«Газпром» прокладывает «Северный поток – 2» через суд

Nord Stream 2 AG требует в Верховном суде ЕС отмены дискриминационных поправок в Газовую директиву
Трубоукладочное судно во время строительства «Северного потока – 2» /Nord Stream 2

В четверг, 25 июля, проектная компания Nord Stream 2 AG (100% принадлежит «Газпрому» ) подала иск в Верховный суд Евросоюза с требованием аннулировать недавно принятые поправки в Газовую директиву. «Поправки были очевидно разработаны и приняты с целью поставить в невыгодное положение и препятствовать созданию трубопровода «Северный поток – 2», – говорится в сообщении Nord Stream 2 AG. Это нарушает принципы законодательства ЕС о равном обращении, что дает основания для их аннуляции, подчеркивается в нем.

«Мы, как осмотрительный инвестор, стремимся защитить наши инвестиции», – цитируются в сообщении слова гендиректора Nord Stream 2 AG Матиаса Варнига. Поправка к газовой директиве, по его мнению, вредна не только для «Северного потока – 2»: такая «очевидная дискриминация» отдельных инвестиций подрывает способность ЕС привлекать инвестиции для реализации «энергетического перехода» (в том числе к более экологичной генерации. – «Ведомости»).

Исходя из положений Энергетической хартии ЕС, гарантирующей защиту инвестиций, Nord Stream 2 AG предпринимал попытки внесудебного урегулирования спора о применимости норм обновленной Газовой директивы к «Северному потоку – 2», следует из сообщения. Обязательный для оспаривания решения ЕС через арбитражный суд трехмесячный период консультаций начался 12 апреля этого года. «25 июня состоялась встреча между Европейской комиссией и Nord Stream 2 AG с целью достижения мирового соглашения в соответствии с правилами Энергетической хартии, – сообщает компания. – Соглашение не было достигнуто».

Газовая директива (2009/73/EC) – один из основополагающих документов европейского энергетического законодательства – является частью Третьего энергопакета ЕС, который регулирует рынки газа и электроэнергии на территории Евросоюза. Проект поправок в нее обсуждался почти полтора года, его инициатором в ноябре 2017 г. выступила Еврокомиссия. Прямым текстом в документе «Северный поток – 2» никогда не упоминался, но европейские чиновники никогда не скрывали, что в первую очередь вносимые в закон изменения вызваны желанием ЕК иметь основания влиять на новый проект «Газпрома». Председатель Европейского совета Дональд Туск, например, говорил, что просит поторопиться с утверждением законопроекта, потому что «время имеет существенное значение».

15 апреля этого года Совет Европейского союза утвердил обновленную версию документа. Суть изменений – распространение ключевых принципов регулирования европейского рынка газа не только на сухопутные, но и на морские газопроводы в пределах территориальных вод стран – участниц ЕС (действовавшая версия закона их регулирование описывает нечетко. – «Ведомости»). Среди основных требований, которые будут касаться этих участков газопровода, – разделение функций транзитера и поставщика сырья и допуск к поставкам по трубе третьих сторон. Для большинства действующих и строящихся морских газопроводов на территории ЕС в проекте директивы были изначально предусмотрены исключения.

Поправки касаются главным образом газопровода «Северный поток – 2», который «Газпром» прокладывает по дну Балтийского моря из России в Германию. Предполагается, что новая труба мощностью 55 млрд куб. м в год должна быть введена в эксплуатацию в конце этого года.

Для «Газпрома» строительство «Северного потока – 2» – способ переориентировать существенную часть своих экспортных потоков в Европу. В монополии считают этот маршрут более эффективным с экономической точки зрения, чем транзит по украинскому маршруту, на данный момент наиболее загруженному (86,8 млрд куб. м в 2018 г.). Но в Еврокомиссии снижение транзита российского газа через Украину считают большим риском для этой страны.

Поправки к директиве носят по большей части политический характер, однако сам факт их принятия свидетельствует об их соответствии международным обязательствам ЕС, так что однозначно говорить о перспективах иска Nord Stream 2 AG к ЕК сложно, отмечает председатель комиссии по юридической безопасности Ассоциации юристов России Алексей Гавришев: «Суду ЕС предстоит провести глубокий анализ представленных материалов и дать ответ, подлежит ли "Северный поток – 2" процедуре получения исключений от применения нововведений как введенный в эксплуатацию до вступления их в силу». Применить новые поправки к «Северному потоку – 2» возможно лишь после фактического ввода его в эксплуатацию, т. е. после 1 января 2020 г. Таким образом, у Nord Stream 2 AG есть около пяти месяцев для того, чтобы любыми возможными способами доказать свое право на получение исключений, отмечает он. По его словам, подобные процессы по вопросам аннулирования правовых мер длятся в среднем 1,5–2 года.

До вынесения решения может уйти и до трех лет, говорит руководитель налоговой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Зайцев. У данного разбирательства есть шансы закончиться в пользу «Северного потока – 2», для этого имеются юридические, экономические и политические предпосылки, рассуждает юрист: «На результаты рассмотрения иска будет влиять то, что «Северный поток – 2» – коммерческий проект, который регулируется нормами международного права. К тому же он выгоден ЕС, так как предоставляет большие мощности при абсолютном снижении затрат на обслуживание инфраструктуры». По его мнению, разбирательство в Верховном суде может быть основанием для того, чтобы отложить применение Газовой директивы к «Северному потоку – 2». «Иск Nord Stream AG в Европейский суд является оправданным. Все мировое сообщество будет следить за принятием решения по этому делу», – заключает Зайцев.