Как Honeywell снова пробилась в индекс Доу Джонса

Знаменитый производитель промышленного оборудования трансформируется в технологическую компанию
Гендиректор, председатель совета директоров Honeywell Дариус Адамчик /Christopher Goodney / Bloomberg via Getty Images

В списке акций Dow Jones Industrial Average перемены. С 31 августа промышленный индекс Доу Джонса лишился старейшего участника – нефтяной компании ExxonMobil (была в списке с 1928 г.), фармацевтического гиганта Pfizer и поставщика вооружений Raytheon. Вместо них в заветный перечень из 30 компаний вошли софтверная компания Salesforce, биотехнологическая Amgen и концерн Honeywell International.

Основанная в 1906 г. Honeywell выпускает самое разнообразное оборудование: для аэрокосмической промышленности, для эксплуатации зданий, для автопрома, для электронной промышленности... Но гендиректор Дариус Адамчик полон решимости превратить Honeywell в большую компанию по производству программного обеспечения. Для этого у него есть $15 млрд свободных средств.

Honeywell, активно ведущая бизнес в Китае, стала одной из первых американских компаний, пострадавших от пандемии. По мере распространения коронавируса по миру пришлось закрывать заводы и в других странах, в том числе в США. В конце апреля шесть сотрудников производственной линии завода, выпускающего промышленные волокна в штате Вирджиния, показали положительный результат теста на коронавирус. Завод ненадолго остановил работу.

Сколько зарабатывает Дариус Адамчик

В 2016 г. Адамчик заработал $10,26 млн. Когда в 2017 г. он занял пост гендиректора, годовой заработок вырос до $16,19 млн. Из них чуть более $1,4 млн – зарплата, $5,72 млн – бонус, $3,6 млн – опционы на акции компании и самих акций на $5,25 млн. А также чуть более $200 000 пришлось на другие формы компенсации. С тех пор его доходы еще выросли, в прошлом году он заработал $20,52 млн, из которых $13,25 млн – опционы и акции.

Но в конце апреля производственные мощности компании в США работали на 90%, рассказывал Адамчик Charlotte Business Journal: «То есть работает 100% объектов, но не все из них работают на 100%: часть сотрудников выключена из рабочего процесса, потому что им надо заботиться о близких или они испытывают некий дискомфорт [при мысли о возвращении на производство]». Для помощи заболевшим сотрудникам был создан фонд в $10 млн.

Компания быстро наладила производство медицинских масок в штатах Род-Айленд и Аризона. «У нас ушло буквально 4–5 недель на создание того, что обычно заняло бы у нас девять месяцев, – говорил Адамчик агентству Associated Press. – За то время мы прошли путь с нуля до двух полностью функционирующих предприятий, производящих около 20 млн масок в месяц». Компания сообщила, что в общей сложности создано 1000 новых рабочих мест. Однако дела в нефтяной промышленности и авиации, в которых много клиентов Honeywell, пока не радуют. Адамчик ожидает, что рынок коммерческих авиаперевозок придет к «новой норме» не раньше 2022 г.

Как Адамчик попал в Honeywell

Хотя Адамчик гражданин США, английский для него не родной. Он родился 8 февраля 1966 г. в Польше. Семья эмигрировала, когда ему было 11 лет, и он не знал ни слова на английском. Но выучил и окончил три университета. Сначала изучал электронную и компьютерную инженерию в Университете штата Мичиган, потом компьютерную инженерию в Сиракузском университете (штат Нью-Йорк) и, наконец, получил диплом MBA Гарвардского университета.

Карьеру он начинал в 1988 г. инженером-электриком в General Electric (GE), участвуя в разработке гидролокаторов и аэрокосмических систем. «Спустя пять лет я понял, что не уверен, хочу ли работать инженером до конца своей жизни», – рассказывал он Fortune. Тогда-то он и поступил в Гарвард, а после этого четыре года проработал в консалтинговой фирме Booz Allen Hamilton, занимаясь технологическим и управленческим консалтингом. Оттуда он ушел управлять сервисным бизнесом компании Ingersoll Rand, которая производит промышленное оборудование.

Следующей ступенью в карьере в 2007 г. стал пост гендиректора Metrologic, производящей сканеры штрихкода. «С тех пор программно-аппаратная комбинация у меня в крови», – говорил он Bloomberg. За полтора года его работы Metrologic стала публичной компанией и была поглощена Honeywell. Адамчик хотел было уйти, но руководство Honeywell предупредило: если он уволится, то не сможет сохранить пакет акций.

Так что решение остаться было продиктовано чисто финансовыми соображениями: «Я был не в восторге, но сказал, что останусь еще на год и помогу им, – объяснял он Fortune. – [В Honeywell] слишком много людей говорили мне, что делать. Я до этого был генеральным директором. Я знал, что делаю. Я обычно не особо успешно работаю, когда мной управляют на микроуровне. Но теперь я понял, что в такой большой компании, как Honeywell, вы не можете повсюду иметь маленькие королевства, действующие независимо».

Из XIX в XXI век

В 1885 г. изобретатель Альберт Бутц запатентовал регулятор и сигнализацию обогрева и в 1886 г. основал в Миннеаполисе компанию Butz Thermo-Electric Regulator Co. Патенты и предприятие Бутца были приобретены компанией Consolidated Temperature Controlling Co. Incorporated, которая к 1893 г. сменила свое название на Electric Heat Regulator Co. В 1898 г. компанию приобрел В. Р. Свитт, который к 1912 г. сменил название компании на Minneapolis Heat Regulator Company. В 1906-м Марк Ханивелл учредил в Уобаше, штат Индиана, компанию Honeywell Heating Specialty Co. Incorporated. В 1927 г. Minneapolis Heat Regulator Company и Honeywell Heating Specialty Co. объединились, образовав компанию Minneapolis-Honeywell Regulator Co., которая стала крупнейшим производителем высококачественных часов на камнях.
Honeywell приобрела несколько предприятий, занимающихся производством контрольно-регулирующей аппаратуры. В 1942 г. специалисты компании изобрели электронный автопилот. В 1954 г. Honeywell купила изготовителя гироскопов Doelcam Corp. В 1955 г. с созданием Datamatic Corporation начался компьютерный бизнес Honeywell. В 1957 г. была приобретена фирма, создающая системы пожарной сигнализации. С 1963 г. компания носит название Honeywell Inc. Занимается разработкой промышленных технологий и программного обеспечения. Работает в четырех сегментах: аэрокосмический (продукция, программное обеспечение и услуги для самолетов и транспортных средств), домашние и строительные технологии (программное обеспечение, решения и технологии, управляющие комфортом, безопасностью, эффективностью и энергосбережением), эксплуатационные материалы и технологии (разработка и производство материалов, технологических процессов и решений для автоматизации), решения для обеспечения промышленной безопасности и производительности труда.

Адамчику поручили руководить бизнес-подразделением Honeywell Scanning & Mobility, куда и влилась возглавляемая им компания. Прошел год, и он решил не менять работу. В 2012 г. его попытались сманить в другую компанию на должность гендиректора. Адамчик отправился к гендиректору Honeywell Дейву Коуту сообщить об увольнении. В итоге они проговорили три часа, и Дейв убедил его остаться. Адамчик получил повышение: возглавил бизнес-подразделение Honeywell Process Solutions (системы управления промышленными установками). «Я сказал Дэйву: назовите мне самый плохой бизнес из вашего портфеля, и я посмотрю, смогу ли его исправить. Боже, как он мне услужил! Там был беспорядок, полнейший беспорядок. Я никогда не испытывал большего стресса, чем когда занимался этим бизнесом. Даже сейчас, прямо сейчас, в совсем не веселое время, учитывая кризис, в котором мы все находимся. Большинство решений, которые я должен принять сегодня, болезненны. Но вести тот бизнес было еще хуже», – вспоминал Адамчик в интервью Fortune в мае этого года.

Затем он возглавил Honeywell Performance Materials and Technologies, которое занимается технологиями для нефтеперерабатывающей промышленности. На дворе стоял 2014 год, нефтяные котировки как раз начали падать. Адамчик мысленно поставил крест на своей карьере на ближайшие годы: «Мое подразделение разваливалось на ходу, я пытался сообразить, как компенсировать потери. Но оказалось, что Дейв [Коут] и правление отдавали себе отчет, что рынок падает с обрыва. Похоже, у них сложилось впечатление, что я разумно веду бизнес даже в тяжелые времена, и они не поддавались панике. Как я им за это благодарен!»

В результате карьера Адамчика резко пошла вверх. В 2016 г. его назначили на только что созданную должность – исполнительного директора, в марте следующего года он стал гендиректором и президентом компании, а в 2018 г. еще возглавил совет директоров.

Самая трудная задача

«Хорошо образованный, бесстрастный, физиологический технократ» – так на страницах журнала IndustryWeek охарактеризовал Адамчика аналитик Stifel Financial Роб Маккарти. Журнал на всякий случай разъяснил в скобках, что «физиологического технократа» следует расценивать как комплимент. Адамчику досталась задача как раз для его типа личности.

Его предшественник Коут возглавил Honeywell в 2002 г. В ту пору концерн представлял собой три компании, AlliedSignal, Honeywell и Pittway, которые не были взаимно интегрированы ни финансово, ни культурно, рассказывал журналу New Jersey Business Magazine один из топ-менеджеров компании. Прибыль уменьшалась, на продажи за пределами США приходилось только 40%, новых продуктов в разработке не было. За 15 лет Коут решил эти проблемы, под конец его руководства акции росли примерно на 4 п. п. быстрее индекса S&P 500, а 55% выручки приходило из-за рубежа. В Honeywell задача Адамчика состояла в том, чтобы сделать хорошую компанию еще лучше, что иногда труднее, чем вытащить бизнес из затруднительного положения, констатировал IndustryWeek.

Голубые фишки Доу Джонса

Индекс Dow Jones Industrial Average был создан редактором газеты The Wall Street Journal и основателем компании Dow Jones & Company Чарльзом Доу. Когда он начал публиковаться в 1896 г., в него входили акции 12 компаний. К 1928 г. количество голубых фишек достигло 30 и больше не увеличивается.  Из-за сплита акций Apple вес технологических компаний упал, для этого 31 августа в него были включены другие технологические компании, в том числе Honeywell. Всего за историю индекса список менялся более 50 раз. Так, в 2015 г. в него была добавлена Apple. А сразу три компании в последний раз менялись в индексе семь лет назад – Visa, Goldman Sachs и Nike пришли на смену Bank of America, Hewlett-Packard и Alcoa. Honeywell уже была в Dow Jones Industrial Average, но вылетела из него в феврале 2008 г. Тогда надо было отразить падение роли промышленных компаний в экономике, а из входящих в индекс компаний у Honeywell была наименьшая выручка и прибыль, объяснялось в пресс-релизе.

Первый серьезный вызов, с которым он столкнулся: в конце апреля 2017 г. инвестор-активист, фонд Third Point, настоятельно рекомендовал выделить аэрокосмический бизнес в отдельную компанию и продать, уверяя, что «эта сделка увеличит акционерную стоимость компании более чем на $20 млрд». Адамчик как раз затевал ревизию бизнеса корпорации в поисках неэффективных предприятий. Но аэрокосмический бизнес не казался ему хорошим кандидатом для выделения. С 2010 г. Honeywell инвестировала в него более $18 млрд, он поставлял ассортимент от услуг по мониторингу местоположения до двигательных установок, шасси и тормозов множеству производителей. В числе клиентов был Boeing с его самым длинным пассажирским самолетом в мире 777X, который казался на тот момент очень перспективной моделью (это было до скандала с 737 Max и падения перевозок из-за эпидемии коронавируса). Так что Адамчик отбился от предложения Third Point.

Вместо этого в 2018 г. он выделил в независимые публичные компании два других бизнеса. Производство турбокомпрессоров – в Garrett, а оборудование для зданий – в Resideo Technologies. Не торговать больше Honeywell своими культовыми комнатными термостатами, иронизировало AP. Вместе с этими двумя бизнесами Honeywell избавилась от многих долгов, но, с другой стороны, лишилась почти 20% выручки, констатировал IndustryWeek. Зато это помогло концерну сконцентрироваться на главных направлениях, приводит интернет-издание Money Inc объяснения Адамчика. В том числе на том, которое гендиректор считает самым главным для компании.

Трансформация Honeywell

В 2018 г., спустя год после вступления в должность гендиректора, Адамчик сформировал в компании отдельную бизнес-группу по разработке программного обеспечения, выручка которого росла на 20% и в 2018, и 2019 гг. В прошлом году было продано программного обеспечения на $1,5 млрд, оценивает Bloomberg, а если подсчитать выручку от ПО, которое встроено в продаваемое Honeywell оборудование, то выйдет $4 млрд, или 11% от всей выручки компании.

Honeywell International Inc.

Технологическая корпорация

Акционеры (данные Refinitiv): почти все акции в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы – Vanguard Group (7,55%), Blackrock (4,34%), State Street (4,21%).
Капитализация – $119,3 млрд.
Финансовые показатели (первое полугодие 2020 г.):
выручка – $15,9 млрд,
чистая прибыль – $2,7 млрд.

Адамчик пытается превратить компанию со столетней историей в технологического гиганта и доказать, что Honeywell может конкурировать на территории, где доминируют Google, Microsoft, SAP и Oracle, пишет Fortune. Honeywell всегда будет производить оборудование, например аэрокосмические двигатели, вторит ему журнал Barron’s, но, если Адамчику удастся объединить производство аппаратного и программного обеспечения, акции его компании могут стать лучшим шансом для инвесторов сыграть на взрывном росте IT-отрасли.

Однако на этом пути ему встретилось неожиданное препятствие. «Адамчик хочет превратить Honeywell в компанию по производству промышленного программного обеспечения. Пока это только планы. Сделано не так много», – сказал аналитик инвестбанка RBC Capital Markets Дин Дрей агентству Bloomberg. Основное препятствие – стоимость кандидатов для поглощения, которая колеблется от большой до откровенно фантастической, жаловался сам Адамчик. Конкуренты вовсю скупают производителей ПО, поэтому владельцы последних набивают цену. Например, в августе разработчик промышленного софта Roper Technologies выложил за поставщика ПО для страховых компаний Vertafore более $5 млрд, а производитель промышленного оборудования Emerson Electric согласился заплатить за производителя ПО Open Systems International $1,6 млрд.

Что до Honeywell, то со времени прихода к руководству Адамчика в 2017 г. она приобрела всего семь компаний из разных отраслей. Самой крупной сделкой стала покупка за $480 млн производителя складских конвейеров в 2018 г. «Мы будем действовать активно, но одновременно осторожно, – говорил Адамчик Bloomberg. – Потратив деньги, вы уже не сможете их вернуть».

Пока его компания развивает производство ПО за счет партнерства и внутренних резервов. Так, летом этого года Адамчик договорился о новом проекте с давним партнером, SAP. Облачные технологии и промышленные ноу-хау обеих компаний помогут владельцам зданий экономить на их эксплуатации.

Три года назад Адамчик нанял ветерана Microsoft Кью Даллару руководить бизнес-группой Connected Enterprise, разрабатывающей ПО. «Речь о гибридной модели, – объяснял Адамчик американской газете Charlotte Business Journal. – Мы поставляем оборудование на ряд рынков – аэрокосмический, строительных технологий, складской и добавляем к нему программное обеспечение, чтобы повысить его ценность для клиентов. В конечном итоге, думаю, Honeywell будет скорее продавцом ПО, чем оборудования. В наших рядах сейчас больше программистов, чем сотрудников других профессий». Но в интервью Fortune он уточнил: «Я никогда не считал, что мы превратимся в чисто софтверную компанию. У Honeywell всегда будет гибрид софта и железа».

В Connected Enterprise около 4000 человек, рассказывал Адамчик журналу Barron’s. «Да, под ее началом есть сотрудники, работающие в четырех наших бизнес-группах. [В 2018 г.] мы дали ей гораздо больше автономии и контроля над этими людьми, поскольку ей надо развиваться быстро, принимать верные решения, а культура там совсем иная [нежели в традиционных подразделениях]». Амбиции Адамчика простираются далеко. В марте этого года он заявил, что самый мощный квантовый компьютер вскоре будет создан именно в его компании (его разработка ведется уже около 10 лет). И действительно – в конце июня компания представила компьютер вдвое мощнее, чем аналоги от Google и IBM.