Статья опубликована в № 4835 от 18.06.2019 под заголовком: Грег Хейс: У нас есть $8 млрд на исследования и разработки и 60 000 инженеров

Как Грег Хейс обменял лифты Otis на ракеты Patriot и Tomahawk

Две крупнейшие аэрокосмические компании – United Technologies и Raytheon – 9 июня объявили о слиянии. Среди оборонных гигантов объединенная компания может стать второй после Lockheed Martin

Ракеты Patriot, Tomahawk, Stinger – вот что 58-летний гендиректор United Technologies Corp. Грег Хейс прибавит к своей империи. Зато он лишится производителя лифтов Otis и климатических систем Carrier. Еще несколько лет назад Хейс с порога отверг предложение о поглощении. А теперь радостно соглашается на слияние с авиакосмическим и оборонным холдингом Raytheon. Его детище застолбит 2-е место в списке крупнейших компаний ВПК в мире.

Как Хейс попал в авиапром

Вообще-то Хейс хотел стать юристом. Он даже поступил в элитный Корнеллский университет, но, углубившись в законы, через год передумал. Экономика и управление промышленностью – вот что нужно для успешной карьеры, решил Хейс и перевелся в Университет Пёрдью в Уэст-Лафейетте (штат Индиана). Тоже весьма престижное заведение, но плата за обучение в нем доступнее, чем в других частных вузах. Однако в первый же день Хейс чуть не сбежал и оттуда. Суматоха огромного вуза его испугала, вспоминал он годы спустя в интервью сайту университета. К счастью, учиться ему предстояло во входящей в университет школе менеджмента Краннерт. Вот там атмосфера уже напоминала привычный Хейсу с детства маленький городок. А потом он адаптировался к шумному Пёрдью.

Вуз предоставлял огромную свободу в выборе дополнительных дисциплин. Помимо финансов Хейс изучал историю, всерьез увлекся биологией и одно время работал ассистентом преподавателя. В мае 1982 г. он получил диплом и задумался, что же дальше.

«Уровень безработицы был около 12%, так что моей первой целью стало найти любую работу», – вспоминал он. Для экономиста с познаниями в истории и биологии у него было немного вариантов. Место нашлось в офисе Arthur Andersen в Сан-Франциско – с условием, что одновременно с работой он продолжит учиться и сдаст на бухгалтерскую квалификацию CPA.

Восемь лет Хейс отдал аудиту, затем перешел в финансовый отдел производителя авиакомпонентов Sundstrand. Можно сказать, это наследственное. В авиакосмической отрасли работал дед Хейса – был слесарем в Bell Aerospace. Он принимал участие в подготовке полета «Аполло» и гордился, что за неделю изготовил на станке и собрал вручную подруливающее устройство для лунного модуля. «Я могу производить такие вещи, о которых полвека назад даже не мечтали», – говорит Хейс, авиакосмическое подразделение которого изготовило бы такой модуль с помощью компьютера и современных станков в разы быстрее.

В 1999 г. Sundstrand, в которой работал Хейс, была поглощена United Technologies Corp. (UTC). В те годы у последней было несколько основных направлений бизнеса. Авиакомпоненты, в том числе производство двигателей Pratt & Whitney. Вертолеты Sikorsky – созданной Игорем Сикорским компании, выпустившей знаменитый Black Hawk. Климатическое оборудование, в том числе основанная изобретателем кондиционера Уиллисом Кэрриером компания Carrier. И наконец, лифты Otis, компании, учрежденной изобретателем системы торможения лифта при обрыве троса Элишей Отисом.

Как Хейс согласился на слияние

За 10 лет Хейса повышали в UTC семь раз, пока он не стал финансовым директором и старшим вице-президентом корпорации. На этой должности он проработал еще шесть лет. У него сложилась репутация человека, который не только следит за финансами, но и активно участвует в жизни компании: он был представителем менеджмента перед инвесторами, он отвечал за заключение ряда важных сделок. Например, за покупку в 2011 г. производителя авиакомпонентов Goodrich за $16,4 млрд (без учета долга).

Куда переезжает Хейс
Куда переезжает Хейс

Руководители обеих компаний назвали сделку слиянием равных. В деталях же слияние выглядит так. У новой компании будет $26 млрд долга, из которых всего лишь $2 млрд – задолженность Raytheon. UTC получит 57% акций новой компании и назначит 8 из 15 новых директоров. Гендиректором новой компании станет Хейс. Его коллега из Raytheon Том Кеннеди будет исполнительным председателем совета директоров, но через два года Хейс займет и эту должность. Видимо, ему придется переехать. Сейчас штаб-квартира UTC – в г. Фармингтоне (Коннектикут), а Raytheon – в западном промышленном пригороде Бостона (Массачусетс) Уолтеме. Новая компания будет базироваться тоже в Бостоне.  Место жительства может быть важным для Хейса. Он только выглядит как холодный профессионал, полностью ушедший в работу, писало интернет-издание Money Inc. Но по вечерам он сбрасывает маску, отправляется в гости к друзьям, на ужин в ресторан или еще куда-нибудь развлекаться. Не стоит в этот момент звать его полным именем Грегори – в свободное от работы время он для всех не топ-менеджер, а свой в доску парень Грег.

А вот гендиректор UTC Луи Шеневер слишком слабо был вовлечен в деятельность компании, уверяли источники WSJ. Поэтому в ноябре 2014 г. совет директоров сменил его на Хейса. Через несколько недель Хейс собрал инвесторов и аналитиков и заверил: «Мы никогда не переставали и далее продолжим дисциплинированно и непредвзято подходить к активам компании». Слово он сдержал, пишет WSJ, с помощью продаж, поглощений и разделения бизнеса удержал UTC в списке крупнейших аэрокосмических и оборонных компаний мира.

В ноябре 2015 г. Хейс закончил ускоренную продажу производителя вертолетов Sikorsky за $9 млрд Lockheed Martin. Он уверял, что финансовые показатели этого подразделения тянули назад всю корпорацию. В начале 2016 г. отверг предложение о поглощении на $90 млрд от конкурента – Honeywell International. В конце прошлого года закрыл сделку по поглощению за $23 млрд аэрокосмической компании Rockwell Collins. Но если все это укладывалось в традиции холдинга, который постоянно занимался слияниями-поглощениями, то следующие шаги Хейса можно назвать революционными.

От других конгломератов инвесторы-активисты требовали сконцентрироваться на основном бизнесе. А Хейс еще в 2017 г. доказывал Bloomberg обратное. Мол, UTC только выигрывает от разнообразия бизнесов в своем составе. Но его риторика резко изменилась в прошлом году. Два известных инвестора-активиста – Билл Экман из Pershing Square Capital Management и Дэн Леб из Third Point – объявили, что аккумулировали пакет акций UTC, и принялись настаивать на разделении бизнеса. У UTC было три главных направления бизнеса – аэрокосмическое, лифты и климатическое оборудование. Хейс неожиданно с ними согласился.

«UTC исторически была аэрокосмической компанией, – сказал он Fortune. – Перед советом директоров и многими инвесторами встал вопрос: будет ли другим бизнесам лучше как части конгломерата UTC или же лучше стать отдельными специализированными компаниями? Мое видение – специализация в итоге ведет к успеху».

Otis и Carrier решено было выделить в отдельные компании. То есть избавиться от бизнеса, который приносит $37 млрд – более половины выручки. Зато этот шаг увеличит стоимость компаний. «Хорошая компания, занимающаяся отоплением и вентиляцией, вроде Carrier с очень высокой нормой прибыли в 17–18% и хорошими перспективами роста должна торговаться с мультипликатором (P/E – отношение капитализации к прибыли. – «Ведомости») 12, 12,5 или даже 13. <...> А производитель лифтов Otis благодаря денежному потоку – на уровне 14,5–15», – объяснял Хейс CNBC. И добавлял: «Мы попросту облегчаем себе жизнь». Дело в том, что выделение Otis и Carrier делало проще в организационном плане другой проект – слияние с оборонным гигантом Raytheon, о котором было объявлено на прошлой неделе.

Идея объединения принадлежит Raytheon, говорят источники WSJ, но Хейс с энтузиазмом ее поддержал. За пять лет его руководства акции UTC выросли на 20,4%. Для сравнения: S&P 500 увеличился на 43%, а бумаги другого производителя аэрокосмического оборудования – Honeywell – подорожали на 88%. Справедливости ради надо добавить, что другой многопрофильный холдинг, в том числе производящий авиадвигатели и военно-космические системы, – General Electric подешевел на 59,3%.

Слияние неконкурентов

Raytheon занимает 2-е место среди крупнейших компаний ВПК мира в последнем рейтинге журнала Defense News (по итогам 2017 г.). До этого она была на четвертом. UTC занимает 11-е место, поднявшись с 12-го. Надо заметить, что журнал подсчитывал только выручку от продаж продукции военного назначения. Объединившись, Raytheon и UTC должны гарантировать себе 2-е место в рейтинге (в нынешнем их совокупные продажи оборонных товаров – около $31 млрд), уступая Lockheed Martin ($48 млрд), но оторвавшись от британской BAE Systems ($22 млрд).

United Technologies Corp.

Финансово-промышленная корпорация
Акционеры (данные Refinitiv): почти все акции в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы – State Street (10,45%), Vanguard Group (7,89%), Blackrock (4,76%).

Капитализация – $108 млрд.
Финансовые показатели (2018 г.):
выручка – $66,5 млрд,
чистая прибыль – $5,3 млрд.
Ведет историю с 1929 г., когда была создана United Aircraft and Transport Corporation. С 1975 г. носит имя United Technologies. В состав конгломерата входят компании Collins Aerospace (поставщик аэрокосмической и оборонной продукции), Otis (производитель лифтов, эскалаторов и движущихся дорожек), Carrier (поставщик систем противопожарной безопасности, автоматизации зданий, отопления, вентиляции, кондиционирования и охлаждения и т. д.), Pratt & Whitney (производитель авиационных двигателей).

Президент Дональд Трамп уже высказался против объединения UTC и Raytheon – он опасается, что это снизит конкуренцию. «Не могу припомнить, когда мы в последний раз конкурировали с UTC. Мы скорее партнерствуем. Мы делаем взаимодополняемые технологии», – говорил президент Raytheon Тим Кеннеди CNBC.

Компании практически не конкурируют, подтверждает WSJ. Грубо говоря, UTC делает двигатели, шасси и другие авиакомпоненты, а Raytheon – ракеты, радары и т. д. Аналитики фирмы Bernstein Research подсчитали, что бизнес компаний дублируется менее чем на 14% (исходя из выручки), главным образом в сегменте датчиков. Так что опасения Трампа регуляторы вряд ли поддержат и, скорее всего, одобрят сделку. В марте 2020 г. слияние должно завершиться. По оценкам WSJ, оно станет крупнейшей сделкой этого года. Прежде на это претендовала покупка Bristol-Myers Squibb за $74 млрд конкурирующего производителя лекарств Celgene.

На объявление об объединении инвесторы отреагировали без энтузиазма. Акции UTC снизились на 3% в день, когда вышла эта новость, бумаги Raytheon выросли менее чем на 1%. Компания станет больше и диверсифицированнее, а вот экономические выгоды весьма скромны, рассуждали в Credit Suisse Group. Разве что получившийся гигант благодаря диверсификации станет менее чувствителен к спаду в бизнес-циклах на аэрокосмическом рынке, добавляли в William Blair & Co. Это важно, учитывая, что UTC лишается Otis и Carrier. Но Хейс с ними не согласен.

Плюсы от Хейса

Новая компания будет называться Raytheon Technologies Corporation. «В этом году совокупная выручка наших компаний – около $75 млрд, в следующем будет $80 млрд», – подсчитывал Хейс в интервью CNBC. Половина продаж будет приходиться на гражданское оборудование, половина – на военное. Доля последнего сократится после того, как входящий в UTC Pratt & Whitney запустит в производство новые авиадвигатели.

Raytheon Company

Военно-промышленная компания
Акционеры (данные Refinitiv): почти 100% акций – в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы – Vanguard Group (8,2%), Blackrock (5,5%).
Капитализация – $49,6 млрд.
Финансовые показатели (2018 г.):
выручка – $27,1 млрд,
чистая прибыль – $2,9 млрд.
Основана в 1922 г. как American Appliance Company. Основатели компании – Ванневар Буш, Лоуренс Маршалл и Чарльз Смит – изобрели выпрямитель, предназначенный для питания радиоприемников от электросети и заменивший громоздкие и дорогие батареи. Выпрямитель продавался под маркой Raytheon и принес к концу1926 г. более $1 млн. В 1925 г. компания была переименована в Raytheon Manufacturing Company, а в 1959 г. получила свое современное название. Сейчас Raytheon занимается созданием систем противовоздушной и противоракетной обороны, систем наблюдения, киберзащиты, разведывательных систем, производством ракетного вооружения и т. п.

СвернутьПрочитать полный текст

Компании считают, что после объединения могут стать лидерами на рынке гиперзвуковых (более пяти махов) ракет и систем контроля за воздушным движением, пишет WSJ. Raytheon Technologies Corporation будет второй в мире оборонной аэрокосмической компанией по выручке, уступая только Boeing. Она будет делать все – от двигателей и сидений для лайнеров до истребителей F-35, от ракет Patriot до скафандров для космонавтов.

Слияние позволит сэкономить около $1 млрд в год на издержках, подсчитывал Хейс. Он говорил CNBC, что компания будет тратить около $8 млрд на исследования и разработки, а ее 60 000 инженеров продолжат разрабатывать технологии нового уровня. Но главное, по его словам, ей будет проще выбивать скидку у поставщиков.

«На поставщиков авиакомпонентов давят и будут давить Boeing и Airbus, требуя снижения цен, – цитирует его Bloomberg. – Мы обречены на консолидацию в отрасли». С оборонным заказом тоже все сложнее работать, добавляет WSJ. Расходы Пентагона падали с 2013 г. из-за экономии госбюджета. В последний год президентства Обамы они выросли на 10%, увеличивал военные траты и Трамп, но львиная доля этих денег идет на обновление ядерного потенциала США. Так что Пентагон постоянно требует от подрядчиков, с одной стороны, снижать цены, с другой – больше инвестировать собственных средств в новые технологии.

Стоят перед Хейсом и другие вызовы. Производители авиадвигателей, таких как Pratt & Whitney, обычно продают свою продукцию с минимальной наценкой, а то и вовсе без нее. Но потом десятилетиями зарабатывают на сервисе и запчастях. В интервью WSJ Хейс поругивал авиапроизводителей, которые пытаются сделать свой послепродажный сервис, и угрожает: «Если уж менять сложившуюся бизнес-модель, то нам нужно будет задуматься о цене своей продукции».

Чем Хейс не понравился Трампу

Зарплата у Хейса довольно смешная для топ-менеджера его уровня – $870 000. Но с учетом компенсационного пакета переваливает за $7,5 млн, что уже на уровне коллег.

Среди инвесторов у Хейса отличная репутация. «Честный и откровенный парень» – вот что чаще всего можно о нем услышать. «Я всегда даю людям факты и данные прежде, чем они принимают решение. Умные люди могут спорить с выводами, но не будут спорить с данными. Я стараюсь быть откровенным с инвесторами, работниками и всеми, имеющими отношение к UTC. Доказано, что это крайне успешный подход. Никто не любит запутанных объяснений. Большинству нужны прямые ответы», – говорил он WSJ. Опрошенные изданием аналитики отмечали, что его конек – фокус на операционных процессах, соблюдении бюджета и денежных потоках.

Он не согласен, что изоляционистская политика сделает Америку сильнее, и открыто заявляет об этом. Возражал он и Трампу напрямую. В начале 2016 г. Хейс решил закрыть завод Carrier в Индианаполисе и предупредил об этом сотрудников за три года, чтобы они успели подготовиться. Видеоролик, как менеджмент объявляет о грядущих увольнениях, попал в сеть и поднял волну возмущения. Кандидат в президенты Трамп сделал Carrier примером того, как американцев лишают работы. После выборов Трамп не забыл про Carrier – позвонил Хейсу и убеждал его передумать. В итоге Хейс выбил ряд послаблений, не стал закрывать производство полностью, но все равно около 1300 рабочих мест переехало в Мексику.

Читать ещё
Preloader more