Статья опубликована в № 4855 от 16.07.2019 под заголовком: В суде запахло керосином

Суд арестовал бывшего владельца крупнейшего в России независимого НПЗ

Бизнесмена Дмитрия Мазурова подозревают в особо крупном мошенничестве, жалобу на него написал Сбербанк

В понедельник бывший бенефициар Антипинского НПЗ и владелец New Stream Дмитрий Мазуров арестован на два месяца по решению Тверского суда Москвы, передает «Интерфакс». Мазурова подозревают в мошенничестве в особо крупном размере, ему грозит до 10 лет лишения свободы.

Уголовное дело было возбуждено 12 июля по заявлению председателя правления Сбербанка Германа Грефа, говорится в материалах дела, их цитирует агентство. Завод также обратился в правоохранительные органы по факту мошеннических действий, сообщила пресс-служба НПЗ.

В 2015 г. Антипинский НПЗ и Сбербанк заключили договор о возобновляемой кредитной линии на $100 млн, но сумму в $29 млн (1,8 млрд руб. по курсу на момент совершения преступления) банку не вернули, сообщило следствие и признало банк потерпевшим.

Сбербанк сообщил, что Мазуров и бывший гендиректор Антипинского НПЗ Геннадий Лисовиченко ввели банк в заблуждение относительно финансового состояния предприятия: они скрыли наличие крупных долгов компаний New Stream – фактически подконтрольных Мазурову – по поручительствам Антипинского НПЗ. Где сейчас находится Лисовиченко и возбуждено ли в отношении его дело, не сообщается, представитель Сбербанка эту информацию комментировать не стал.

Пока Антипинским НПЗ управлял менеджмент New Stream (до конца 2018 г.), компания продавала бензин аффилированным с Мазуровым трейдерам по заниженной цене, при этом прибыль оседала у структур Мазурова, знает независимый трейдер, пытавшийся получить топливо с завода, и подтверждают два собеседника, близких к Антипинскому НПЗ. «Там было всего три трейдера, других они почти не допускали и нас не допустили», – сетует один из собеседников. По словам второго, «завод поставлял моторное топливо своим трейдерам по ценам ниже себестоимости, а те продавали его по рыночной цене. Разницу выводили за рубеж». «Новый менеджмент пришел на Антипинский НПЗ в конце прошлого года и столкнулся с фальсификацией. Выяснилось, что часть задолженности Антипинского НПЗ третьим лицам приходилась на аффилированные с Мазуровым структуры, часть отчетов были составлены неверно», – говорит собеседник «Ведомостей», близкий к предприятию.

Сбербанк заявил, что обнаружил договоры с Антипинским НПЗ на нерыночных условиях, в том числе и по экспортным контрактам.

Действия Мазурова и Лисовиченко снизили платежеспособность НПЗ и привели в конце апреля 2019 г. к его остановке. На вопросы «Ведомостей» по существу обвинений со стороны Сбербанка представитель New Stream ответил: «Пока мы ничего не комментируем в интересах следствия».

Адвокат Мазурова в суде заявил, что Сбербанк «продуманно и последовательно» вел Антипинский НПЗ к остановке и дефолту, чтобы получить контроль над предприятием, передает «Интерфакс». Такая ситуация была «основанием для того, чтобы списать акции компании, которыми владеет Дмитрий Мазуров. И это было сделано 14 мая 2019 г. А 17 мая Сбербанк стал 100%-ным владельцем копании Vikay, которая владеет 80% НПЗ. Мазуров с ноября 2018 г. к его [Антипинского НПЗ] деятельности не имел отношения», заявил защитник.

Следствию необходимо в первую очередь собрать доказательную базу, подтверждающую, что денежные средства не были потрачены на те первоначальные цели, которые были предусмотрены условиями кредитования со стороны Сбербанка, объясняет партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. По его словам, надо также доказать введение кредиторов в заблуждение относительно реального финансового положения предприятия и подтвердить преступный умысел действий Мазурова и других возможных фигурантов дела.

Странно, что за частичное невозвращение кредита возбуждают дело о мошенничестве, отмечает партнер BMS Law Firm Денис Фролов. «Для этого следствие должно установить, что основной и единственной целью кредита было хищение денег – путем обмана или злоупотребления доверием», – говорит юрист. Он считает, что сделать это при частичном невозврате кредита весьма непросто.

Мазуров был задержан 13 июля в аэропорту «Шереметьево» после возвращения из зарубежной командировки, передавал «Ведомостям» его представитель. «Коммерсантъ» сообщал со ссылкой на источники, что Мазуров, наоборот, пытался улететь из России. Мазуров еще 11 июля 2019 г. добровольно дал подробные пояснения и предоставил обширный пакет документов по всем интересующим следствие обстоятельствам, говорил представитель New Stream.

Общий долг завода – около $5 млрд, из них $3 млрд – у Сбербанка, говорили «Ведомостям» источники, близкие к кредиторам. По данным отчета по РСБУ (не консолидирует долги дочерних обществ), общий долг на конец прошлого года был 171,3 млрд руб. ($2,5 млрд по курсу ЦБ), на Сбербанк приходится 123,7 млрд ($1,8 млрд) задолженности. В 2018 г. завод нарушил ковенанты перед Сбербанком, указано в отчете, в связи с этим банк получил право требования досрочного погашения всей задолженности. В апреле завод оказался под контролем Сбербанка, в начале июня мажоритарным бенефициаром предприятия стала азербайджанская нефтяная госкомпания Socar.

Получить комментарии представителя Socar в понедельник не удалось.

malligor
11:06 16.07.2019
Странная квалификация... На момент вменяемых Мазурову событий он являлся мажоритарным акционером. У Сбербанка была только золотая акция, которая не обуславливает никакого права собственности. Ввести в заблуждение самого себя мажоритарий не мог. Кроме того законность действий Мазура подтверждается наличием личного поручительства, подкрепленного его финансовой состоятельностью. Такая квалификация возможна лишь при условии заранее закрепленного (например опционом или кредитным договором) обязательстве Мазура по передаче акций НПЗ Сбербанку и задокументированном умысле на хищение. В любом другом случае возможно вести речь об уклонении от уплаты налогов, незаконном получении кредита либо невозвращении средств в иностранной валюте... в зависимости от обстоятельств дела. При отсутствии заранее определенных юридических безусловных оснований перехода прав собственности на НПЗ Сбербанку, факт подачи заявления Грефом по статье 159 УК РФ можно расценивать как "предумышленное" восприятии руководством Сбера Антипинского завода собственным активом, что косвенно подтверждает позицию Мазурова по искусственному доведению Сбербанком предприятия до банкротства. Оговорочка по Фрейду, однако... И однозначно сомнительна обоснованность заключения под стражу в ходе процедуры банкротства одного из установленных либо потенциальных кредиторов.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more