Статья опубликована в № 4662 от 27.09.2018 под заголовком: С металлургами надо считаться

Дмитрий Козак поддержал металлургов

Отрасли помогут РЖД, энергетики и налоговики, решил вице-премьер

На прошлой неделе, 19 сентября, у вице-премьера Дмитрия Козака прошло совещание о развитии черной металлургии. Инициатор встречи – ассоциация «Русская сталь» (объединяет девять предприятий сталелитейной и трубной отрасли, ее возглавляет основной акционер НМЛК Владимир Лисин). Обсуждалось семь основных, по мнению металлургов, ограничений для развития отрасли: модернизация тепловой генерации за счет промышленных потребителей электроэнергии (5,5 трлн руб. дополнительной нагрузки на реальный сектор до 2046 г., в том числе на черную металлургию – 260 млрд руб.); перекрестное субсидирование электроэнергетики (136 млрд руб.); узкие места железнодорожной инфраструктуры; дополнительная экологическая экспертиза (40 млрд руб.); идея дать регионам право самим ограничивать деятельность предприятий и вводить квоты на выбросы; налоговая нагрузка (5–6 млрд руб. в год); налог на недвижимое оборудование.

Железная дорога

«Совещание прошло позитивно <...> Даны поручения профильным ведомствам», – сказал исполнительный директор «Русской стали» Алексей Сентюрин. Поручения даны по всем вопросам встречи, подтвердил представитель Козака. «Ведомости» ознакомились с копией протокола совещания (документ подтвердили чиновник и собеседник «Ведомостей», близкий к одному из участников совещания). Из него следует, что «Русская сталь» поучаствует в уточнении инвестпрограммы РЖД. Вопрос прорабатывается, говорит представитель РЖД. Согласованный вариант инвестпрограммы Минтранс должен представить в правительство до 25 октября.

Представитель Минтранса подтвердил, что в ведомство поступило поручение правительства о проработке предложений «Русской Стали» по развитию железнодорожной инфраструктуры общего пользования. Позиция ведомства прорабатывается, добавил он.

Лисин от лица «Русской стали» уже направил Козаку письмо, в котором предложил перечень из 14 проектов инфраструктуры общего пользования, которые РЖД необходимо расширить. «Ведомости» ознакомились с письмом, его подлинность подтвердили два собеседника, знакомых с его содержанием. Металлурги готовы увеличить производство на 3 млн т, а погрузку готовой продукции и сырья, в том числе на экспорт, – на 12 млн т, но для этого нужно расшить узкие места на железной дороге, указывает Лисин. Поступления РЖД со стороны металлургических компаний увеличатся на 3,5 млрд руб. ежегодно. «Средства РЖД, вложенные в развитие такой инфраструктуры, вернутся довольно быстро», – констатирует Лисин.

Ежегодно на перевозку металлургических грузов (более 300 млн т.) приходится 25–30% от общей выручки РЖД, приводит данные «Русская сталь». «Металлопродукция относится к самому высокодоходному классу и, фактически, за счет субсидирования поддерживает многие убыточные для РЖД перевозки. Доходность перевозок металлопродукции на тонно-километр выше в четыре раза по сравнению с перевозками ряда других грузов», – рассказал «Ведомостям» представитель ассоциации.

Использование в инвестпрограмме РЖД предложений «Русской стали» может стать продолжением истории со списком Белоусова, считает гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров. В июле помощник президента Андрей Белоусов предложил изъять у 14 компаний часть доходов, в итоге было решено, что налоги увеличены не будут, но бизнес сам увеличит инвестиции в социально важные проекты. «Видимо, металлургов обяжут поучаствовать в софинансировании всех или некоторых предложенных ими же инфраструктурных проектов, – полагает Бурмистров. – И для них это будут более эффективные инвестиции, нежели участие в проектах, которые их напрямую не касаются, – моста на Сахалин или ВСМ». По мнению «Русской стали», инвестиции в увеличение перевозок металлургических грузов не такие значительные, как вливания в убыточные направления, при этом являются наиболее эффективными и рентабельными, отмечает представитель ассоциации.

Совещание у Козака – это скорее всего реакция металлургов на список Белоусова, в который большинство членов «Русской стали» попали, согласен директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов.

Энергетика

Еще одно поручение Козака – Минэнерго, Минэкономразвития и ФАС вместе с «Русской сталью» должны решить, можно ли освободить промышленных потребителей с собственными энергоблоками от оплаты резерва мощности. В августе их обязали оплачивать сетевым компаниям присоединенные мощности вне зависимости от фактического потребления. Повышение должно быть постепенным: в 2020 г. потребители будут оплачивать 10% резервируемой мощности, а к 2024 г. – все 100%. Крупные промышленные потребители высказались против новой системы. По оценке «Русской стали», мера обойдется металлургическим заводам в сумму около 100 млрд руб. в год. Энергостанции были построены на многих крупных промплощадках, предложение вице-премьера должно освободить их от оплаты резерва, равного мощности своих станций, отмечает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. На собственную генерацию промышленных потребителей приходится до четверти имеющегося сетевого резерва, рассказала аналитик АКРА Наталья Порохова: «Риски роста тарифов на электроэнергию для них при полной оплате резерва могут достигать 30% роста конечной цены на электричество». Также Козак поручил изучить возможность пересмотра программы модернизации ТЭС (сократить срок первого отбора проектов модернизации с трех до одного года и установить квоту на модернизацию в 3 ГВт).

Налоги

Еще одна проблема, которую договорились решить, – давний спор компаний с налоговиками, какое имущество считать движимым, а какое недвижимым. С первого бизнес налог не платил с 2013 по 2018 г., когда власти решили восстановить налог в 1,1%. Более 20 регионов решили снизить ставку или вовсе отменить налог. Так в итоге поступило и правительство, освободив движимое имущество от налогов с 2019 г. в качестве компенсации за повышение НДС.

Но бизнес столкнулся с новой проблемой – налоговики начали переквалифицировать оборудование в недвижимое имущество и ретроспективно облагать промышленные компании налогом, говорилось в сообщении «Русской стали». Это подтверждают и опрошенные «Ведомостями» юристы. Основные пострадавшие – крупные производственные компании нефтегазового, химического и металлургического секторов, а также энергетики, рассказывает партнер Taxology Алексей Артюх.

Определение недвижного имущества в Гражданском кодексе сформулировано очень размыто и суды в каждом деле пытаются вывести из него критерии отнесения имущества к недвижимому, объясняет юрист «Щекин и партнеры» Евгения Миронова. Теперь это должны сделать Минэкономразвития с Минфином: до 10 октября поправки, устанавливающие четкие критерии недвижимого имущества, должны быть внесены в правительство. ФНС же до принятия закона не сможет переквалифицировать имущество, которое его собственник отнес к движимому. Представитель ФНС переадресовал вопросы в Минфин и Минэкономразвития, Минфин – в Минэкономразвития, его представитель с поручением не знаком.

Минэнерго работает над поручениями, сказал заместитель министра энергетики Вячеслав Кравченко. ФСК представила вице-премьеру позицию по вопросам введения сетевого резерва, идет обсуждение на уровне ведомств, отметил представитель компании.

НЛМК, «Мечел», Evraz, ММК, «Металлоинвест», ОМК, Промышленно-металлургический холдинг, «Северсталь» и ТМК от комментариев отказались. Представители Минпромторга, Минприроды, ФАС и «Россетей» не ответили на запросы «Ведомостей».

В подготовке статьи участвовали Полина Трифонова, Елена Вавина, Анна Холявко, Владимир Штанов

Читать ещё
Preloader more