GE отказалась от выпуска оборудования для угольных ТЭС

Корпорация сосредоточится на возобновляемых источниках энергии
С 2015 г. доля угля на мировом рынке электроэнергии сократилась с 37,9 до 33% /Андрей Гордеев / Ведомости

General Electric (GE) решила отказаться от строительства угольных теплоэлектростанций (ТЭС) и выпуска оборудования для них, сообщила американская корпорация 21 сентября. При этом в компании добавили, что продолжат обслуживать уже действующие угольные электростанции.

В прошлом году GE уже заявляла о постепенной переориентации на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и даже инвестировала $400 млн в строительство мощнейшей в мире 260-метровой ветряной установки Haliade-X, которая сможет обеспечить электричеством 16 000 домов в Европе. Совет по охране природных ресурсов (NRDC) назвал решение GE важным и давно ожидаемым шагом. «Выход GE из бизнеса по строительству угольных электростанций после лидерства в этой области на протяжении десятков лет – это признание того, что рост энергетического сектора больше не будет происходить за счет угля», – прокомментировала агентству Reuters решение компании финансовый аналитик Института энергетической экономики и финансового анализа (IEEFA) Кэти Хиппл.

Руководство компании (которое менялось дважды за пять лет) явно недооценило скорость мирового перехода на ВИЭ, отмечает Forbes. Издание напоминает, что всего пять лет назад GE провела крупнейшую в своей истории сделку по поглощению энергетического подразделения французской группы Alstom за $10,6 млрд (активы включали предприятия по выпуску оборудования для выработки и передачи электроэнергии). Но вместе с мощностями по выпуску оборудования для ветроэлектростанций к компании перешли и активы по производству турбин для угольных ТЭС, что вызвало новую волну критики со стороны зеленых. В 2015 г. также началась разработка Парижского соглашения по климату, в рамках которого 189 стран обязались сократить выбросы парниковых газов до нуля к 2050 г., – наращивание угольного бизнеса GE не соответствовало этой цели.

С 2015 г., согласно отчету британского аналитического центра Ember, доля угля на мировом рынке электроэнергии сократилась с 37,9 до 33% – это самое значительное снижение за последние 30 лет. При этом объем мирового производства энергии с помощью солнца и ветра за тот же период удвоился и теперь составляет 9,8% (столько же приходится на долю АЭС). В первом полугодии 2020 г. объем произведенной с помощью угольных ТЭС энергии упал на рекордные 8,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Доля солнце- и ветроэнергетики за этот же период выросла на 14%. В основном это произошло за счет европейских стран, где за январь – июнь 2020 г. впервые в истории их доля превысила долю ископаемого топлива (угля и природного газа): 40% против 34%. Остальные 26% генерации обеспечили АЭС.

В США за первое полугодие 2020 г. доля угольной энергетики снизилась на 31%. При этом если в Европе уголь замещается ВИЭ, то в США его заменяет газ. Самым крупным угольным регионом мира остается сегодня Китай: на него приходится 54% всей угольной генерации электричества. Более того, Китай инвестирует в угольную энергетику по всему миру. По данным IEEFA, в 2019 г. КНР вложила $36 млрд в строительство угольных электростанций в 23 странах. Несмотря на это, Китай все же следует мировому тренду декарбонизации. Как отмечает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, уже сегодня количество вырабатываемой с помощью ВИЭ энергии в этой стране превышает все виды генерации в России (на начало 2020 г. мощность всех электростанций в РФ составляла 246,3 ГВт. – «Ведомости»). «Повсеместный отказ от угля обусловлен ожиданиями введения углеродных налогов в ЕС», – отметил он. Эксперт прогнозирует, что к середине века большинство ключевых экономик мира полностью откажутся от использования углеводородного сырья (угля, нефти, газа) либо оно будет занимать минимальную долю в энергобалансе.

На территории США и Евросоюза за последние 5–7 лет не построено ни одной угольной ТЭС, добавляет старший директор АКРА Максим Худалов. По его словам, закрытие сегмента по производству оборудования для угольных станций GE – это, с одной стороны, признание факта, что новых заказов нет и сегмент не работает. С другой – решая рядовую бизнес-задачу, американская корпорация сделала эффектный PR-ход, продемонстрировав приверженность идее отказа от угольной генерации, отмечает он. «Отказ от ископаемого топлива, в первую очередь угля, – действительно очень модная сейчас тема среди инвесторов. Но говорить о смерти угольной энергетики пока рано, она не будет развиваться в ближайшее время только на Западе», – подчеркивает Худалов. При этом Россию можно назвать пионером в этом процессе: еще в 1980-х гг. в центральной части СССР начался перевод части электростанций с угля на газ. Поэтому доля угля в генерации у нас сравнительно небольшая – около 15%, доля атомной электроэнергетики составляет 18%, гидроэнергетики – около 20%, доля электричества, произведенного с помощью газа, – порядка 50%, добавляет Худалов.