Статья опубликована в № 4736 от 21.01.2019 под заголовком: Офшоры дорожают

Популярные офшоры резко ужесточили требования к бизнесу

Бизнесу придется покидать их или создавать полноценные офисы

«Закат эпохи островных офшоров?» – так озаглавили обзор аналитики PwC. Их предположения оправданны: с 2019 г. во многих офшорах заработали законы, которые обязывают компании вести реальную деятельность. «Это тектонический сдвиг в офшорном бизнесе, по сути, разрушается один из его столпов – возможность переводить доходы компаниям без офиса и сотрудников», – констатирует руководитель налоговой практики UFG Wealth Management Юрий Куликов. Генсек ОЭСР Анхель Гурриа предупреждал об этом еще в 2013 г.: золотой век – «мы нигде не платим налоги» – окончен, объявил он, представляя план борьбы с налоговым арбитражем (BEPS). С тех пор этот план принес национальным бюджетам более 93 млрд евро.

По «золотому правилу» бизнес жил десятилетиями. Только в 2015 г. страны с низкими налоговыми ставками привлекли около 40% прибыли международных компаний, указано в исследовании экономистов из Копенгагенского и Калифорнийского университетов в Беркли. Прибыль перекачивается в офшоры через транзитные юрисдикции с помощью соглашений об избежании двойного налогообложения. По данным ЦБ, в 2017 г. (за весь 2018 год их еще нет) наиболее популярной транзитной юрисдикции – Кипру – досталось 58% прямых инвестиций из России за рубеж и 30% пришли в Россию с этого острова.

Но укрываться в офшорах все сложнее: заработал автоматический обмен налоговой информацией и межстрановой отчетностью, банки требуют информацию о происхождении капитала, Россия ввела правила о контролируемых иностранных компаниях и фактическом получателе дохода. А в декабре 2017 г. Совет ЕС опубликовал перечень более чем из 40 стран, налогообложение в которых не соответствует принципам прозрачности и справедливости. 13 стран были названы офшорами, где оседает прибыль компаний, не ведущих реальной деятельности.

ЕС пригрозил включить эти юрисдикции в черный список, но местные власти пообещали провести реформы до конца 2018 г. Большинство обещание выполнили: законы приняли Бермуды, Британские Виргинские острова (BVI), Кайманы, острова Гернси, Джерси, Мэн, Маврикий, Багамские и Сейшельские острова – они действуют с 1 января этого года, но предполагают переходный период для уже работающих компаний. Этим девяти юрисдикциям, по данным ЦБ, досталось 11% прямых инвестиций из России в 2017 г., пришло из этих стран 29%.

Принятые законы похожи, указано в обзоре PwC: сотрудники компании должны находиться на территории юрисдикции, их количество и квалификация должны соответствовать деятельности компании, подходящие помещение и оборудование, адекватный уровень затрат. В законах общие формулировки и непонятно, какие затраты будут сочтены адекватными и как будут применяться новые правила, замечает партнер International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов. Все ждут уточнений от местных властей, пишет PwC. Сроки сжатые и многие компании могут в них не уложиться, опасается партнер PwC Екатерина Лазорина. А ответственность за невыполнение правил уже установлена. Например, на BVI за первое непредоставление информации могут оштрафовать минимум на $5000. Компании может грозить исключение из реестра, а ее собственникам – уголовная ответственность.

Некоторые законопроекты почти не обсуждались публично, говорит Лазорина: «Бизнес знал, что что-то подобное готовится, но жесткие формулировки – неприятный сюрприз для многих». Многие клиенты обеспокоены, подтверждает партнер KPMG Анна Воронкова.

Главный вопрос – стоит ли создавать присутствие на старом месте или переезжать в более респектабельную, но и более дорогую юрисдикцию, отмечает старший юрист Baker McKenzie Артем Торопов, в офшорах уже появляются новые возможности по аренде площадей и найму сотрудников. У крупного бизнеса есть ресурсы создать офисы, считает партнер Ronlaw Partners Павел Романенко. Экономия на налогах того стоит, подтверждает Куликов.

С ужесточением антиофшорного законодательства многие предприниматели решили перевести бизнес в Россию. Поменяли, например, структуры владения активами Геннадий Тимченко, Алишер Усманов, Виктор Вексельберг. Но у многих предпринимателей остались связи с офшорами. Так, UC Rusal зарегистрирована на о. Джерси (5 ноября 2018 г. совет директоров компании решил перерегистрировать ее в России), там же зарегистрирована Polymetal International. Холдинговая компания разработчика программного обеспечения Luxoft зарегистрирована на BVI. Представитель En+ (основной акционер UC Rusal) от комментариев отказался. Представители UC Rusal, Polymetal, Luxoft не ответили на вопросы «Ведомостей».

Крупные компании переезжают в транзитные юрисдикции – Сингапур, Швейцарию, Люксембург, на Кипр, рассказывает Торопов. В большинстве случаев можно найти юрисдикцию или финансовые инструменты, чтобы сохранить налоговую эффективность, говорит Воронкова, платить 0% вряд ли получится, но, например, в Сингапуре ставка налога на прибыль от торгового дохода – всего 5%. Можно мигрировать в страну, которая не обещала ЕС ввести требования экономического присутствия, рассуждает Вахитов, но их немного, а будет еще меньше.

Читать ещё
Preloader more