Статья опубликована в № 4900 от 17.09.2019 под заголовком: Дэниэл Чжан: Alibaba становится «всё в одном»

Что известно о преемнике Джека Ма

Всю полноту власти в Alibaba Group получил гендиректор компании Дэниэл Джан. Он сменил основателя холдинга на посту председателя правления

На прошлой неделе Джек Ма устроил грандиозный концерт для сотрудников. Поводов было сразу несколько – 20-летие Alibaba, 55-й день рождения самого Ма и его уход на пенсию. The Wall Street Journal (WSJ) сравнивает это действо по размаху с церемонией открытия Олимпиады – благо праздник проходил в Олимпийском спортивном центре Ханчжоу. Сначала по арене промаршировали подразделения компании со своими талисманами – как будто парад сборных команд на настоящей Олимпиаде. Потом были песни, танцы, различные шоу и вдохновляющие речи.

Под занавес тягач провез по арене передвижную сцену. На ней сам Ма в темных очках с драгоценными камнями в оправе, кожанке с шипованными наплечниками и оранжевой гитарой пел во главе группы из четырех топ-менеджеров Alibaba. Он исполнял песню норвежского дуэта Secret Garden под названием You Raise Me Up со словами «Когда я подавлен и моя душа утомлена <...> Ты воскрешаешь меня, и я могу взобраться на горы». Ближе к концу Ма уступил место гендиректору Alibaba Дэниэлу Чжану – и тот закончил песню в одиночестве. Чжан принял от Ма пост председателя правления Alibaba и совместит его с должностью гендиректора, которую занимает уже четыре года.

«Мир прекрасен, – сказал Ма на концерте, пока на заднем фоне звучала мягкая фортепианная мелодия. – Есть так много вещей, которые я хочу испытать, хочу попробовать. А еще в мире так много плохого и неправильного...» Он хочет посвятить остаток жизни филантропии, особенно охране окружающей среды и образованию (Ма – бывший преподаватель английского языка и родился 10 сентября – в Китае это как раз День учителя). Пока что он сохранит за собой ряд должностей, в том числе кресло в совете директоров Alibaba.

Ма не впервой выступать на сцене. Как-то он даже станцевал в образе Майкла Джексона. Ма не побоялся и сняться в фильме о кунг-фу вместе с Джетом Ли. А вот увидев на сцене Чжана, многие не поверили своим глазам. Если Ма – яркий и эпатажный человек, то тихий Чжан предпочитает оставаться незаметным. Как-то родственник одного из сотрудников зашел в компанию, встретил Чжана и принял его за уборщика.

«Джек – смелый провидец и создатель бизнеса, Дэниэл скорее проницательный стратег и управленец. Но поднимитесь на ринг с любым из них – и вы почти наверняка будете нокаутированы», – говорил журналу Wired Джеффри Тоусон, профессор бизнеса в Пекинском университете. Скромность и несколько неправильный английский не мешают Дэниэлу на равных общаться с иностранными бизнесменами – например, в Давосе, куда он ездит в последние годы.

Как убить Alibaba

В Alibaba у многих вместо имени прозвища. Собственно, имена Дэниэл у Чжана и Джек у Ма появились, чтобы легче было общаться с иностранцами. На самом деле Чжана зовут Юн. Но внутри самой компании к нему обращаются не по западному имени, не «господин Чжан» и даже не «босс». Он, как пишет старейшая англоязычная китайская газета The South China Morning Post, Сяояоцзы (буквально значит – свободный, раскрепощенный). Это имя Чжан пишет на своих визитках и упоминает в презентациях.

Онлайн-торговля сделала Alibaba крупнейшей публичной компанией Китая с рыночной стоимостью более $466 млрд. Но последнее время видны признаки некоторой напряженности. Экономический рост Китая замедляется, влияя на потребительские и рекламные расходы. Конкуренты наступают по всем фронтам. Акции Alibaba не смогли пока добраться до пика декабря 2017 г., когда капитализация перевалила за $500 млрд. Развязанная Трампом торговая война не добавляет оптимизма. А тут еще локальные неприятности вроде протестов в Гонконге, из-за которых в августе Alibaba раздумала проводить размещение акций на $15 млрд на Гонконгской фондовой бирже.

Праздник холостяков и торговцев
Праздник холостяков и торговцев

День холостяка, как считается, придумали в начале 1990-х студенты Нанкинского университета в виде шутки. Грустной шутки: как раз возмужало поколение, рожденное при доктрине «одна семья – один ребенок». Тогда многие китайские семьи правдами и неправдами добивались рождения мальчика как продолжателя рода. В результате в Китае возник огромный гендерный дисбаланс. Те юноши, на долю которых не досталось девушек, стали радовать себя подарками 11 ноября (т. е. 11.11, это выглядит как стоящие рядом одинокие люди). Идея прижилась, и ее подхватили девушки. Отмечать День холостяка было принято обедом с таким же одиноким другом, как ты сам. Но со временем праздник переродился в подобие Дня святого Валентина: признания в любви, вечеринки для знакомств – и кое-кто наутро просыпался вдвоем. А особое значение этот день приобрел для торговцев, которые с энтузиазмом подхватили идею устраивать грандиозную распродажу.

Ма видит выход в диверсификации холдинга и экспансии в таких областях, как финансы, облачные вычисления, кино и музыка. Чжан полностью разделяет его мнение. «У каждого бизнеса есть жизненный цикл. Вы должны быть инновационными и постоянно создавать новые предприятия с новыми технологиями, с новой моделью, – говорил он в интервью Bloomberg. – Если мы сами не убьем наш бизнес, это сделает кто-то другой. Поэтому я бы предпочел увидеть, как наш новый бизнес убьет наш существующий бизнес». Он недаром беспокоится. Жизнь показала ему, как в одночасье может исчезнуть с лица земли мощный и, казалось бы, устойчивый бизнес.

Из огня в полымя

Чжан родился 47 лет назад в Шанхае в семье бухгалтера. По примеру отца он в 1991 г. поступил в Шанхайский университет финансов и экономики. Как раз в тот год Китай открыл свой фондовый рынок, и Чжан мечтал стать трейдером. Он успешно прошел первое собеседование в одном из старейших банков мира, в котором держала деньги королева Великобритании, – Barings Bank, и ему была назначена еще одна, окончательная, встреча. Но тут банку стало не до найма молодых китайцев: из-за рискованных сделок одного-единственного трейдера банк оказался банкротом и был продан за символический 1 фунт голландской группе ING. В том же году похожая история (мало известная на Западе) случилась и в Китае: один из крупнейших местных трейдеров, Shanghai Wanguo Securities, обанкротился и был поглощен другой компанией.

Чжан решил сменить профессию. Он шутил, обращаясь к отцу: «Папа, ты меня всегда отговаривал от того, чтобы стать бухгалтером. Я им не проработал ни дня – зато пошел в аудиторы». По иронии судьбы Чжан устроился в китайский филиал Arthur Andersen. В 2002 г. эта фирма, аудировавшая фальсифицированную отчетность компании Enron, тоже приказала долго жить и была поглощена PwC.

Потом Чжан работал финансовым директором разработчика игр Shanda Interactive, в то время одной из крупнейших IT-компаний в Китае. Там его и нашел вице-президент Alibaba Джозеф Цай, правая рука Ма. «У него такой интеллект и энергия, что я едва за ним поспеваю. Не менее впечатляют его вдумчивость и смирение», – хвалил он Чжана на страницах South China Morning Post.

В 2007 г. заботам Чжана поручили Taobao – сделанный Ма аналог eBay. Изначально он был рассчитан на сделки между физическими лицами, был полон поддельных товаров и приносил своим хозяевам одни убытки. Чжан пришел в ужас и занялся разработкой параллельного сервиса Tmall – он больше похож на Amazon, где компании продают свои товары частным лицам.

Чтобы привлечь юрлиц, Чжан щедро делился с ними информацией о клиентах: какие товары предпочитают разные группы пользователей в разных регионах. Продажи бурно росли. Чжан принялся обрабатывать крупные иностранные бренды – например, Procter & Gamble (P&G). Он внедрил программы, которые искали контрафакт, и открыл горячие линии для владельцев торговых марок. Сейчас P&G оценивает количество подделок, продающихся через сайты Alibaba, в 1% от выручки своих брендов на этих площадках. Правда, Taobao до сих пор в списке правительства США Notorious Markets, в котором перечислены злостные нарушители авторских прав.

Alibaba Group Holding Limited

Интернет-холдинг
Основные акционеры (данные компании на 3 июня 2019 г.): Softbank Group (25,9%), Altaba (9,4%), Джек Ма (6,2%), Джозеф Цай (2,2%).
Капитализация – $466,5 млрд.
Финансовые показатели (финансовый год, закончившийся 31 марта 2019 г.):
выручка – $56,2 млрд,
чистая прибыль – $13,1 млрд.

Чжан предложил по образцу черной пятницы проводить распродажи в китайский День холостяка. Ма, который сам раздумывал о том же, его горячо поддержал. В первый раз – в 2009 г. – было продано товаров на 50 млн юаней (около $7,5 млн). В 2018 г. покупатели потратили $1 млрд уже через 85 секунд после начала распродажи, а всего на торговых площадках Alibaba клиенты оставили $30,8 млрд. Для сравнения: в США прошлогодняя черная пятница 23 ноября поставила рекорд, но это продажи «всего» на $6,22 млрд.

«Tmall и День холостяка сделали Alibaba тем гигантом, которым он сейчас стал», – писал Дункан Кларк в своей книге «Alibaba: дом, который построил Джек Ма» (в российском издании – «Alibaba. История мирового восхождения от первого лица». М.: «Эксмо», 2018).

Побег в Шанхай

Даже по стандартам Китая, где никого не удивляет работа с 9 до 21 часа шесть дней в неделю, график у Чжана считается насыщенным, пишет Bloomberg. Пока он в Ханчжоу, у него только три занятия – если не работает, значит ест или спит. Даже в выходной он умудряется провести две-три встречи.

Чжан родом из Шанхая, а штаб-квартира Alibaba в Ханчжоу. Два года назад Чжан рассказывал китайской газете Yicai, что каждую неделю ездит в Шанхай, чтобы провести время с женой и расслабиться за просмотром футбола или баскетбола. На вопрос, почему бы не купить дом в Ханчжоу и не перевезти жену, он отшутился – мол, из-за большой загрузки на работе так и не смог найти на это время.

Но был у него и еще один повод жить на два города. В начале 2010-х китаец И Хоу решил сделать стартап по доставке продуктов на дом. В 2014 г. на него вышел Чжан и убедил работать в составе Alibaba. «Чжан сказал, что спустя столько лет он наконец-то увидел проект, который может превзойти Tmall», – цитирует И Bloomberg. Он инвестировал $100 млн и обещал не упрекнуть ни словом, если в первые годы проект будет работать в убыток. Чжан вместе с И и небольшой группой менеджеров собирались в обстановке секретности в гараже в Шанхае, чтобы разрабатывать планы нового бизнеса. Он рассказывал Bloomberg, что географическая отдаленность давала два плюса. Во-первых, вдалеке от штаб-квартиры можно было спокойно работать без вмешательства коллег. Во-вторых, в выходной день у него была возможность сосредоточиться на новом проекте, не отвлекаясь на основную работу.

Поначалу стартап назывался Hema, сейчас – Freshippo. Он стал частью стратегии под названием NewRetail, которую Ма обнародовал в 2016 г., – симбиоз интернет- и обычной торговли. Традиционный магазин из стекла и бетона – а их у Freshippo сейчас около 150 в 17 китайских городах – становится центром для различных офлайн- и онлайн-услуг. Более половины продаж приходится на интернет: люди заказывают как доставку, так и самовывоз из магазина по дороге домой с работы. При магазине есть ресторан с кухней разных народов. Искусственный интеллект помогает осуществить формирование заказа и его доставку в радиусе 3 км за полчаса, а система распознавания лиц ускоряет процесс заказа и оплаты.

«Мы не рассматриваем проект как отдельный бизнес, – говорил Чжан Bloomberg. – [Во-первых] это расширение сферы деятельности [холдинга]. Во-вторых, это очень важная помощь в развитии цифровых платежей. <...> В-третьих, подобные услуги, особенно доставка еды, помогают сформировать сеть доставки по требованию, которая может быть использована не только для еды, но и для любых других заказов, что важно, на последней миле».

Задача для Чжана

В эту же концепцию вписывается Ele.me – сервис по доставке еды. Чжан отвечал за его покупку – в апреле прошлого года Alibaba приобрела Ele.me за $9,5 млрд. Правда, основатель злейшего конкурента – другого сервиса по доставке еды, Meituan, Ван Син не считает его серьезным противником. Он заявил Bloomberg, что если Alibaba не сократит расходы, то вылетит из бизнеса уже до 2020 г. В ответ Чжан пообещал, что Alibaba займет не менее 50% рынка доставки продовольствия и получит при этом дополнительный выигрыш от смежных бизнесов вроде цифровых платежей. И добавил, что компания отрабатывает технологии, которые привлекут к ней более мелкие онлайн- и офлайн-компании: «В течение следующих 20 лет каждый бизнес перейдет в цифру. Мы продолжим нашу миссию, которая заключается в том, чтобы облегчить ведение бизнеса в любом месте. <...> Мы хотим предоставлять цифровую инфраструктуру нашим деловым партнерам, чтобы дать им возможность преуспеть в цифровую эпоху».

Чжан, который в мае 2015 г. стал гендиректором всего холдинга Alibaba, намерен превратить его в интегрированную экосистему, которая завлекает клиентов разнообразием сервисов. У нее уже есть онлайн-видео, карты и навигация, платежный сервис, курьерская служба, а облачные вычисления Чжан и вовсе обещал сделать одним из ведущих направлений бизнеса. «Сегодня Alibaba все больше становится «всё в одном», – сказал он инвесторам и аналитикам на встрече в августе прошлого года.

Чжан полон решимости выполнить намеченные планы развития, несмотря ни на что: «Наши ценности не изменяются вместе с ценами на акции», – как-то сказал он сотрудникам, пишет Кларк в своей книге. Один из важнейших планов – экспансия за рубеж. Ма не раз обещал, что Alibaba будет получать более половины выручки за рубежом. Сейчас, как видно из отчетности компании, выручка от продаж в Китае почти в 10 раз превышает выручку от международной торговли. Воплощать этот план придется теперь Чжану.

Где-то дела у холдинга идут неплохо, а где-то оставляют желать лучшего. Например, Alibaba вложила $4 млрд в сингапурскую Lazada Group для покорения Юго-Восточной Азии. Но на ключевых рынках, например в Индонезии, успехов не видно. В марте Lazada в третий раз за девять месяцев сменила гендиректора. Зато крупнейшие для Alibaba рынки, по данным Forbes, США, Россия и Испания. В России компания создает СП в сфере онлайн-торговли с Mail.ru Group, Российским фондом прямых инвестиций и «Мегафоном» – AliExpress Russia (в июне стороны подписали обязывающее соглашение), начала этим летом оптовые поставки для небольших российских сетей (прежде Alibaba c закупками юрлиц отдельно не работала), разрабатывает лимитированные коллекции одежды с российскими дизайнерами.

Ма год назад отозвался о Чжане в превосходных степенях: «Его аналитический ум не имеет себе равных, он дорожит нашей миссией и видением, он с энтузиазмом воспринимает ответственность, и у него хватит смелости вводить новшества и тестировать креативные бизнес-модели» (цитата по The South China Morning Post).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more