Почему ФСБ пришла к Давиду Якобашвили

Спецслужба все чаще вмешивается в корпоративные споры
ФСБ провела обыски в музее «Собрание» одного из основателей компании «Вимм-билль-данн» – Давида Якобашвили /Антон Кардашов / АГН «Москва»

ФСБ провела обыски в музее «Собрание» одного из основателей компании «Вимм-билль-данн» – Давида Якобашвили, сообщил РБК со ссылкой на два источника. Якобашвили подтвердил «Ведомостям», что в музее проходят обыски. Представитель «Собрания» отказалась от комментариев.

В здании музея расположен кабинет Якобашвили, состояние которого российский Forbes оценивает в $750 млн. Он один из самых известных российских предпринимателей, сооснователь «Вимм-билль-данна» (в 2011 г. продан PepsiCo). Его крупнейший актив – нефтетрейдер Petrocas: 51% акций – у Якобашвили, 49% – у «Роснефти». Якобашвили – вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей. В 2018 г. он открыл в центре Москвы музей «Собрание», в котором представлены механические музыкальные инструменты, графика, живопись.

Якобашвили сказал «Ведомостям», что находится в Женеве на конференции Международной организации труда (продлится до 21 июня). Суть претензий правоохранителей он комментировать не стал, а на вопрос, планирует ли вернуться в Россию и когда, ответил: «Нечего сказать».

Суть дела

Дело по ст. 159 УК (мошенничество), в котором фигурирует Якобашвили, расследует ФСБ, знает сотрудник следственных органов. ФСБ на запрос не ответила, как и СКР и МВД. Владимиру Путину пока не доложено о деле Якобашвили, сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Обыски связаны с уголовным делом, возбужденным ФСБ по жалобе Бориса Минахи, бывшего партнера Якобашвили по бизнесу, сообщил РБК со ссылкой на источник: по его данным, Минахи обвиняет партнера в краже средств Ейского портового элеватора в Краснодарском крае на Азовском море. До 2015 г. это был второй по величине терминал по перевалке зерна (мощность – 1,2 млн т в год) для государственной Объединенной зерновой компании (ОЗК). Еще до передачи элеватора на баланс ОЗК в 2009 г. государство потеряло над ним контроль, а ОЗК не смогла его вернуть. В итоге выставила 46% акций Ейского портового элеватора на аукцион с начальной ценой 830 млн руб. Контролирующим акционером терминала участники зернового рынка всегда считали Якобашвили. Однако документами это никогда не подтверждалось. Другим крупным акционером элеватора (44%) был «Русагропроект», которым владели Якобашвили и его партнер Гаврил Юшваев (его долю Якобашвили потом выкупил).

В июне 2011 г. совет директоров элеватора обновился, «Русагропроект» исчез из списка его аффилированных лиц, а в совет директоров вошел Минахи. На 30 сентября 2015 г. (последние данные) ему принадлежало 1,7% акций, а 25% – Екатерине Федоровой, следует из документов элеватора. Якобашвили после объявления об аукционе рассказывал, что его структуры контролируют 51% элеватора. Правда, аукцион выиграла не компания Якобашвили, а Федорова.

На самом деле

Федорова – супруга Минахи, утверждает его знакомый (связаться ни с кем из них двоих не удалось). Согласно «СПАРК-Интерфаксу» ей принадлежит ряд юрлиц, включая петербургского автодилера «Аксель групп», в которых ее партнерами выступают Минахи и его сыновья, а также гендиректор автодилера Алексей Безобразов. Он в 2011–2015 гг. входил в совет директоров элеватора вместе с Минахи.

Якобашвили знаком с Минахи «с пеленок»: они выросли в соседних дворах, их отцы дружили, говорит их общий знакомый, естественно, никаких формальных договоров между ними никогда не было.

Отчасти это подтверждается недавним решением суда. Как говорится на сайте Мосгорсуда, в 2018 г. Минахи судился с Якобашвили – требовал предоставить ему $4,7 млн по ранее заключенным кредитным договорам. В материалы дела истец представил копии договоров займа от 2010 г. Якобашвили отказывался платить, утверждая, что «никогда не брал денежных средств у Минахи в долг», зато тот брал у него деньги регулярно без оформления подтверждающих документов, отдавал долги частями и на момент судебного разбирательства не вернул их полностью. Экспертиза показала, что копии трех договоров из четырех изготовлены путем компьютерного монтажа. В октябре 2018 г. Таганский районный суд отказал в требованиях Минахи из-за отсутствия подлинников договоров. В ноябре Мосгорсуд утвердил это решение в окончательной форме.

Безобразов слышал о конфликте Минахи с Якобашвили: он может быть связан «с похищением Минахи неизвестными лицами кавказской национальности» два года назад. «Накануне его (Минахи) дня рождения неизвестные похитили бизнесмена и его водителя, нанеся последнему травму головы, и разбили автомобиль бизнесмена, – вспоминает Безобразов. – В пластиковых наручниках их отвезли в заброшенный дом в районе Рублевского шоссе и, продержав там какое-то время, отпустили. После этого Минахи обратился за помощью в ФСБ и полицию и вынужден был уехать на некоторое время в Америку (гражданином которой он является)».

Якобашвили это не комментирует. По словам его знакомого, «по-дружески» передал Минахи терминал, но тот его «подставил»: Якобашвили обещал, что Минахи выкупит долю ОЗК, но тот отказался и Якобашвили пришлось выкупить предприятие обратно. На этом бывшие друзья разошлись, продолжает собеседник «Ведомостей», а организовать дело в наших условиях несложно.

Дело возбуждено в этом году, говорит сотрудник следственных органов.

Удивительное дело

«Дело удивительное, – говорит бизнес-омбудсмен Борис Титов. – Я знаю, как Якобашвили вел бизнес, человек он абсолютно неконфликтный. Не зря его выбрали председателем комиссии по этике РСПП, это, наверное, что-то да означает». Комиссия недавно рассматривала претензии инвестфонда Baring Vostok к Артему Аветисяну и Шерзоду Юсупову в связи с конфликтом в банке «Восточный». Дело Baring началось с заявления Юсупова в СКР и ФСБ.

«80% всех дел против бизнеса – это случаи, когда предприниматели сами привлекают правоохранительные органы для решения корпоративных конфликтов, – продолжает Титов. – Ведь что важно этим людям? Не осуждение Якобашвили, а возможность давить на него через уголовный процесс».

Нельзя сказать, что в последнее время возникла тенденция, когда ФСБ все чаще расследует дела экономического плана, говорит адвокат по уголовным делам Андрей Андрущенко. По его словам, УПК допускает ведение следствия по ст. 159 УК органу, который выявил преступление. Поэтому та же ФСБ, если заявление о преступлении поступает к ней, может, а иногда и вынуждена начинать следствие.

ФСБ всегда участвовала в коммерческих спорах, хотя, возможно, и не с участием таких известных фигур, как Калви или Якобашвили, отмечает политолог Евгений Минченко. Активизация ФСБ в последнее время, по его мнению, объясняется тем, что «стало понятно, что так можно». Минченко проводит аналогию с делом бывшего мэра Волгограда Евгения Ищенко, который, несмотря на слабые доказательства, был арестован по распоряжению бывшего начальника СКР по Волгоградской области Михаила Музраева (последний сам сейчас под арестом): «Силовики по всей стране посмотрели: что, так можно было? И у нас пошла просто эпидемия подобного рода уголовных дел». Во власти также есть мнение, что произошло чрезмерное усиление ФСБ, причем с уклоном в непрофильную для них деятельность, отмечает Минченко.