«Ростех» не слушает Росавиацию в вопросе сертификации самолетов и двигателей

Госкорпорация работает по всем проектам с «Росавиацией» и попавшим в опалу Авиарегистром МАК
АРМАК ведет работы по основным проектам гражданского авиапрома, говорят собеседники «Ведомостей», в том числе по двигателю для МС-21 ПД-14 (на фото) /Сергей Бобылев / ТАСС

Авиастроительные холдинги госкорпорации «Ростех» вопреки мнению Росавиации не прекращают и даже расширяют сотрудничество в вопросе сертификации авиатехники с Авиарегистром Межгосударственного авиационного комитета (АРМАК, филиал МАК), рассказали «Ведомостям» два человека, близкие к Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), и человек, близкий к Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК). ОАК и ОДК входят в «Ростех».

Правительство в декабре 2015 г. лишило АРМАК полномочий по сертификации авиатехники в России и передало их Росавиации. Такое решение стало следствием скандала, случившегося после остановки правительством деятельности авиакомпании «Трансаэро» (см. врез). «Трансаэро» принадлежала Александру Плешакову, сыну бессменного председателя МАК Татьяны Анодиной. Сертификат типа – это основополагающий документ в гражданской авиации, означающий возможность безопасной эксплуатации воздушного судна, двигателя и возможность их коммерческих продаж.

После перехода полномочий по сертификации к Росавиации у последней возникли проблемы с их реализацией. Во-первых, не было соответствующих специалистов, они были сосредоточены в АРМАКе и большинство не захотело переходить. Во-вторых, возникли сложности с международным признанием: у АРМАКа были соглашения с большим количеством авиационных властей мира, в том числе с европейской EASA – у Росавиации соглашений не было и ее сертифицирующие документы иностранные органы не признавали. Например, в 2016–2017 гг. ОАК поставила ирландской авиакомпании Cityjet семь самолетов SSJ100, экспортные сертификаты на них выдавал давно лишенный в России полномочий АРМАК, потому что сертификаты Росавиации EASA не признавала.

АРМАК параллельно с «Росавиацией» ведет работы по основным проектам гражданского авиапрома, говорят собеседники «Ведомостей»: по среднемагистральному самолету МС-21, двигателю SSJ100 ПД-8 (предназначен для пассажирского самолета SSJ100 и самолета-амфибии «Бе-200»), двигателю для разрабатываемого самолета Ил-114 ТВ7-117, двигателю для МС-21 ПД-14. Именно гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов впервые публично озвучил мысль, что неплохо бы на какое-то время вернуться к услугам АРМАКа. В августе 2018 г. он заявил на совещании у помощника президента Игоря Левитина, что это необходимо для экспорта перспективной российской авиатехники. В августе 2019 г. Чемезов писал письмо Путину с предложением сертифицировать авиатехнику в АРМАКе. Президент спустил вопрос на уровень правительства, а тогдашний премьер-министр Дмитрий Медведев решил вопрос в пользу Росавиации.

Скандал с «Трансаэро»

В конце августа 2015 г. у второй на тот момент авиакомпании страны «Трансаэро» закончились средства для операционной деятельности, правительство решило, что компанию за символические средства купит и спасет «Аэрофлот». Через месяц правительство передумало, и через три недели Росавиация отозвала ее сертификат эксплуатанта, «Трансаэро» остановилась. Еще через три недели Авиарегистр МАК отменил валидацию в России всех моделей самолетов Boeing 737 – самого популярного реактивного лайнера в мире и в России. После отмены валидации Росавиация должна была остановить полеты всех Boeing 737 российских авиакомпаний, что привело бы к коллапсу отрасли. Случился страшный скандал. АРМАК объяснил решение тем, что сама Росавиация не раз заявляла о технических недостатках руля высоты у Boeing 737, который и привел к двум авиакатастрофам этих судов у российских авиакомпаний. Но Росавиация и правительство сочли это банальной местью за «Трансаэро»: председателем МАК была и остается Татьяна Анодина, ее сын Александр Плешаков был владельцем авиакомпании. Правительство своим решением передало Росавиации полномочия по сертификации авиатехники. 

Сотрудничество с АРМАКом никакими законами или актами производителям не разрешено. Просто документы этой организации не имеют силы в России, зато признаются международными авиавластями. Росавиация всегда выступала резко против того, чтобы холдинги «Ростеха» сотрудничали с опальной организацией. «Необходимости подачи заявок в АРМАК, который утратил все сертификационные полномочия в России, нет.

Если «ОДК-авиадвигатель» – компания с государственным участием – нецелевым образом расходует средства на получение документов с непонятным статусом, то это вопрос не Росавиации, а уполномоченных надзорных органов», – отвечал представитель Росавиации на запрос «Ведомостей» о сертификации АРМАКом двигателя ПД-14. Руководитель Росавиации Александр Нерадько называл документы АРМАКа «нелегитимными фантиками».

В июне 2020 г. замруководителя Росавиации Олег Сторчевой написал в Минтранс, что организации, входящие в контур госкорпорации «Ростех» (ОАК, ОДК, «Вертолеты России»), продолжают заключать договоры на проведение параллельной [с Росавиацией] сертификации авиатехники с АРМАКом. «С целью исключить нецелевые затраты на нелегитимную сертификацию АРМАКом предлагаем рассмотреть возможность рекомендовать «Ростеху» ввести запрет на целевое расходование денежных средств», – писал Сторчевой. «Ведомости» ознакомились с копией письма. Минтранс переслал письмо в холдинги «Ростеха», но действия оно не возымело.

«Самолет МС-21 проходит программу летных сертификационных испытаний для получения российского и европейского сертификата типа. В рамках испытаний на текущий момент существует два соглашения с Росавиацией и с EASA, соответственно»,- говорит представитель «Ростеха». В части двигателей ПД-8 и ТВ7-117СТ-01 мы проходим необходимые процедуры сертификации всей авиационной техники в Росавиации, а ПД-14 – сертифицирован в Росавиации в 2018 году»,- добавляет собеседник.

АРМАК же, по словам представителя госкорпорации, точeчно оказывает консалтинговыe услуги холдингам Ростеха, когда в этом появляется необходимость. «Минуло почти пять лет с решения правительства, которое, кстати, было согласовано со всеми руководителями соответствующих министерств и ведомств, об отзыве полномочий по сертификации авиационной техники, ее разработчиков и изготовителей у МАК.

Вся ответственность и полномочия лежат с 2015 г. на российских федеральных органах исполнительной власти», – говорит представитель Росавиации Елена Михеева. «За это время российская система сертификации, аккредитованные сертификационные центры и испытательные лаборатории, научно-исследовательские организации успешно себя зарекомендовали как внутри страны, так и за ее пределами. Международное авиационное сообщество признало российскую систему сертификации. Никакой пользы и перспективы участия МАК в этих процессах не усматривается», – добавила Михеева. Представитель АРМАКа от комментариев отказался.

У АРМАКа сохранились серьезные компетенции в сертификации техники, холдинги «Ростеха» привлекают эту организацию на договорной основе, поясняет источник в ОАК.