«Газпром» продал 6,52% своих акций «консорциуму» инвесторов

В числе покупателей квазиказначейских акций самой дорогой компании России – пенсионные фонды
Председатель правления Газпромбанка Андрей Акимов /Артем Коротаев / ТАСС

После двух сделок с квазиказначейскими бумагами «Газпрома» новым крупным акционером стал «консорциум инвесторов», передал «Интерфакс» слова президента Газпромбанка Андрея Акимова. «Газпром» счастлив, доволен, страна получила деньги, консорциум купил, – цитирует Акимова ТАСС. – Хорошие инвесторы, которые верят в будущее «Газпрома», и российские тоже – там много всех. За хорошую цену». В основном покупатели из России, среди них в том числе пенсионные фонды, сообщил Акимов: «И мы покупали тоже немножко. Нормально, все довольны». Какие еще структуры входят в консорциум, он не сказал.

За вторую половину 2019 г. «Газпром» почти избавился от квазиказначейского пакета акций. На конец июня было чуть более 6,64%, компания рассматривала варианты монетизации, говорил предправления Алексей Миллер. В июле и ноябре «Газпром» провел два размещения.

Двухэтапная продажа 6,52% акций «Газпрома» стала самой крупной сделкой с ценными бумагами компании за всю ее историю, выручка – около 327 млрд руб. В июле за 2,93% компания получила 139,1 млрд руб., в ноябре – 188 млрд руб. за 3,59%. Обе сделки состоялись с существенной скидкой к рыночной цене бумаг «Газпрома». В июле дисконт составил 5,4% к их стоимости на момент окончания торгов накануне объявления о сделке, в ноябре – 11%. Организатором размещения в обоих случаях выступал Газпромбанк, книга заявок формировалась через Московскую биржу. 

Основная интрига, сопровождавшая продажу акций «Газпрома», – вопрос, кто стал их покупателем. Собеседники «Ведомостей» из числа крупных инвесторов и трейдеров в обоих случаях сомневались, что размещение бумаг будет носить открытый характер и акции могут достаться широкому кругу покупателей. В сделке будет участвовать лишь несколько заранее определенных покупателей, говорили «Ведомостям» четыре инвестбанкира перед продажей первой части квазиказначейского пакета в июле. Выбранная схема организации размещения – с формированием книги заявок через биржу – позволяет не раскрывать, кто именно подает заявку, вплоть до того, что ее от лица инвестора на биржу может подать сам банк-андеррайтер. «Был бы кэш», – объяснял «Ведомостям» институциональный инвестор. Кроме того, это позволяло исключить участие в сделке крупных зарубежных игроков, добавлял его коллега. 

В результате оба размещения оказались безальтернативными – и в июле, и в ноябре акции продавались «в одни руки» покупателям, поставившим заявки на весь размер пакета по принципу «все или ничего», сообщал зампред правления «Газпрома» Фамил Садыгов: «При принятии решения о распределении акций среди инвесторов предпочтение отдавалось крупным институциональным инвесторам, ориентированным на долгосрочные вложения». Кто именно стал покупателем, ни в июле, ни в ноябре не раскрывалось. Чаще всего вероятным участником обеих сделок собеседники «Ведомостей» называли Аркадия Ротенберга. Об участии структур бизнесмена в июльской сделке сообщал Bloomberg, но представитель Ротенберга это опровергает. На вопрос «Ведомостей», приобретал ли Ротенберг или структуры, конечным бенефициаром которых он выступает, акции газового холдинга в ходе ноябрьского размещения, его представитель также отвечал отрицательно.

Согласно закону «О негосударственных пенсионных фондах» НПФ могут инвестировать в акции одного эмитента не более 15% пенсионных резервов в рамках негосударственного пенсионного обеспечения и не более 5% – в рамках обязательного пенсионного страхования. Поэтому крайне маловероятно, что пенсионные фонды играют существенную роль в консорциуме, о котором говорит Акимов, убежден старший аналитик «БКС премьера» Сергей Суверов: «Вероятнее всего, в число покупателей входит один или несколько якорных инвесторов, имеющих отношение к олигархическим структурам. А пенсионные фонды выкупали незначительную долю, российское законодательство ограничивает их возможность инвестировать в акции». 

У пенсионных фондов много регуляторных ограничений, соглашается гендиректор УК «Спутник – управление капиталом» Александр Лосев: «Центробанк учел негативный опыт деятельности НПФ и теперь непрозрачный ЗПИФ в пенсионные накопления не поместишь». Но даже раскрытие реестра акционеров на вопрос, кто на самом деле стал покупателем акций «Газпрома», ответа, скорее всего, не даст, считает он: «НПФ раскрывает информацию только в отчетах регулятору». Но акции будут, вероятно, скрыты за номинальным держанием в доверительном управлении, предполагает Лосев. 

«Ведомости» запросили топ-10 НПФ. Представители НПФ «Будущее» и НПФ «Сафмар» сообщили, что не участвовали в аукционе. НПФ Сбербанка не смог оперативно дать комментарии.