Статья опубликована в № 4895 от 10.09.2019 под заголовком: «Газпром» свернет в Монголию

«Газпром» изучит вариант поставки газа в Китай через Монголию

Но компании еще придется найти газ для этого маршрута

В понедельник, 9 сентября, предправления «Газпрома» Алексей Миллер сообщил президенту Владимиру Путину, что экспортные поставки газа в Китай по трубопроводу «Сила Сибири» планируется начать с 1 декабря. «Мы рассматриваем возможность поставки газа по западному маршруту и рассматриваем возможность поставки газа по дальневосточному маршруту с Сахалинского добычного центра», – добавил он, говоря о возможности дальнейшего наращивания экспорта в Китай.

Путин в ответ поручил Миллеру детально проработать еще один экспортный маршрут в Китай – через Монголию. «Знаю, что там маршрут тоже непростой, но предварительное рассмотрение этого вопроса показало, что он вполне реалистичный, и китайские партнеры к этому тоже склоняются», – сказал Путин. Он также попросил, чтобы «Газпром» вернулся к изучению вопроса об использовании на западном экспортном маршруте в Китай не только газа с Ямала, но и «ресурсов Иркутской области и Красноярского края».

Труба через Монголию, видимо, может стать альтернативой еще одному западному маршруту экспорта газа в Китай, известному как «Сила Сибири – 2», или «Алтай». Обсуждать строительство «Алтая» начали в 2006 г. Но реального прогресса на этом направлении достигнуто так и не было. В значительной степени из-за того, что Китаю предпочтительнее было получать газ ближе к восточной границе, где сосредоточены основные промышленные центры, а не на западе страны, куда пришла бы «Сила Сибири – 2», объясняет старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко.

Предположительным источником газа для 2600-километровой «Силы Сибири – 2» изначально назывались газпромовские месторождения в Западной Сибири. Позднее компания не исключала возможности направить в нее в том числе газ с Ямала. О каких именно ресурсах Иркутской области и Красноярского края применительно к монгольскому маршруту говорил сегодня Путин, он уточнять не стал. Но у самого «Газпрома» в регионе сейчас разрабатывается два месторождения – Чаяндинское и Ковыктинское.

«Ресурс этих месторождений уже расписан «Газпромом», и помимо экспортных поставок (38 млрд куб. м с 2025 г.) будет включать объемы технологического газа, поставки на внутренний рынок для Дальнего Востока, а также поставки на Амурский ГПЗ и ГХК», – говорит директор Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Татьяна Митрова. Кроме того, по заявлениям руководства «Газпрома», уже идут переговоры с китайской стороной о поставках дополнительных 6 млрд куб. м по «Силе Сибири», напоминает она: «Откуда будут браться дополнительные объемы, пока не известно».

50 млрд куб. м газа, которые планируется добывать на Чаяндинском и Ковыктинском месторождениях, вероятно, не являются пределом, учитывая их суммарные запасы около 4 трлн куб. м, считает директор практики «Газ и химия» Vygon Consulting Дмитрий Акишин: «Потенциал Ямала также еще не раскрыт. Активы «Газпрома» на полуострове могут дать не менее 100 млрд куб. м добычи ежегодно к текущему уровню». Собственных ресурсов «Газпрому» по-прежнему вполне хватает, соглашается замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач, а затянувшуюся паузу в проекте западного маршрута объясняет отсутствием контракта.

Не совсем понятно, имел ли в виду Путин ресурсную базу только самого «Газпрома» или подразумевал возможность использовать для поставок и газ других производителей, обращает внимание Маринченко. «Частично трубу можно было бы заполнить попутным газом с месторождений «Роснефти», например Ванкорского кластера, и других компаний», – говорит он. О предоставлении доступа к «Силе Сибири» и хотя бы частичной либерализации экспорта газа независимые производители, ведущие добычу в регионе, просили неоднократно. Но топ-менеджмент «Газпрома» всегда подчеркивал: в газе сторонних производителей компания для выполнения обязательств по контракту с CNPC не нуждается.

По оценкам Vygon Consulting, потенциал добычи газа независимыми производителями в Иркутской области и Красноярском крае ограничен 20–25 млрд куб. м в год. «С учетом уже реализуемых проектов в нефтехимии и энергогенерации в Китай может поставляться не более 10–15 млрд куб. м, которые к тому же вряд ли удастся удерживать в долгосрочной перспективе, – делится расчетам Акишин. – Поэтому газ независимых производителей может стать хорошим источником, но не базой для новых инфраструктурных проектов». Основные ресурсы независимых компаний – ИНК и «Роснефти» – расположены в зоне прохождения «Силы Сибири» в Якутии, говорит Митрова. «Но Якутию как раз президент не упоминал», – обращает внимание она.

Речь об экспорте газа независимыми производителями по-прежнему не идет, подтверждает представитель «Газпрома»: «Поручение [дано] нам, и мы продолжаем доразведку в иркутском и красноярском центрах газодобычи».

По сравнению с «Силой Сибири – 2» главные плюсы монгольской трубы – возможность строительства в условиях равнинной местности и отсутствие избытка газа в регионе, который станет конечной точкой маршрута, считает консультант Vygon Consulting Екатерина Колбикова: «У Китая и Монголии возникали разногласия по вопросам транзита энергоносителей. Несмотря сближение позиций азиатских стран, решение об инвестициях в проект, предполагающий долгосрочные многомиллиардные поставки газа с транзитной составляющей, достаточно рискованно».

По оценкам Vygon Consulting, рост импорта газа в Китай за 6–7 лет увеличится на 85–100 млрд куб. м, но в то же время конкуренция за эти поставки будет крайне высокой. Китай – перспективный рынок, который очень далек от насыщения, отмечает Гривач: «Доля газа в балансе по-прежнему низкая, удельное энергопотребление на душу населения значительно отстает. Это дает основания говорить, что в течение 10–15 лет спрос на газ здесь удвоится, а импорт как минимум вырастет в 2–3 раза».

Даже в этих условиях целесообразность строительства масштабной инфраструктуры для наращивания трубопроводных поставок газа в Китай не очевидна, особенно если речь идет об относительно небольших объемах, считает Маринченко. «Учитывая крайне низкие спотовые цены на газ, Пекин, вероятно, будет настаивать на максимально выгодных для себя условиях контракта», – предполагает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more