юсаку Маэдзава увеличит их число сразу до 30 с лишним. Он купил у Илона Маска право стать первым космическим туристом, который облетит вокруг Луны, приблизившись к ней примерно на 200 км. Эти 4–5 дней пути он будет не один. «Не хочу в одиночестве испытывать такие фантастические ощущения. Хочу разделить эти переживания с максимально большим количеством людей, – цитирует его The Wall Street Journal (WSJ). – Вот почему я отправлюсь к Луне с людьми искусства». Он собирается взять с собой 6–8 попутчиков, но еще не решил, кого именно. Это могут оказаться и художники, и музыканты, и дизайнеры одежды, и фотографы, и режиссеры.

Уже два года Маск рвется к Луне. Нынешняя экспедиция уже четвертый проект. С тех пор как в феврале 2017 г. была обнародована первая концепция, SpaceX дважды переносила дату запуска и дважды меняла конструкцию ракеты. Теперь полет может состояться в 2023 г. Во сколько обойдется лунная программа – Маск не раскрывает, хотя намекает: до $5 млрд. Он признает, что четкой концепции финансирования проекта нет, пишет WSJ. На счастье Маска, с ним связался Маэдзава и предложил заплатить за отправку в космос целой арт-тусовки. Недаром на презентации проекта Маск хвалил Маэдзаву за то, что тот своими деньгами развивает космические полеты и «открывает возможность обычным людям путешествовать к другим планетам» (цитата по WSJ).

Маэдзава уже выплатил депозит. Его размер неизвестен. «Это очень много денег», – сказал Маск. Интернет-издание Inverse напоминает: запуск Falcon 9 Heavy обходится в $90 млн (а на Луну полетит еще более тяжелая ракета BFR), NASA платит «Роскосмосу» около $81,7 млн за отправку одного астронавта на МКС, а сам Маск в начале прошлого года сказал, что один билет на Луну может стоить около $35 млн.

Маэдзава на вопрос Reuters, «почем поездочка», задумчиво отметил, что Луна обойдется ему куда дороже, чем картина Жан-Мишеля Баскии. Он имел в виду случай, заставивший СМИ по всему миру написать о нем еще до того, как японец связался с Маском.

$110 млн за граффити

В мае 2017 г. зал аукциона Sotheby’s в Нью-Йорке разразился аплодисментами. Только что было поставлено сразу два рекорда. Японский миллиардер Маэдзава выложил за полотно «Без названия» Жан-Мишеля Баскии $110,5 млн.

Start Today Co., Ltd.

Интернет-ритейлер

Акционеры (данные Thomson Reuters): в свободном обращении – 60,21% акций, крупнейший акционер – Юсаку Маэдзава (36,01%).
Капитализация – $9,2 млрд.
Финансовые показатели
(финансовый год, закончившийся 31 марта 2018 г.):
выручка – $888,3 млн,
чистая прибыль – $181,9 млн.
Основан в 1998 г. Управляет онлайн-магазином одежды Zozotown (представлено 6820 брендов) и социальной платформой Wear.net, имеет свой бренд Zozo. Start Today создала костюм Zozosuit, который определяет параметры тела и помогает подобрать наиболее подходящую по размеру одежду. По данным компании, в апреле 2018 г. число заказов Zozosuit превысило 1 млн.

Forbes оценивает состояние Маэдзавы в $3 млрд, он 18-й в списке самых богатых людей Японии. Мало кто в этой стране не слышал о Zozotown – крупнейшем онлайн-ритейлере одежды в стране, который работает еще в 72 странах. Но когда Маэдзава в этом году приезжал на чемпионат мира по футболу в Россию, вряд ли кто из дизайнеров или ритейлеров одежды опознал его в усатом худосочном японском туристе. Маэдзава ясно понимает, как мало он известен за границами родной страны и как сильно это мешает его главной цели: расширить бизнес за рубежом. Через 10 лет он хочет получать 80% выручки за пределами Японии и благодаря этому увеличить капитализацию до 5 трлн иен примерно с 1 трлн (около $9 млрд), говорил он в прошлом году WSJ.

Полет ну Луну, по словам Маэдзавы, его личное развлечение. Но его стратегия – использовать личное в помощь бизнесу, считает WSJ и цитирует: «Люди не узнают меня, когда я представляюсь: «Я Маэдзава из Start Today (компания, владеющая Zozotown)». Но они знают Маэдзаву, который купил Баскию». А теперь будут знать Маэдзаву, который полетит на Луну.

Благодаря Баскии Маэдзава познакомился с Леонардо Ди Каприо, который тоже коллекционирует картины этого художника, пишет The Interview People. «Большинство коллекционеров, которых я знаю, немолодые люди, но Леонардо-сан всего на год старше меня, и поэтому мы так сблизились, – говорил 42-летний миллиардер. – Я вижу его дважды в год, когда приезжаю в Лос-Анджелес <...> Напрямую [сенсационные шаги] не помогают делу, но, если честно, мне удалось познакомиться с ключевыми фигурами из мира модного бизнеса». А чуть позже Маэдзава признавался WSJ, что благодаря миру искусства у него появились-таки деловые связи, которые невозможно было бы завести в мире моды.

Карьеру под откос

У Маэдзавы были великолепные возможности сделать карьеру в какой-нибудь японской корпорации, стать уважаемым высокооплачиваемым топ-менеджером и скончаться от кароси (внезапная смерть от переработки). Он родился в 1975 г. в префектуре Тиба в семье бухгалтера. В 1991 г. смог поступить в частную школу при Университете Васэда в Токио. Считалось, что это гарантирует отличную карьеру. Но все пошло наперекосяк.

Будущая музейная коллекция
Будущая музейная коллекция

$110,5 млн, которые Маэдзава в 2017 г. отдал на Christie’s за картину Жан-Мишеля Баскии «Без названия», – это максимум, выплаченный на аукционе за любое произведение искусства, созданное после 1980 г., и самая высокая цена за произведение когда-либо жившего американского художника. Предыдущий рекорд принадлежал Энди Уорхолу – $105 млн. Четыре остальных творения Баскии, проданных в тот же вечер, потянули все вместе менее чем на $20 млн, замечает Forbes. Баския умер в 1988 г. в Нью-Йорке в возрасте 27 лет от передозировки. Рисовал он в стиле граффити, и его вещи еще 10 лет назад редко когда стоили дороже $5 млн за штуку. В 2013 г. за картину с изображением наркоманов «Задурманенные головы» выложили $48,8 млн, рынок искусства был поражен, пишет WSJ. В 2016 г. Маэдзава взвинтил ставки – $57,3 млн за безымянную картину, изображавшую голову дьявола. Всего за два дня Маэдзава в тот раз потратил на Christie’s и Sotheby’s $98 млн на семь произведений разных авторов. Все они должны будут войти в экспозицию музея, который Маэдзава строит в родном городе Тиба в 40 км от Токио. А пока его картины путешествуют по миру. Так, неназванное полотно Баскии за $110,5 млн уже выставлялось в Токио, Бруклине и Сиэтле, на очереди Европа.

От Тиба до школы было 90 минут пути. «Поезда, в которых я ездил каждое утро, были под завязку забиты белыми воротничками, – рассказывал Маэдзава The Interview People. – Они выглядели усталыми и несчастливыми. В первый год обучения я очень старался и усердно трудился, но со временем учеба потеряла для меня смысл. У меня появилось чувство, которое я ненавидел, – будто я мчусь по рельсам, проложенным кем-то другим. Я видел, как извиваются передо мной эти рельсы – школа, университет, карьера... Я представлял себя одним из тех людей, которые в час пик до отказа набиваются в вагон. И я хотел пустить этот поезд под откос».

Маэдзава был хорош не только в учебе, но и в спорте (позже он пожертвует $1 млн на реконструкцию стадиона в Тиба, который назван сейчас в его честь), и в музыке. В 1991 г. он сколотил группу Switch Style, которая играла инди-рок. Сам Маэдзава сидел за барабанами. В 1993 г. ребята записали первую долгоиграющую пластинку, рассказывает The Daily Beast.

Маэдзава решил не поступать в институт, а отправился в Калифорнию, куда уехала учиться его девушка. Сам он мечтал сделать карьеру барабанщика и шесть месяцев путешествовал с любимой группой, нью-йоркскими панками Gorilla Biscuits, в турне по стране. Его поразило, насколько здравомыслящими оказались музыканты с имиджем людей распущенных и развращенных: «Их музыка – настоящий хардкор. Но они оказались очень порядочными. Никто из них даже не курил» (цитата по The Interview People).

Офис на кухне

Музыкальная карьера в Америке не задалась. Маэдзава в 1995 г. вернулся в Японию, где его Switch Style в 1998 г. подписала контракт с маркой BMG Japan и выпустила первый альбом. Но в 2001 г. Маэдзава объявил, что уходит из группы. Она мешала другому важному делу: бизнесу.

В США Маэдзава бросился коллекционировать аудиокассеты, CD, афиши, футболки и все остальное, имеющее отношение к его любимым группам – Anthrax, Dead Kennedys, Melvins и др. В Японии фанаты западной музыки мало где могли приобрести эти вещи. Вернувшись на родину, Маэдзава принялся импортировать их и продавать по почте, давая объявления в музыкальных журналах. Его «офис» располагался на кухонном столе, где происходило все – от заказа и каталогизирования до упаковки товара. «Все было супер, я и не думал, что занимаюсь торговлей, – говорил он Forbes. – Я был в музыкальном бизнесе и был счастлив».

Первый каталог представлял собой рукописный перечень пластинок на одной стороне листа A4. Вскоре он разросся до сотни страниц, вручную отксерокопированных 20 000 раз. В 1998 г. Маэдзаве пришлось нанять 10 друзей себе в помощь. Они стали первыми сотрудниками компании Start Today (так назывался лучший альбом Gorilla Biscuits). Маэдзава увлекся программированием, разработал веб-сайт и с 2000 г. начал торговать онлайн.

Крутой прикид

Маэдзаву всегда поражало, в каких вещичках появлялись на работе его друзья-подчиненные. Часть дня тратилась на то, чтобы узнать, кто что где купил, рассказывал он Forbes. Очевидным шагом было добавить к музыкальным товарам еще и одежду.

Онлайн-продажи, пожалуй, единственный путь на одежный рынок Японии, рассуждает Forbes. Местные ограничения, лицензирование, эксклюзивные договоры о дистрибуции делают Японию одним из наименее гостеприимных для открытия физических магазинов рынков мира.

Чтобы костюмчик сидел
Чтобы костюмчик сидел

В прошлом году Маэдзава объявил, что разошлет клиентам 10 млн костюмов Zozosuit. Это эластичное черное трико с белыми метками. Сняв себя в этом трико на смартфон, с помощью приложения можно получить все свои мерки. «Идея родилась из моей собственной потребности: я невысокий, у меня короткие ноги, так что сложно найти брюки, которые бы идеально сидели, – говорил Маэдзава The Interview People. – Думаю, что у многих людей такая же проблема и брюки приходится подворачивать». Zozosuit позволяет увидеть, не выходя из дома, как на тебе будет смотреться одежда из онлайн-магазина. «Время, когда люди подлаживались под вещи, прошло, это новая эра, когда вещи подгоняются под людей», – заявил Маэдзава Reuters. Он объявил, что начинает шить одежду под заказ по размерам клиента. Производство каждого костюма обходится в 1000 иен (около $12), но их раздают бесплатно, пишет The Telegraph Magazine. «Я думаю, для нас это шанс стать номером один в мире в бизнесе одежды», – сказал о Zozosuit Маэдзава The Interview People. Правда, в комментариях в Facebook разгневанный американский клиент пишет, что ему пришлось выложить $6 за пересылку.

Индустрия моды в Японии представлена крупными сетевыми магазинами – такими как Matsuzakaya, Mitsukoshi и Takashimaya – и мелкими бутиками, которыми переполнены крупные города. Яркий пример – квартал Харадзюку, где молодежь собирается каждое воскресенье похвастаться прикидом, от готической лолиты до косплея.

У многих японских производителей одежды есть контракты с одним-двумя бутиками. Но им трудно пробиться на полки сетевых гигантов, которые предпочитают крупные, желательно глобальные, бренды. Аналог сетевого гиганта в интернете уже существовал – Rakuten. Но Маэдзава разглядел незанятую нишу: торговля по всей стране через интернет товарами мелких домов моды и бутиков, объясняет Forbes. С 2000 г. Start Today начала приторговывать одеждой.

Началось все с товаров 17 магазинов, у каждого из которых был и свой собственный сайт. А сейчас у нее представлены товары 3500 брендов и почти 900 бутиков, по данным Vogue. Поначалу его магазин скупал все лоты и затем их перепродавал. Сейчас 80% выставлено на условиях предзаказа, остальное же Маэдзава по-прежнему скупает, чтобы побыстрее доставлять самые популярные вещи, продолжает Forbes.

Рок помешал

К 2004 г. стало ясно, что торговля одеждой гораздо перспективнее, чем музыкальная сфера. Маэдзава назвал онлайн-ритейлера Zozotown и в 2007 г. провел IPO на секции Mothers Market для стартапов Токийской биржи. Но еще раньше, в 2005 г., Маэдзава вывел из состава холдинга музыкальное подразделение, «потому что некоторая музыка, которой там торговали, не соответствовала имиджу компании, собирающейся стать публичной» (цитата по The Daily Beast).

На одном сайте предлагался самый богатый выбор разных марок, объясняет его успех WSJ. Среднестатистический клиент Zozotown – молодая женщина в возрасте 29,8 года, сходящая с ума по бутикам, до которых ей добираться час или два из отдаленного пригорода Токио, где она живет с родителями, пишет Forbes. На сайте Zozo.jp она может за несколько кликов поменять цвет вещи, увидеть, как она смотрится именно в ее размере, и почитать комментарии пользователей. Демонстрируют одежду, как правило, сотрудники Zozotown. Продаются на сайте и известные бренды – United Arrows, Beams и Ships, и мелкие, например A Bathing Ape. Все это японские марки, сайт торгует считанными западными брендами.

У сайта Маэдзавы экстраординарная способность привлекать покупателей, говорили Reuters производители одежды. В отличие от привычных европейцам онлайн-ритейлеров он не предполагает возврат (впрочем, это обычно для Японии, отмечает Reuters). Зато предлагает максимальное количество инструментов, чтобы протестировать онлайн, как сядет вещь на покупателя.

Большинство из 300 своих сотрудников Маэдзава набрал не за опыт онлайн-продаж, а за энергичность, увлеченность и главное – модный вид, пишет Forbes. Он следует принципу, что его сотрудники должны ходить в те же места, что и клиенты, и иметь те же сложности с гардеробом.

Партнеры-конкуренты

Конкуренты не прочь узнать секрет, как ориентированной на молодежь и модные вещи компании удается удерживать покупателей, когда они становятся старше и солиднее, продолжает Forbes. Больше понятно, чем Маэдзава привлекает производителей одежды. Они хвалят Start Today за разнообразие услуг, которые снимают всю головную боль по организации продаж и позволяют сконцентрироваться на дизайне. Некоторые даже закрыли собственные сайты, полностью перейдя на Zozotown. Один из собеседников восхищен, что подчиненные Маэдзавы занимаются всем – от фотографирования одежды и перевода в разные системы мер до складирования и логистики.

Маэдзава никогда не настаивал на эксклюзивном праве продаж. Отчасти поэтому ему сейчас приходится нелегко. С 2012 г. компания торгуется в первой секции Токийской биржи. Летом котировки пробили уровень в 4800 иен. Сейчас колеблются около 3300 иен. Одна из причин падения – поставщики Маэдзавы становятся потенциальными конкурентами, предупреждает Reuters. Бренд United Arrows 60% онлайн-продаж делает через Zozotown. Но развивает торговлю через собственный веб-сайт, нарастив ее в прошлом финансовом году на 35%. У компании Bay Crew’s Group 30% интернет-продаж приходится на Zozotown, а 60% – на собственный веб-сайт.

Японские обыкновенные магазины осознали прелесть онлайн-торговли и активно в нее рвутся, продолжает Reuters. Например, Fast Retailing (бренд Uniqlo) хочет нарастить до 30% долю онлайн-продаж, не дотягивающую сейчас и до 8%. В феврале этого года в игру вступил модный дом Stripe International, вместе с SoftBank запустив собственного онлайн-ритейлера. Давит и Amazon – его директор в Японии Джеймс Питерс уверяет, что интернет-продажи – самый быстрорастущий сегмент бизнеса.

Маэдзава принимает ответные меры. Он создал одежный секонд-хенд Zozoused и площадку, где пользователи продают друг другу одежду, – Zozo Flea Market. Запустил одежду под собственным брендом Zozo и к концу финансового года (март 2019 г.) надеется довести ее продажи до 2 трлн иен только за рубежом. Выход на зарубежные рынки видится ему единственным способом расширить бизнес. Треть времени Маэдзава проводит за границей, пишет Spear’s. У компании есть офисы в Берлине и Венис-Бич (Лос-Анджелес, Калифорния). Он запустил приложение для смартфонов Wear – соцсеть, где можно посмотреть, как одеваются разные блогеры, и прикупить понравившиеся вещи.

Квартира с шедеврами

У Маэдзавы двухэтажная квартира в Токио, обставленная французской мебелью 1950-х. «Я приземляюсь на мягкую софу и начинаю разглядывать искусство. Везде – на стенах, на полу и в воздухе – шедевры. Вот Пикассо – «Бюст женщины». Это портрет Доры Маар, любовницы художника, за который Маэдзава заплатил $22,6 млн на аукционе. На одном столе – бронза Виллема Кунинга, на другом – Джакометти. С потолка свисает конструкция американского скульптора Александра Колдера, которая стоит почти $6 млн. Третий стол гнется под тяжестью коробок со старинной японской керамикой. Мебель, на которой сидим я и Маэдзава, авторства французского дизайнера Жана Ройера, – расписывал корреспондент The Interview People. – Задумавшись, я больно ударяюсь голенью о «Пирамиду», стальную желтую скульптуру чикагского художника Уильяма Джей О’Брайана».

Не забывает Маэдзава и о японских талантах. В 2012 г. он основал фонд Contemporary Art Foundation, который поддерживает грантами и наградами молодых художников и дважды в год проводит выставки для увеличения интереса к искусству.

В костюме гриба

Маэдзава принадлежит к новому поколению японских богачей, пишет Reuters. Как и американцы, он активен в соцсетях и часто отвечает на вопросы от моды до искусства в Twitter. Если Маска ругают, что он превратил бизнес в шоу одного человека, Маэдзава по мере роста бизнеса окружает себя опытными заместителями. Правда, отмечает WSJ, за предметы искусства он торгуется лично и выбирает их самостоятельно в отличие от многих коллекционеров, полагающихся на мнение экспертов. «У меня нет офиса. Нет стола. Даже своего компьютера. Если бы у меня все это было, то я бы сидел за ним и делал вид, что работаю», – говорил он The Interview People. Вместо этого Маэдзава работает с ноутбука там, где ему нравится. У него много деловых костюмов. Но на презентации годовых финансовых отчетов он выходит в костюме гриба. Это символ, что бизнес растет как грибы после дождя, объясняет он.

Маэдзава поддерживает интерес к своей персоне и бизнесу с помощью разнообразных публичных акций. То договорится с 40 брендами и объявит распродажу футболок с надписями против войны в Ираке, а вырученные 5,96 млн иен отправит на благотворительность. То заявит, что собирается купить какую-нибудь бейсбольную команду. То засветится перед фотографами с очередной красавицей. Ему даже пришлось извиниться, отчитываясь о финансовых итогах компании, за шумиху в прессе после его фото с актрисой, певицей и фотомоделью Аяме Горики. Но Маэдзава тут же добавил: «В любом случае в моей компании и личной жизни все хорошо» (здесь и далее цитаты по The Interview People).

Маэдзава не женат. Но он отец троих сыновей от двух женщин. Одному восемь, двум по пять лет. «Для меня брак – это просто контракт, – говорил он. – Он не имеет особенного значения». Детям он помогает финансово и видится с ними раз месяц: «Думаю, мне удалось найти баланс: дети заняты в школе, а я постоянно нахожусь в разъездах».

Не забывает он и об унылых лицах белых воротничков, лицезрение которых по утрам подтолкнуло его на путь, окончившийся миллиардным богатством. Еще в июне 2012 г. Маэдзава ввел для своих сотрудников шестичасовой рабочий день, чтобы они, как и он, больше времени могли уделять хобби. Или семье.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more