Статья опубликована в № 4792 от 10.04.2019 под заголовком: Истребитель опционов

Валютный риск в России застраховать невозможно

Это доказал суд, освободив «Сухого» от обязательств перед Сбербанком

Арбитражный суд Москвы признал недействительными сделки Сбербанка и АХ «Сухой» (производит в том числе истребители «Су»), по которым компания должна была выплатить госбанку 13,5 млрд руб., следует из картотеки арбитражных дел. Суд принял решение 15 марта, но опубликовано оно было только во вторник, 9 апреля. Иск удовлетворен полностью, но подробностей не приводится: разбирательство проходило в закрытом режиме.

В 2013–2014 гг. АХ «Сухой» заключил со Сбербанком пять сделок поставочного валютного опциона с барьерным условием. В отчетности «Сухого» за 2013 г. говорится, что на эти сделки компания пошла, чтобы воспользоваться преимуществами низких процентных ставок: компания подвержена валютному риску, связанному с выручкой, закупками и кредитами. По условиям сделок «Сухой» получал премию по опциону за обязательство продать банку в будущем доллары по курсу, действовавшему на дату получения займа в рублях. Опцион должен был быть исполнен в случае, если курс превысит 37–40 руб. (в зависимости от контракта).

Барьер был преодолен в 2014 г., и «Сухой» должен был заплатить по опционам 13,48 млрд руб. до 2018 г.

«Сухой» тоже госкомпания: 81% акций у Объединенной авиастроительной корпорации, которая на 92% принадлежит Ростеху. Госкорпорация получила эти акции от Росимущества, в интересах которого в сентябре 2016 г. прокуратура Москвы и решила судиться со Сбербанком. Она потребовала признать продажи опционов недействительными в «силу ничтожности». Арбитраж Москвы в 2016 г. принял обеспечительные меры, запретив Сбербанку списывать средства по этим сделкам со счетов «Сухого».

Андрей Шеметовруководитель департамента глобальных рынков Сбербанка
«В случае если мы проигрываем в суде, это создает прецедент и следует ожидать лавину подобных исков от других компаний, что только для банковской системы может привести к убыткам от 600 млрд до 1 трлн руб. Данное решение продемонстрирует незащищенность участников финансового рынка и приведет к полной остановке деривативного рынка <...> Все иностранные участники прекратят не только деривативные сделки, но и операции на спот-рынке, что резко снизит ликвидность всего рынка и поставит под угрозу все достижения российского финансового рынка и отбросит нас в 1998 год». Об иске «Транснефти» в 2017 г. (цитата по ТАСС)

Сбербанк в 2017 г. предложил «Сухому» мировое соглашение: выплатить всю сумму в течение двух лет в рублях по курсу ЦБ на третий день от заключения мировой, при этом Сбербанк со своей стороны выплатил бы «Сухому» положенные по сделкам 7,8 млрд руб. Но «Сухой» на мировую не пошел.

В том же году Сбербанк судился с «Транснефтью» – он получил от нее иск на 67 млрд руб. Компания требовала признать недействительной сделку по свопам, которую заключила осенью 2014 г. Она должна была платить, если курс доллара превысит 45 руб. (затем барьер был изменен на 50,35 руб.). К концу 2014 г. курс доллара превысил 56 руб., и «Транснефть» получила 75,3 млрд руб. убытка из-за неисполнения условий сделки. В иске компания утверждала, что Сбербанк не предупредил ее обо всех рисках и она не является профессиональным участником рынка производных инструментов. В январе 2018 г. стороны заключили мировое соглашение. Президент Сбербанка Герман Греф говорил, что оно не предусматривает денежных выплат.

«В большинстве случаев компании используют валютные опционы, чтобы застраховаться от обесценивания валюты или чтобы воспользоваться благоприятной конъюнктурой рынка. Но получается, что, страхуясь от падения доллара, компания тем самым подвергает себя риску падения рубля», – поясняет старший юрист Herbert Smith Freehills Денис Морозов.

Однако такие судебные решения фактически уничтожают этот рынок – получается, что одна сторона сделки вполне может ее оспорить, а это ставит под сомнение целесообразность использования валютных опционов в принципе, продолжает он. Такая судебная практика будет иметь неблагоприятные последствия для российского рынка, согласен директор управления валютных, процентных и товарных рынков банка «Открытие» Владимир Омельченко. Банкам становится рискованно продавать клиентам инструменты хеджирования: в случае отрицательной переоценки по контракту клиент может оспорить сделку, мотивировав это тем, что он является «слабой стороной» и ему был продан неподходящий продукт. «Это может привести к тому, что этот не самый ликвидный рынок сузится еще больше, а компании не смогут хеджировать непрофильные для себя финансовые риски», – опасается он.

Кроме того, подобная практика снижает привлекательность российского финансового рынка для иностранных участников, предупреждает он. Не исключено, что этот инструмент страхования от валютного риска вообще исчезнет, ведь банк или другой финансовый институт, заключивший такой контракт, не может быть уверен в его исполнении, солидарен Морозов.

Представители Сбербанка и «Сухого» от комментариев отказались. Представитель Росимущества на запрос не ответил.

Читать ещё
Preloader more