Производители предупредили о резком сокращении производства шампанского в России

Причина опасений – новый закон о виноделии
Производство шампанского в России может резко сократиться из-за закона о виноделии /Андрей Гордеев / Ведомости

Производство шампанского в России может резко сократиться из-за закона о виноделии, сообщили «Ведомостям» президент «Абрау-Дюрсо» Павел Титов и гендиректор «Игристых вин» Юрий Дудко. Две эти компании – крупнейшие производители игристого в России, на них, по данным ЦИФРРА, приходится почти 50%.

Законопроект Госдума приняла в среду сразу во втором и третьем чтениях, в нем содержится запрет на использование при производстве импортного вина, винограда и сусла и предусмотрена маркировка на этикетке и контрэтикетке «виноградосодержащих напитков» крепостью до 22%: «Не является вином», занимающая не меньше 20% площади; такая же надпись должна содержаться и при выкладке в магазинах. Вино из 100% российского винограда сможет называться «Вино России» и будет выделяться при продаже в розничных магазинах. В силу закон вступит через 180 дней.

Закон прежде всего ударит по производству игристых вин – в России недостаточно собственного виноматериала, объясняет Дудко. По данным таможни, в 2018 г. импортировано 12 млн дал виноматериалов. 25% импорта пришлось на «Игристые вина», 19% – на «Абрау-Дюрсо», по данным ЦИФРРА.

У «Абрау-Дюрсо» около 60% продукции делается из импортного виноматериала, у «Игристых вин» – почти 100%. «Мы сможем называть продукт только «виноградосодержащим напитком» с большой надписью на этикетке «Не является вином». Рядом будет стоять дешевый импорт неизвестного происхождения и низкого качества с правом называться «вином». Это по меньшей мере несправедливо, по большей – неконкурентоспособно. Кто купит такое «вино»?» – удивляется Титов.

Запрет зарубежных виноматериалов сократит производство игристого вина в 2–3 раза, говорит президент Союза виноградарей и виноделов Леонид Попович. Его место на полке займет дешевый импорт, согласен Попович.

Спрос действительно может упасть, предупреждает представитель АКОРТ (объединяет крупнейшие розничные сети) Илья Власенко: как показала практика раздельной выкладки молочных товаров, у продукции с заменителями молочного жира продажи резко упали. То же может произойти, если ввести дополнительные категории алкогольной продукции, считает он. Потребитель не станет покупать винные напитки по цене вина, уверяет Андрей Тетерин, гендиректор «Командора», крупнейшей в Восточной Сибири торговой сети. Игристое стоит 200–300 руб. за бутылку, а винный напиток Santo Stefano – 169 руб. Но у ритейлера вина меньше не станет – «Командор» подписал новые контракты с производителями вина из Крыма и начал импорт из Италии, Франции, Португалии и Испании.

Соавтор закона Геннадий Онищенко уверяет, что ничего подобного не произойдет: в законе не написано, что вино должно стать винным напитком. Да и производство вина из виноматериала никто не запрещает, собственного винограда в России катастрофически не хватает, но будет не «Вино России», а вино, изготовленное в России из импортного виноматериала. Закон – базовый, предупредил он, вопросы поправок будут решаться постепенно. Надо минимум 10 лет, чтобы обеспечить Россию своим виноградом, считает Титов.

Его беспокоит и другое положение закона: поддержку получат те, кто использует только отечественные саженцы. Но половина саженцев в России импортные, знает Попович, чтобы заменить их российскими, нужно 3–5 лет. Часть виноградарей просто перестанет сажать виноград, предупреждает он. «Чтобы получить субсидии, все будут усиленно искать российские саженцы, а они могут и не прижиться. Субсидии – очень важный элемент засадки, выращивание винограда – глубоко нерентабельная история», – объясняет Титов.

Поддержка отечественных саженцев – приоритетная задача, но она тоже будет решаться постепенно, утешает Онищенко.

Минсельхоз поддерживает закон – он закрепляет основы развития отрасли, говорит представитель министерства.

Крупный производитель вина из Краснодарского края «Фанагория» тоже поддерживает закон, сказал его совладелец Петр Романишин: компания делает вино почти полностью из собственного винограда, а для посадок использует саженцы из собственного питомника. Ограничения для импортных виноматериалов будут стимулировать посадку виноградников и производство российского вина. Теперь есть правила игры, понимание о винах с защищенным географическим указанием и наименованием места происхождения, есть разрешенные технологические приемы, которые позволят убрать с рынка фальсификат, радуется Романишин.