Статья опубликована в № 4791 от 09.04.2019 под заголовком: Игорь Сечин не согласен с правительством

Сечин раскритиковал подход правительства к управлению топливным рынком

Он предложил свое решение проблемы «ручного управления» – ввести квоты на поставки в России

«С мая 2018 г. введено ручное, нерыночное регулирование цен на моторные топлива, при этом продолжают предлагаться все новые механизмы ручного регулирования», – написал 29 марта главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин премьер-министру Дмитрию Медведеву. «Ведомости» ознакомились с копией письма, о документе пишет и «Интерфакс».

«Роснефть» оценивает свои потери с мая 2018 г. более чем в 75 млрд руб. В случае продления соглашения нефтяников и правительства о фиксации цен на топливо компания будет терять по 30 млрд руб. в квартал, пишет Сечин.

Ручное управление отраслью приводит к тому, что нефтеперерабатывающие заводы получают убытки. В результате «нефтяная отрасль фактически субсидирует смежные отрасли экономики, в то время как бенефициарами замороженных цен являются все потребители, включая монополии и корпорации», пишет Сечин. До нефтяных компаний были лишь «доведены принятые правительством решения, касающиеся регулирования на внутреннем рынке моторных топлив». Меры были объявлены без обсуждения с бизнесом, а именно на него «переложены потери от сдерживания цен» на топливо.

Сечин предлагает несколько способов стабилизировать рынок. Один из ключевых – обязать всех недропользователей с мая перерабатывать нефть на российских НПЗ и поставлять на внутренний рынок не менее 17,5% от добываемой в России нефти в виде нефтепродуктов.

Для администрирования этого он предлагает ввести механизм, который бы позволял тем компаниям, у которых есть свободные мощности по переработке сырья, покупать нефть у тех, кто добывает больше, чем может переработать. Последние будут платить за переработку, а первые могут даже помочь с продажей нефтепродуктов в России или за рубежом. Следить за стоимостью переработки будет ФАС, а Минэнерго может фиксировать выполнение плана – поставки 17,5% от добытой нефти на внутренний рынок в виде топлива.

«Система, при которой каждая нефтяная компания брала бы на себя обязательства удовлетворять спрос на нефтепродукты пропорционально добыче, справедлива по сути, но труднореализуема на практике», – считает вице-президент Moody’s Денис Перевезенцев. Есть риск того, что придется вручную регулировать ценообразование на услуги нефтепереработки и доступ к мощностям НПЗ. Каждая нефтедобывающая компания вне зависимости от наличия НПЗ превратится в «виртуально интегрированную структуру», говорит он.

Некоторые заводы в России недозагружены: например, уфимские НПЗ «дочки» «Роснефти» – «Башнефти» – работают на 78%, Антипинский НПЗ – вовсе на 71%, передавал «Интерфакс» данные ЦДУ ТЭК. Часть предприятий имеет высокую загрузку: «Пермнефтеоргсинтез» «Лукойла» и Ильинский НПЗ – по 98%. Исходя из предложения Сечина он хочет перераспределить загрузку мощностей в России, которая в среднем по 2018 г. была около 88%. «Основными бенефициарами такого перераспределения станут НПЗ крупнейших вертикально-интегрированных компаний за счет тех, кто не владеет своими заводами», – говорит гендиректор агентства «Аналитика товарных рынков» Михаил Турукалов. Экономика НПЗ крупных игроков будет улучшаться за счет платы за переработку и из-за цены закупки сырья.

Сечин в письме Медведеву повторил также свое предложение ввести плавающий акциз, который менялся бы в зависимости от цен на нефть, переложить его уплату с НПЗ на АЗС (за это же недавно выступал гендиректор «Газпром нефти» Александр Дюков) и призвал бороться со спекулянтами на товарно-сырьевой бирже. «Инициативы направлены на расширение доли крупнейших компаний на топливном рынке и вытеснение с рынка независимых трейдеров», – уверен Турукалов.

Медведев поручил первому вице-премьеру Антону Силуанову и вице-премьеру Дмитрию Козаку «подготовить позицию к совещанию», которое состоялось 4 апреля. Но решений на нем так и не было принято. Представители заместителей Медведева, самого премьера и «Роснефти» отказались от комментариев.

«Продолжается нерешенный спор о том, кто и какие риски, связанные с изменением конъюнктуры на рынке, должен нести – потребители, бюджет или нефтяники», – обобщает старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Нефтяники считают, что, если государство хочет заморозить цены, платить за это должен бюджет. Квота для обязательной поставки на внутренний рынок – не очень рыночная мера, считает Маринченко, она может привести к разрыву между внутренними ценами на нефтепродукты и экспортной альтернативой. Это приведет к еще большему госрегулированию в отрасли. А вот перенести акцизы с НПЗ на конечных потребителей – логичная мера, учитывая, что акциз, по сути, и должен платить потребитель. Но могут возникнуть проблемы с администрированием, так как в России по-прежнему велика доля независимых АЗС, заключает эксперт.

Читать ещё
Preloader more