Статья опубликована в № 4827 от 05.06.2019 под заголовком: Нефти много не бывает

«Роснефть» не хочет нести убытки от сокращения добычи нефти вместе с ОПЕК

Свои потери госкомпания намерена переложить на государство

С конца прошлого года главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин не раз объявлял о том, что сомневается в экономической эффективности продления сделки с ОПЕК по сокращению добычи нефти. Согласно нынешней сделке до конца июня Россия должна держать добычу на уровне около 11,132 млн барр. в сутки. Сечин убеждал даже президента России Владимира Путина, что сделка может пагубно сказаться на российской нефтяной отрасли: «Потребители переориентируются с российской нефти на другие сорта».

США могут занять долю России на нефтяном рынке, если сделка с ОПЕК будет продлена до конца 2019 г., заявил Сечин во вторник, 4 июня, на собрании акционеров «Роснефти». «Американцы будут наращивать добычу, – уверен топ-менеджер. – Есть ли смысл сокращать нам, если американцы тут же восполнят и займут [нашу] долю рынка?»

В марте этого года США добывали 11,9 млн барр. нефти в сутки, писало Агентство энергетической информации при правительстве США. По предварительным данным агентства, в конце мая добыча достигла 12,3 млн барр. в сутки. Всего с 2017 г. добыча в Штатах увеличилась более чем на треть, страна стала нетто-экспортером нефти.

«Надо понимать, что бюджет Саудовской Аравии требует $85 за 1 барр. для его балансирования. Им это нужно. Это будет двигать страну в сторону продления соглашения. Наше Минэнерго должно понимать все существующие риски», – отметил Сечин. «Напрашивается решение по защите нашей нефтяной отрасли в этой конкуренции», – добавил он. Сечин заметил, что компания будет выполнять решения ОПЕК+, но параллельно обсудит с правительством компенсацию своих потерь, если таковые будут из-за возможного переноса сроков ввода новых месторождений.

«Ведомостям» Сечин рассказал, что «Роснефть» рассматривает возможность попросить у правительства компенсацию за выпадающие доходы при продлении сделки с ОПЕК. «При регуляторном сокращении добычи у нас, конечно, есть выпадающие доходы, мы их хотим компенсировать», – заявил Сечин. О размере возможных потерь он говорить отказался. Представители Минэнерго и курирующего ТЭК вице-премьера Дмитрия Козака не ответили на вопросы «Ведомостей».

Представитель Минфина заявил, что предложений компенсировать «Роснефти» выпадающие доходы из-за продления сделки с ОПЕК в министерство не поступало.

Сечин уточнил, что «Роснефть» больше не планирует откладывать запуск новых проектов, как это было уже в ноябре 2017 г. Тогда госкомпания перенесла на несколько месяцев запуски Русского нефтегазоконденсатного месторождения в Ямало-Ненецком автономном округе (6,4 млн т нефти в год на максимуме добычи), а также Юрубчено-Тохомского в Красноярском крае (5 млн т в год).

Но считать недополученную прибыль от продления сделки с ОПЕК не вполне логично, считает старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко: «В конечном счете российские компании выиграли от сделки ОПЕК+». Цены на нефть оказались выше, чем могли бы быть, а потери от снижения добычи не столь велики, особенно если учесть, что нефтяники роняли добычу на наименее рентабельных скважинах. «Вряд ли идея компенсации найдет понимание в профильных министерствах и в правительстве», – резюмирует Маринченко.

Возникает также вопрос расчета компенсации, добавляет он. Если исходить из невероятной предпосылки, что сделка не оказывает никакого влияния на цены, а баррель добытой нефти приносит дополнительную EBITDA в размере $15, то вся российская нефтяная отрасль при 100%-ном соблюдении соглашения за полгода потеряла бы около $600 млн операционного денежного потока (за вычетом налогов), посчитал эксперт.

«Роснефть» в 2017–2018 гг. начала исполнять сделку с ОПЕК за счет снижения добычи на зрелых месторождениях. При этом наращивалась добыча на новых, говорит аналитик АКРА Василий Танурков. Не будь этого соглашения, компания выбрала бы другую стратегию и могла бы инвестировать больше в добычу на Самотлоре и одновременно запускать новые месторождения. «Потерянную» из-за соглашения добычу «Роснефти» за I–II кварталы 2019 г. можно оценить в 5–7,5 млн т (36,5–50 млн барр.)», – рассуждает Танурков.

Оценить потери «Роснефти» в денежном выражении существенно сложнее, и оценка в любом случае будет достаточно спекулятивной: не будь сделки с ОПЕК в 2019 г., цены на нефть могли бы быть ниже, чем сейчас. Кроме того, могли бы быть выше и затраты «Роснефти» в связи с более высокой долей в добыче старых месторождений, рассуждает Танурков.

Читать ещё
Preloader more