Статья опубликована в № 4910 от 01.10.2019 под заголовком: Питер Фанкхаузер: Мне будет трудно найти другую работу в Великобритании

Зачем миллионеру Питеру Фанкхаузеру нужна работа

Гендиректор Thomas Cook не сумел спасти от банкротства одну из крупнейших в Европе турфирм, но хочет продолжить трудиться в отрасли

Питер Фанкхаузер был в офисе юридической фирмы Latham & Watkins, когда воскресным вечером 22 сентября зазвонил его iPhone. Он вышел в коридор поговорить – и не вернулся обратно. Голос в трубке принадлежал высокопоставленному чиновнику министерства транспорта. По-британски вежливо тот произнес: «Мне очень жаль, но правительство не может поддержать вас». Это был конец. Фанкхаузер был гендиректором Thomas Cook – старейшей в мире туристической компании. Той самой, что в стихотворении Маршака организовала поездку в СССР мистеру Твистеру, «бывшему министру, владельцу заводов, газет, пароходов».

Из-за противодействия кредиторов Фанкхаузер не смог продать бизнес готовому на это китайскому инвестору, а теперь рухнула последняя надежда на государство. В ту же ночь совет директоров объявил, что Thomas Cook банкрот. «Я глубоко опечален и извиняюсь», – сказал Фанкхаузер в интервью The Sunday Times. Но был непреклонен – ни он лично, ни его компания не виноваты: «Я вложил всего себя в эти последние три месяца. Не думаю, что мы как компания сделали что-то не так».

Компанию подкосили долги, набранные предшественниками, растущий онлайн-бизнес, Brexit и даже слишком теплая погода, из-за которой многие европейцы предпочли остаться дома. Но все это слабое утешение для тех, кто пострадал из-за банкротства туроператора. 22 000 человек, в том числе 9000 британцев, потеряли работу. Испорчен отдых 600 000 туристов, причем правительству Великобритании приходится возвращать 150 000 из них на родину за счет казны. Всего два года назад после краха Monarch Airlines Великобритания эвакуировала из-за рубежа 110 000 ее пассажиров, потратив 60 млн фунтов, – и вот опять госбюджет должен раскошелиться.

На банкротстве Thomas Cook банки потеряли 1,8 млрд фунтов, крупнейший акционер компании китайская Fosun – около 200 млн фунтов, а сам Фанкхаузер – около 4,1 млн фунтов, признался он The Sunday Times. «В этом и прошлом году я не получал бонусов, а в прошлом существенная доля бонуса была в акциях. Я не продал ни одной акции Thomas Cook. Теперь эти акции бесполезны».

Больше всего британцев возмущает, что Фанкхаузер все равно останется миллионером. Всего за пять лет Thomas Cook выплатила ему около 8,9 млн фунтов. То, что было получено непосредственно деньгами, Фанкхаузер вернуть отказывается, несмотря на призывы обиженных туристов.

Вверх по карьерной лестнице

Фанкхаузер родился в 1960 г. в Швейцарии. В швейцарском Университете Санкт-Галлена он изучал политологию. И подрабатывал тренером по аэробике. Целый день его окружали стройные красотки в купальниках. «И мне еще за это платили!» – любил пошутить он. А видел он себя военным.

Опасный Корфу

Одним из первых дел, которым пришлось заняться Фанкхаузеру на посту гендиректора, оказалась тяжба с родителями трагически погибших еще в 2006 г. детей Кристи и Бобби Шепардов. В гостинице на Корфу, куда их отправила Thomas Cook, оказался неисправен отопительный котел, и дети отравились угарным газом. Расследование и суды растянулись на девять лет, и все эти годы руководство Thomas Cook уклонялось от встречи с родителями и извинений из-за опасений, что суд сочтет это признанием вины. Фанкхаузер был в бешенстве – собственные сотрудники, один за другим, отказывались отвечать ему, новому гендиректору, на вопросы, рассказывал он газете Evening Standart.
Однако на суде Фанкхаузер заявил, что лично сожалеет о трагедии, но отказался извиняться от лица компании – якобы с ее стороны не было нарушений. Позже Фанкхаузер объяснял, что юристы и подчиненные наперебой отговаривали его от этого, как и от личного разговора с родителями: мол, прошло слишком много времени после трагедии. Через год Фанкхаузер понял, что это было ошибкой. Наплевав на советы адвокатов, он встретился-таки с родителями и основал с ними фонд Safer Tourism Foundation, который пытается заранее выявить опасности для туристов.
Затем последовал поток обещаний по улучшению обслуживания клиентов, кульминацией которых стало то, что высшее руководство начало получать бонусы по индексу NPS – исходя из отзывов туристов о качестве отдыха.

СвернутьПрочитать полный текст

«Много лет я хотел стать летчиком-истребителем, но отец сказал, что слишком сильно любит меня [и не пустит в ВВС]», – вспоминал он. Отслужив срочную службу, Фанкхаузер не демобилизовался до тех пор, пока не получил офицерский чин. «Мне это очень нравилось. Служба учит парочке-другой приемов, как привлечь людей на свою сторону, когда тебе всего 20 лет, а у тебя под началом 50 человек и четыре танка».

Когда молодой командир пришел на свою первую серьезную работу – руководить швейцарской турфирмой Kuoni, у той были большие проблемы. Консультирующая компанию McKinsey выпустила отчет в дюйм толщиной, где в числе рекомендаций было массовое сокращение рабочих мест. 29-летний Фанкхаузер, только что получивший диплом по бизнесу, не мог понять эту логику. В первую же неделю он собрал 120 менеджеров компании, чтобы узнать их мнение, – для этого он арендовал зал в ратуше. Коллеги тоже не поддержали выводы McKinsey. «Вот что мы сделаем с отчетом», – заявил тогда Фанкхаузер со сцены, зажег спичку и поджег бумаги. Горящие листы разлетелись по комнате под радостные крики собравшихся, описывает эту сцену Evening Standard. Kuoni, кстати, до сих пор на плаву.

Затем Фанкхаузер переехал в Дюссельдорф, чтобы управлять немецким туроператором LTU. К 1999 г. юристы рекомендовали ему инициировать банкротство, но топ-менеджер проигнорировал их советы, продолжил борьбу, и компанию в конечном счете купила Air Berlin.

В 2001 г. Фанкхаузера позвали в Thomas Cook, чтобы оживить немецкое подразделение компании. Талантливого управленца взяли на заметку в Лондоне. Летом 2012 г. гендиректором Thomas Cook стала Гарриет Грин. В ноябре того же года она пригласила Фанкхаузера гендиректором в Великобритании и континентальной Европе, а затем в ноябре 2013 г. – главным операционным директором. Daily Mail уверяла, что Грин растила Фанкхаузера как преемника. У них было много общего – от приверженности к снижению издержек в бизнесе до увлечения спортом в обычной жизни. Грин любила в 4 утра приходить в спортивный зал на тренировку. Фанкхаузер отлично катается на горных лыжах и сноуборде. Он любил последние 10 км до работы преодолевать бегом, а машина с шофером ехала за ним.

Thomas Cook в конкурентной борьбе

Трое бывших руководителей Thomas Cook с начала 2000-х гг. сделали из небольшого частного туристического агентства огромную панъевропейскую группу, входящую в FTSE 100. Лично они на этом заработали десятки миллионов фунтов стерлингов в виде зарплаты и бонусов. Но они же посеяли семена будущего краха из-за долговой нагрузки и неспособности справиться с онлайн-конкурентами, считает Financial Times (FT).

С 2003 по 2011 г. гендиректором Thomas Cook был Мэнни Фонтелла-Новоа, который начал карьеру в компании еще в 1972 г. При нем Thomas Cook ввязалась в гонку слияний и поглощений, соревнуясь с немецким гигантом Tui. В 2007 г. Thomas Cook потратила 1 млрд фунтов на слияние с MyTravel. Но радость от сделки вскоре была омрачена: всего через месяц Tui сделала аналогичный мощный ход – слилась с британским туроператором First Choice.

Где живет Фанкхаузер

Фанкхаузер живет со второй женой, итальянкой Рафаэллой Кассани, и двумя из трех своих детей в доме в Сюррее. Дом с шестью спальнями и бассейном стоит около 2 млн фунтов. Но пока его компания строила модель на владении отелями и авиапарком, сам Фанкхаузер предпочитал арендовать жилье – каждый месяц он выкладывает хозяину 6000 фунтов. Это вполне ему по карману – в прошлом году его вознаграждение составило 725 000 фунтов зарплаты, соцпакет был 82 000 фунтов и пенсионная программа – 217 000 фунтов. Правда, по данным Daily Mail, у Фанкхаузера может быть во владении недвижимость в Швейцарии, откуда он родом, и в Израиле, гражданином которого он является.
На вопрос The Sunday Times о его будущем Фанкхаузер горестно вздохнул: «Я действительно не знаю. Хочу вернуться к работе, но подозреваю, что мне будет трудно найти другую работу в Великобритании».

Три года спустя Фонтелла-Новоа осуществил сделку по поглощению Co-operative Travel, в результате у Thomas Cook появилось более 1200 новых офисов, по количеству точек продаж сеть стала крупнейшей в Великобритании. Источники FT уверяли, что Фонтелла-Новоа переплатил в этой сделке. Аналитики возражали, что без этой сделки Thomas Cook потеряла бы долю рынка.

На счету Фонтелла-Новоа еще много сделок M&A: с веб-сайтом Hotels4U.com, туристическим бутиком Elegant Resorts, Gold Medal (владелец интернет-турагентства NetFlights), немецкой турфирмой Öger Tours... В конце концов на европейском рынке осталось два лидера – британская Thomas Cook и немецкая Tui. Но гонка оказалась неверным решением. К тому моменту, как онлайн-сервисы принялись разрушать традиционный рынок, Thomas Cook накопила огромные долги. В 2011 г. ее чистый долг составлял 891 млн фунтов, на выплату процентов компания потратила 122 млн. Компания понесла чистый убыток в 198 млн фунтов. Среди прочего компанию подкосили мировой финансовый кризис, рост цен на топливо, беспорядки на таких популярных турнаправлениях, как Греция, Египет, Тунис. Капитализация туроператора упала до 148 млн фунтов (по данным Refinitiv, при IPO в 2007 г. капитализация превышала 3,2 млрд фунтов), а акции стоили не больше 14 пенсов.

Фонтелла-Новоа подал в отставку после того, как компания трижды предупреждала о снижении прогнозируемой выручки. Новым директором в 2012 г. стала Грин. Во многом она полагалась на советников: в бюджете 2013 и 2014 гг. на оплату консультантов было заложено 180 млн фунтов. А после ее ухода в 2015 г. эти траты упали до 35 млн фунтов.

Ее команда рьяно принялась снижать издержки и реструктурировать долги. Это принесло плоды. При ней котировки акций Thomas Cook взлетели более чем на 680%, чистый долг уменьшился до 326 млн фунтов. Но фактически с 2011 г. Thomas Cook работала на погашение долга.

Закат

В 2014 г. Грин уступила кресло гендиректора Фанкхаузеру. При нем Thomas Cook получила первую за полтора десятка лет прибыль в размере 23 млн фунтов стерлингов в 2015 г. Но предупредила в отчетности о беспрецедентных изменениях на туристическом рынке. В 2018 г. убыток составил 163 млн фунтов стерлингов. А обслуживание долга обходится в 150 млн фунтов в год.

Thomas Cook Group

Международный туристический холдинг
Крупнейшие акционеры (данные компании на 28 ноября 2018 г.): Invesco (14,17%), Fosun (13,06%), Standard Life Aberdeen (7,32%).
Финансовые показатели (1-е полугодие, закончившееся 30 июня 2019 г.):
выручка – 3,02 млрд фунтов стерлингов ($3,8 млрд),
чистый убыток – 1,47 млрд фунтов стерлингов ($1,9 млрд).
23 сентября 2019 г. объявила о банкротстве. По итогам 2018 г. вела деятельность в 16 странах, штат насчитывал 21 000 сотрудников, воздушный парк – 100 самолетов. Компании принадлежало 186 собственных отелей и курортов.

«Трудно измениться, когда у вас такое долговое бремя. Мы потратили 1,2 млрд фунтов на выплату процентов и рефинансирование долга с 2012 г. Представьте, если бы я мог инвестировать хотя бы половину этого в IT, в оставшиеся туристические офисы, в новые отели...» – сетовал Фанкхаузер на страницах The Sunday Times. Он признавал, что компания менялась «недостаточно быстро». Фанкхаузер закрыл половину точек продаж в Великобритании и попытался увеличить продажи в интернете. Он запустил больше маржинальных брендов – таких, как сеть бутик-отелей Casa Cook, стал развивать бизнес Thomas Cook в Китае, заключив соглашение с Fosun, которая в итоге вложила в бизнес более 200 млн фунтов, продал ряд активов и прибег к сокращениям. Но этого было недостаточно, чтобы получить деньги для погашения многочисленных долгов.

Большую часть этого лета Фанкхаузер пытался договориться о сделке на 900 млн фунтов стерлингов с китайской Fosun, которая стала уже крупнейшим акционером Thomas Cook с долей в 18%. Но помешали банки: запросили гарантий на 200 млн фунтов на случай, если спрос в зимнем сезоне окажется низким. Фанкхаузер уверял The Sunday Times, что ему это удалось: «У нас было достаточно денег. У нас были готовые решения». Но к тому времени СМИ уже пестрели сообщениями о неприятностях компании. Поток клиентов иссякал. Контрагенты стали требовать аванс. Фанкхаузеру уже поставили в вину, что он слишком поздно сообщил инвесторскому сообществу о дополнительном условии банков: Thomas Cook – публичная компания и должна раскрывать информацию, которая может повлиять на котировки. Но Фанкхаузер уверяет, что это было «предметом обсуждения, а не требованием – формальным требованием оно стало только 9 сентября».

Судя по свидетельским показаниям Фанкхаузера Высокому суду, дыра в финансах компании достигла 3,1 млрд фунтов стерлингов. Суд решил, что бизнес нежизнеспособен, и постановил провести принудительную ликвидацию компании, не пытаясь спасти ее под внешним управлением.

Читать ещё
Preloader more