Статья опубликована в № 4813 от 16.05.2019 под заголовком: Алико Данготе: Нефть сильно навредила образу мыслей в Нигерии

Зачем миллиардеру $10 млн в багажнике

Самый богатый африканец Алико Данготе хотел убедиться, что его состояние не «циферки на бумаге»

Алико Данготе самый богатый человек в Африке и 136-й в мире по версии Forbes. Его состояние в $10,2 млрд – это больше, чем ВВП Киргизии или Таджикистана. Но долгое время он не мог почувствовать себя миллиардером. «Когда начинаешь заниматься бизнесом, твоя цель – заработать первый миллион. Но [когда] я понял, что у меня больше $12–13 млрд, сказал себе: хорошо, конечно, но это всего лишь циферки на бумаге», – цитирует его The Independent.

Тогда Данготе поехал в банк и снял $10 млн наличными: «Я положил их в багажник машины, приехал домой, открыл его, посмотрел на $10 млн и сказал: «О’кей, теперь я верю, что у меня есть деньги». На следующий день он вернул всю сумму на счет.

«Серийный моногам»

Данготе родом из очень богатой семьи. Его прапрадед со стороны матери был далеко не бедным торговцем. А прадед, Альхассан Дантата, стал богатейшим человеком Западной Африки, продавая в Европу орехи колы, арахис и другое сырье. А оттуда возил европейские товары. Перед смертью прадед потребовал от потомков поклясться на Коране, что они не раздробят бизнес-империю, а станут работать вместе. Главным он назначил старшего сына Сануси.

Одна из дочерей Сануси вышла замуж за местного бизнесмена Мохаммеда Данготе. В 1957 г. у них родился сын, которого назвали «победоносным защитником людей» – так переводится имя Алико.

Отец умер, когда мальчику было восемь лет. За воспитание взялся дед Сануси, стараясь привить наследнику страсть к торговле. Семена упали на благодатную почву. Маленький Данготе нужды в деньгах не испытывал. Но уже в восемь лет покупал ящики сладостей не для себя или подарков товарищам, а для перепродажи их в розницу одноклассникам.

Среднее образование Данготе получил в родном городе Кано, крупном экономическом и логистическом центре Нигерии. А за бизнес-образованием уехал в каирский престижный Университет аль-Азхар. По возращении он устроился набираться опыта в фирму родственника в нигерийском портовом городе Лагосе. Там Данготе живет до сих пор.

В 1977 г. ему, 20-летнему, семья подобрала невесту, свадьбу сыграли немедленно. У его знаменитого прадеда было несколько жен разом, а Данготе – «серийный моногам», шутит газета Naija News Today. Он разводился три раза и обзавелся 15 детьми, трое из них – от нынешней жены.

Жена есть, нужен бизнес

После свадьбы Данготе решил открыть собственный бизнес, из которого и вырос его холдинг Dangote Group. В разговоре с журналистом газеты Naija News Today он сетовал, что молодежь сейчас хочет стать миллиардерами «быстрее, чем бегает Усэйн Болт», но ему самому грех жаловаться, состояние его росло быстро. Данготе сумел сделать накопления из карманных денег, а к ним дед (по другой версии – дядя) одолжил ему еще 500 000 найр (около $3000). Для Африки по тем временам это была гигантская сумма. Срок возврата был обозначен «когда будет удобно». Считалось, что трех-четырех лет хватит. Данготе вернул деньги через три месяца.

В 1970-х Нигерия купалась в нефтяных деньгах. По всей стране шли стройки. Данготе стал торговать цементом. «Я покупал четыре грузовика, продавал их и зарабатывал», – рассказывал он Bloomberg.

Вверх-вниз по списку Forbes

В 2008 г. Данготе попал в рейтинг миллиардеров от Forbes, став первым нигерийцем в его истории. Он занял 334-е место с состоянием $3,3 млрд. Затем он обеднел: сказался мировой кризис. Проблем добавила и обстановка внутри страны. Президент Умару Муса Яр-Адуа из-за проблем с сердцем лег в клинику в Саудовской Аравии. В отсутствие твердой руки в стране начались волнения. В 2010 г. состояние Данготе оценивалось в $2,1 млрд. Взлет до $13,8 млрд в списке 2011 г. объясняется IPO цементного подразделения холдинга на Нигерийской бирже. Список составляется по итогам предыдущего года, а IPO произошло в октябре 2010-го. На Dangote Cement приходилось около 80% бизнеса Данготе, в год она приносила выручку $1,5 млрд. В рейтинге 2014 г. Данготе достиг пика своего могущества – $25 млрд. Но в следующем потерял 40%. Виной тому снижение нефтяных котировок, падение курса нигерийской валюты, к тому же снизился спрос на цемент в африканских странах, основном рынке сбыта Dangote Group. На март 2019 г., когда публикуется список Forbes, Данготе был на 136-м месте с состоянием $10,4 млрд. На вчерашний день Forbes оценивал его капитал в $10,2 млрд.

Так было каждый день, включая выходные. Ежедневно в его кошельке прибавлялось около 1400 найр (для сравнения: первую машину, подержанный Mercedes 200, он купил в тот год за 5100 найр). Идей, куда вложить взятый у деда капитал, у него не было – и он вернул долг.

Потом Данготе попробовал силы в перепродаже сахара и риса. Один из его дядьев заработал огромные деньги по контракту на поставку риса в конце гражданской войны в 1970-х. Покупателем выступало правительство, в котором у дяди были неплохие связи. Данготе усвоил урок о пользе знакомств, а родственники помогали ему – с юных лет брали с собой на встречи с важными людьми. Так он познакомился с офицером Олусегуном Обасанджо еще до того, как бурная история Нигерии вознесла того на пост президента страны (1976–1979 и 1999–2007).

А вот от политики Данготе стремится держаться по возможности дальше, учитывая, как часто на его памяти менялась власть в стране. В 2004 г. президент Обасанджо в порыве благодарности (Данготе немало жертвовал в его избирательный фонд и фонд его партии) публично заявил, что хотел бы видеть Данготе своим преемником: «Он не станет красть деньги у страны, ведь он богатый человек». Бизнесмен предпочел уйти в тень. И он никогда не заявлял публично о своих политических взглядах.

Появлялись у Данготе и важные знакомства за рубежом. В 1980 г., когда он налаживал торговлю сахаром, друг его дяди свел его с Дэвидом Дейном, который сколотил состояние на этом сырье и был, по словам Данготе, первым человеком, который показал ему, как выглядит груз сахара. Данготе стал покупать у Дейна сахар, а тот – брать его с собой на стадион. Дейн был вице-президентом футбольного клуба «Арсенал». С тех пор Данготе – ярый его фанат и несколько лет назад публично обещал купить британский клуб, как раз к 2020 г. Позже он, правда, сказал, что сначала ему надо разобраться с проектом по нефтепереработке, а потом уже прицениваться к спорту.

От риса до бензина

Импорт сахара и риса оказался выгодным делом. Данготе рассказывал Forbes, что в день мог заработать до $10 000. Но к середине 1980-х вести бизнес стало труднее. Цены на нефть пошли вниз, спрос внутри страны сократился. Добавила проблем политика. Президент Шеху Шагари (1979–1983), когда упали нефтяные поступления в бюджет, принялся наводить порядок в импорте. К счастью, у семьи и самого Данготе уже были достаточные связи, чтобы получить нужные разрешения и лицензии. К тому же стране снова потребовалось много цемента: президент начал массовое строительство в г. Абудже, который позже стал столицей.

Переворот, приведший к власти Мухаммада Бухари (президент в 1983–1985 гг. и с 2015 г. по настоящее время), принес больше неприятностей. Новый президент принялся пересматривать сделки, заключенные при Шагари, режим которого обвиняли в разгуле коррупции. Кроме того, объявил политику импортозамещения.

Данготе не стал жаловаться и ругать власть, а быстро перестроился согласно новой линии правительства и стал развивать производство и экспорт текстиля, ситца, хлопка.

Постепенно он пришел к мысли, что собственное производство выгоднее импорта. Важным шагом стала поездка в 1995 г. в Бразилию, рассказывал он Bloomberg: «Я приехал в компанию под названием Arisco. В первый раз в жизни увидел, как на одном заводе работает более 600 человек <...> Начинали они с малого – производства соли, потом приправ (просто добавили в соль чеснок). К моменту моего приезда Arisco выпускала 500 наименований товаров, вплоть до зубной пасты. Нельзя было проснуться утром и не использовать их продукцию».

В 1999 г. произошло другое важное событие – на демократических выборах власть получил давний знакомый Данготе Обасанджо, который взял курс на развитие и защиту местного производства. Шаг за шагом Данготе принялся сам выпускать то, что раньше ввозил в страну. В 1999 г. открыл мукомольный завод (сейчас – один из крупнейших в Африке).

В 2000 г. он участвовал в приватизации цементного завода, теперь его империя – крупнейший игрок на континенте: выпускает 45,6 млн метрических тонн цемента в год и работает в 10 странах Африки. В 2001 г. запустил сахарный завод.

Данготе пошел и в новые для себя отрасли. Например, в 2005 г. купил ранее приватизированную правительством сталепрокатную компанию Oshogbo Steel Rolling Mills. Через два года вышел на рынок телекоммуникаций и в том же году стал крупнейшим производителем соли, а со временем занялся приправами и томатной пастой.

Нефть развращает

В 2010 г. он расплатился со всеми долгами холдинга и начал накапливать средства на счетах, рассказывал Данготе Bloomberg. Но как их использовать? Долгое время он не хотел иметь дела с нефтяной промышленностью. «Большинство [здешних богачей] разбогатели на нефти, – объяснял он Bloomberg. – Нефть сильно навредила образу мыслей здесь, в Нигерии. Все только и думают: нефть, нефть, нефть... А мы компания, которая достигла успеха и без этого. К тому же люди говорят, что в нефтегазе полно коррупции. Мы не хотели быть частью этого».

Тем не менее в 2013 г. Данготе объявил о начале инвестиций в переработку нефти. В следующем году должно завершиться строительство перерабатывающего комплекса стоимостью $15 млрд мощностью 650 000 т сырой нефти в сутки. Он войдет в число крупнейших в мире, пишет Bloomberg. 35% продукции пойдет на экспорт, остальное же должно снизить зависимость страны от импорта топлива.

Как писал журнал Time, на компании, в которых у Dangote Group есть доля, приходится 10% ВВП Нигерии. А по прогнозу Bloomberg, если нефтеперерабатывающий комплекс выйдет на расчетную мощность, только на одно бизнес-направление империи – Dangote Industries – придется 8% ВВП страны. Данготе знает, как поступит с этими деньгами: 60% инвестиций он планирует делать за пределами родины – от США до Азии. Может быть, в их число войдет и «Арсенал».

Читать ещё
Preloader more