ВТБ подал иск к бывшим владельцам «Трансаэро» на 249 млрд рублей

Банк обвиняет семью Плешаковых в искажении отчетности и выводе средств из компании
Владельцы «Трансаэро» Ольга и Александр Плешаковы уехали из России еще в 2015 г. /Валерий Левитин / РИА Новости

Один из кредиторов авиакомпании «Трансаэро» – банк ВТБ подал в Арбитражный суд Санкт-Петербурга иск о привлечении к субсидиарной ответственности бывших совладельцев перевозчика: Александра Плешакова, его жены Ольги Плешаковой и матери Татьяны Анодиной. Сумма иска – 249,2 млрд руб., столько осталась должна «Трансаэро» всем кредиторам. Иск опубликован в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Кроме того, конкурсный управляющий «Трансаэро» Алексей Белокопыт подал в тот же суд отдельный иск о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего гендиректора «дочки» «Аэрофлота» авиакомпании «Россия» Дмитрия Сапрыкина, с сентября по ноябрь 2015 г. руководившего «Трансаэро». С 2018 г. он работает гендиректором аэропорта «Внуково». Сумма иска не указана.

«Трансаэро» была второй по трафику авиакомпанией в России после «Аэрофлота». Под контролем семьи Плешаковых с учетом 12% квазиказначейских акций было 53% акций перевозчика, пишет ВТБ в иске. В конце 2015 г. все бумаги аккумулировал Плешаков, собрав 59,48%, сообщала «Трансаэро».

Плешаков много лет возглавлял совет директоров авиакомпании, Плешакова с 2001 по 2015 г. была ее гендиректором, а Анодина, являющаяся бессменным руководителем Межгосударственного авиационного комитета (МАК; занимается сертификацией самолетов и расследованием авиапроисшествий), входила в совет директоров «Трансаэро» и владела 3% ее акций.

В сентябре 2015 г. у «Трансаэро» не осталось средств на операционную деятельность, ее полеты оплачивал «Аэрофлот». Сделка по вхождению «Трансаэро» в «Аэрофлот» сорвалась. Росавиация отозвала у «Трансаэро» сертификат эксплуатанта с 26 октября 2015 г. В декабре перевозчик был признан банкротом. В сентябре 2017 г. суд ввел в компании конкурсное производство.

Сам ВТБ в 2014–2015 гг. выдал «Трансаэро» кредитов на 12,5 млрд руб. ВТБ указывает, что из-за действий Плешаковых и Анодиной невозможно полное погашение «Трансаэро» требований кредиторов. Банк обвиняет ответчиков в выводе средств из компании, а также искажении отчетности.

ВТБ обвиняет: переписанная отчетность

В предоставленной кредиторам бухгалтерской отчетности за подписью Плешаковой и главного бухгалтера А. Е. Ковалева за 2012 г. – первые три квартала 2014 г. была отражена прибыль и положительные чистые активы. А в 2015 г. кредиторы получили скорректированную отчетность, согласно которой в 2012–2013 гг. чистые активы «Трансаэро» были отрицательными (13 млрд и 29 млрд руб. соответственно), а в 2013–2014 гг. она имела убытки.

Истец указывает, что руководитель должника должен был обратиться с заявлением о банкротстве в случае, если размер обязательств компании превышает стоимость имущества. Проведенный в ходе банкротства «Трансаэро» анализ ее финансового состояния показал: «начиная с 2012 г. должник фактически уже отвечал признакам банкротства». У компании были постоянные убытки от текущей деятельности, которые рассчитываются как разница между выручкой и полной себестоимостью продаж. В 2013, 2014 и 2015 гг. этот показатель составил 12,4 млрд, 293 млн и 17,1 млрд руб. соответственно. При этом ликвидационная стоимость активов «Трансаэро» составляет всего 1,5 млрд руб. – почти в 150 раз меньше ее обязательств.

ВТБ обвиняет: из «Трансаэро» выводились средства

Поскольку компания была на самом деле убыточной, то дивидендов она платить не могла, указывает ВТБ. Но за 2013 г. компания выплатила акционерам 138 млн руб. Истец считает это выводом средств.

Конкурсный управляющий «Трансаэро» уже оспаривает в суде выплату дивидендов Плешакову и членам его семьи на сумму 59,6 млн руб. (соответствует доле в 43%), говорится в иске.

Кроме того, компания платила вознаграждение ключевому управленческому персоналу – в 2013 и 2014 гг. соответственно 136 млн и 148 млн руб. Хотя по факту премировать было не за что, так как компания несла убытки.

Компания вольно распоряжалась средствами, выдавая подчас невозвратные займы дочерним структурам, говорится в иске. Так, в 2013 г. 100%-ная «дочка» «Трансаэро» Jeimbo Cyprus получила 2 млрд руб. А другая 100%-ная «дочка» – ООО «Трансаэро-финансы» – 1,3 млрд руб. По состоянию на 1 января 2016 г. непогашенные вложения в «дочек» «Трансаэро» составили 5,4 млрд руб.

Летом 2014 г. Jeimbo Cyprus выкупила у лизингодателей часть использовавшихся «Трансаэро» самолетов и перепродала их другим лизингодателям. О каких самолетах и компаниях идет речь, в иске не говорится. Но в нем указано, что всего от сделок Jeimbo Cyprus получила $31 млн, а ее маржа составила около $7 млн. При этом «Трансаэро» оплатила лизингодателям расходы на заключение договоров купли-продажи и организационный взнос в размере 0,95% от суммы сделки.

Наконец, в марте 2015 г. «Трансаэро» предоставила заем самой Плешаковой на 4 млн руб. Также с июля 2013 г. по июль 2014 г. компания выплатила Плешаковой 11,3 млн руб. за аренду здания. Эти сделки тоже оспариваются в суде конкурсным управляющим «Трансаэро».

Роль бывшего топ-менеджера «Аэрофлота»

Сапрыкин до прихода в «Трансаэро» был заместителем гендиректора «Аэрофлота». Он руководил «Трансаэро» чуть меньше трех месяцев, а потом вернулся в группу «Аэрофлот» и возглавил «Россию». Назначение Сапрыкина в «Трансаэро» сопровождалось рядом нарушений, говорится в иске к нему конкурсного управляющего. Так, он не уведомил Росавиацию о своем назначении и не прошел обязательную аттестацию и обучение по программам подготовки государственных инспекторов. Это оказалось одним из оснований для аннулирования сертификата «Трансаэро».

Кроме того, Сапрыкин распорядился прекратить с 1 октября 2015 г. продажу билетов на рейсы «Трансаэро». Это привело к существенному снижению выручки и ухудшению финансового состояния «Трансаэро», говорится в иске. Размер претензий к Сапрыкину в иске не указан. Так как не все требования кредиторов включены в реестр и не проводились расчеты с ними, установить «размер ответственности <...> не представляется возможным». Поэтому конкурсный управляющий просит приостановить производство по иску «до окончания расчетов с кредиторами» «Трансаэро».

Сапрыкин на запрос «Ведомостей» не ответил. «Если имела место фальсификация отчетности, то это серьезное основание требовать полной субсидиарной ответственности гендиректора и акционеров по всем обязательствам должника», – говорит управляющий партнер юрфирмы «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Ковалев. Но иск логично предъявлять именно к Плешаковым, а не к Сапрыкину, который руководил «Трансаэро» короткое время и, по сути, по решению правительства и готовил компанию к вхождению в группу «Аэрофлот», считает Ковалев.

«Иск о субсидиарной ответственности подается хоть и кредитором, но чаще на всю сумму требований кредиторов. Ответчики вправе доказывать как наличие оснований для отказа в таком иске, так и оснований для уменьшения суммы ответственности», – поясняет партнер юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин.

Где искать Плешаковых

О фальсификации Плешаковыми отчетности и выводе средств заявлял суду Южного округа Флориды еще в 2017 г. «МТС банк». Но он требовал не взыскания убытков, а раскрытия Плешаковым информации обо всех своих активах. В 2017 г. суд удовлетворил иск, но Плешаков решение обжаловал. Апелляция еще не рассмотрена. Иск ВТБ – первое имущественное требование к Плешаковым и Анодиной.

«С заявлением ВТБ мы не согласны. Бухгалтерская отчетность компании не подвергалась каким-либо искажениям, своевременно раскрывалась и постоянно проходила проверку как со стороны аудиторов, налоговой службы и иных контролирующих органов, так и со стороны самого банка», – говорит представляющий интересы Плешаковых адвокат бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Евгений Гурченко. Руководство «Трансаэро» открыто и добросовестно руководило компанией, его действия полностью соответствовали интересам «Трансаэро». Каких-либо сделок по выводу активов в указанный период не совершалось, в том числе упомянутые в иске дочерние компании также направляли все денежные средства на погашение обязательств перед российскими банками и финансовыми организациями. При этом ряд сделок уже признан судами законными, а действия руководства «Трансаэро» добросовестными, заявил Гурченко.

Доводы о признаках банкротства «Трансаэро» с 2012 г. также противоречат целому ряду вступивших в законную силу решений судов в рамках дела о банкротстве, решения судов говорят об отсутствии признаков банкротства в течение всего срока полномочий Плешаковой, добавил Гурченко.

Плешаковы в 2015 г. уехали из России. Плешаков письменно сообщал суду Флориды, что проживает в Азербайджане и странах Евросоюза. В США он не был с 2012 г. Анодина также много времени проводит в Азербайджане, где у МАКа есть филиал. Представитель МАКа на запрос «Ведомостей» не ответил. Так же поступили ВТБ и другие банки-кредиторы – Альфа-банк, «Абсолют банк», МКБ, Новикомбанк, РСХБ, Газпромбанк. Представитель Сбербанка от комментариев отказался.