Статья опубликована в № 4772 от 13.03.2019 под заголовком: США обвиняют «Роснефть» в нарушении санкций

Госсекретарь США обвинил «Роснефть» в нарушении санкций против венесуэльской PDVSA

Компания ничего не нарушает – нефть ей поставляется в счет долга, отмечают юристы

Госсекретарь США Майкл Помпео обвинил «Роснефть» в том, что та продолжает закупать нефть у PDVSA вопреки американским санкциям. «Россия потратила огромные деньги в Венесуэле на поддержку тесных связей с режимом. <...> Российские компании продолжают и по сей день пытаться помочь режиму Мадуро превратить золотые запасы страны в наличные деньги, еще больше растрачивая активы венесуэльского народа, активы, которые ему понадобятся для восстановления своего будущего», – заявил он.

Заявления Помпео беспочвенны, субъективны и предвзяты, ответила «Роснефть»: «Компания не занимается политикой, а осуществляет исключительно коммерческую деятельность в интересах всех своих акционеров. Деятельность «Роснефти» в Венесуэле связана с реализацией добычных проектов и поставками нефти и осуществляется в соответствии с международным правом и действующими рыночными контрактами, заключенными задолго до введения США односторонних санкционных ограничений».

Партнер «Роснефти» в Венесуэле – государственная PDVSA, против которой в конце января минфин США ввел санкции. Но все операции с ней должны быть завершены до 28 апреля.

С 2014 по 2017 г. российская компания предоставила венесуэльскому партнеру $6,5 млрд в виде кредитов и авансов за нефть. В качестве обеспечения по кредиту на $1,5 млрд PDVSA в ноябре 2016 г. заложила 49,9% акций Citgo. Это ее крупнейшая «дочка», при этом активы компании расположены в США. PDVSA платит по долгу: на конец 2018 г. он снизился до $2,3 млрд. Аналитики рейтингового агентства Moody’s считают, что у Венесуэлы не должны возникнуть проблемы с погашением долга, компания выплатит его к середине 2020 г.

«Роснефть» не нарушает санкции, так как поставки нефти производятся в счет погашения долга, который был сформирован до их введения, говорит директор Фонда развития права и медиации ТЭКа Александр Пахомов. С ним согласен партнер консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин, но добавляет, что неопределенность в данном случае все равно остается: «Высказывания Помпео выглядят как способ нагнетания обстановки».

Американское законодательство распространяется на лиц США – граждан, резидентов, а также на зарегистрированные в США компании и их иностранные филиалы и представительства, говорит партнер Moscow Branch of Baker & McKenzie CIS Александр Бычков. То есть ограничительные меры могут коснуться Сitgo, потому что это американское лицо, которое должно следовать американскому закону. В конце февраля Citgo уже приостановила все контакты с PDVSA, а в ее новый совет директоров входят представители, назначенные оппозицией Венесуэлы во главе с самопровозглашенным временно исполняющим обязанности президента Хуаном Гуайдо.

В случае если по каким-то причинам Венесуэла все-таки не сможет обслуживать свой долг, «Роснефть» может обратить взыскание на залог, которым является доля в Citgo, продолжает Пахомов. «Если между «Роснефтью» и PDVSA заключен нормальный контракт, то шансы вернуть из залога акции есть», – говорит Панин.

«Помпео публично критикует «Роснефть», и такая критика, конечно, заслуживает внимания, но под их сферу влияния «Роснефть» не попадает. Основной риск для «Роснефти» в этой ситуации – это вторичные санкции», – добавляет Бычков.

«Роснефть» оценивает политическую нестабильность в Венесуэле как временное явление, не оказывающее существенного влияния на проекты госкомпании в стране, говорил 6 февраля на телеконференции первый вице-президент «Роснефти» Эрик Морис Лирон: «Мы не ожидаем снижения добычи на совместных проектах в Венесуэле». У «Роснефти» есть доли в пяти предприятиях в Венесуэле – Petromonagas (там у «Роснефти» доля 40%), Petroperijа (40%), Boquerоn (26,67%), Petromiranda (32%) и Petrovictoria (40%). Санкции США касаются только владельцев более 50% в венесуэльских предприятиях, так что «Роснефти» не стоит опасаться возможности попасть под вторичные санкции, отмечали эксперты Moody’s.

«Роснефть» изначально пришла в Венесуэлу, зная о высоких рисках работы в стране, продолжает Панин. Сейчас риски растут, потому компании нужно дружить со всеми заинтересованными сторонами, в том числе и с оппозицией, говорит он: «Основной риск для нее – общеэкономический: все, что происходит в государстве, не может не повлиять на бизнес. Конечно, можно рассматривать сценарий Ирака 2003 г., когда все бизнес-контракты были отменены. Но сомневаюсь, что нечто подобное возможно в Венесуэле».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more