Доктрина продовольственной безопасности может быть не выполнена

Зависимость от иностранных семян в России продолжает расти
Наименьшая зависимость от зарубежных семян сохраняется в пшенице /Денис Абрамов / Ведомости

За последние 10 лет доля семян иностранной селекции в российском сельском хозяйстве заметно выросла, говорится в докладе «Селекция 2.0» Высшей школы экономики (ВШЭ) и Федеральной антимонопольной службы (ФАС), с которым ознакомились «Ведомости». Там сказано, что доля посевных площадей кукурузы, засеянных зарубежными семенами, выросла с 37 до 58%, подсолнечника – с 53 до 73%, а по семенам сахарной свеклы, которые в 90-е гг. практически не завозились, зависимость составляет 98%.

В январе 2020 г. президент Владимир Путин утвердил новую Доктрину продовольственной безопасности на ближайшие 10 лет. Помимо пороговых значений обеспеченности страны отечественной сельхозпродукцией и продовольствием (зерном, мясом, рыбой и т. д.) в ней была установлена и минимальная доля семян, выведенных в России, – 75%.

Авторы доклада считают, что достичь этого показателя будет сложно. С каждым годом зависимость от иностранных семян только увеличивается, говорит директор Института права и развития ВШЭ – «Сколково» Алексей Иванов. Исследование показало, сказал он, что это связано с «системным застоем в отрасли»: созданием сортов семян еще с советских времен занимаются государственные научно-исследовательские институты (НИИ), которые финансируются из госбюджета, и у них нет стимула для повышения конкурентоспособности селекционных достижений. При этом Россия на эти цели тратит недостаточное количество средств – около $10 млн в год, сетует Иванов. К примеру, в Австралии, которая входит в топ-10 мировых экспортеров пшеницы, частные инвестиции в селекцию этой культуры, по его словам, составляют около $100 млн в год. Еще одна проблема – селекционеры еще и мало зарабатывают.

Государственные НИИ ежегодно получают в виде роялти за использование своих достижений около 120 млн руб., что составляет всего 0,015% от рынка товарной пшеницы, напоминает Иванов. Это, по его словам, аномально низкий показатель: в развитых странах (Австралии, Франции, Германии, Великобритании) этот показатель в среднем составляет 1%. Чтобы снизить зависимость от импорта семян, в России надо или внести структурные изменения в отрасль, развивая частный селекционный бизнес, либо закрыть страну для поставок зарубежных семян, говорится в докладе. Минсельхоз оценивает текущую обеспеченность семенами собственной селекции в 62,7%, утверждает его представитель. Достичь 75% уже к 2024 г., по его словам, поможет Федеральная научно-техническая программа (ФНТП) развития сельского хозяйства 2017–2025 гг.: ее подпрограммы уже позволили создать три новых гибрида сахарной свеклы и 10 сортов картофеля. Также ведомство совместно с Минобрнауки разработало проекты для зерновых, масличных, овощных и лубяных культур. Поможет и господдержка в виде компенсации 70% затрат на покупку семян, созданных по ФНТП, добавляет он.

Наименьшая зависимость от зарубежных семян сохраняется в пшенице: на российские сорта сейчас приходится 98%, отмечают авторы доклада. У нее здесь практически нет конкурентов, потому что это одна из наиболее сложных культур, объясняет председатель правления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин. По его словам, международные компании до последнего времени серьезно ею не занимались, но эксперименты с пшеницей уже начались во многих странах мира. Серьезное конкурентное предложение с их стороны может появиться через несколько лет, говорит он. Иванов предупреждает, что при сохранении действующей системы работы селекционной отрасли уже через 10 лет можно ожидать, что Россия отстанет от других стран и российские аграрии начнут переходить даже на импортные семена пшеницы. Впрочем, Минсельхоз этих опасений не разделяет.

Иностранные сорта менее устойчивы к российскому климату, а отечественные селекционеры также имеют «очень серьезные заделы», говорит представитель ведомства. По его словам, лучшие сорта краснодарской, ростовской, подмосковной пшеницы имеют потенциал по урожайности 100 ц/га и более и ничем не уступают лучшим зарубежным образцам. По прогнозу минсельхоза США, в сезоне 2020/21 г. Россия в очередной раз станет лидером по поставкам пшеницы на мировой рынок, экспортировав 37,5 млн т этой культуры. Чтобы лидерство было устойчивым, надо постоянно повышать конкурентоспособность и в области селекции, считает Зернин. Стране желательно быть независимой по семенам: из-за форс-мажора могут возникнуть перебои с поставками, как это уже было с началом пандемии COVID-19 по некоторым культурам, говорит гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько. Кроме того, по его словам, чем ближе к месту выращивания произведены семена, тем лучше они адаптируются к местной почве и климату.

Крупные российские агрохолдинги используют иностранные семена подсолнечника, кукурузы, свеклы и др., говорят Максим Басов, гендиректор «Русагро» (земельный банк – 642 000 га), и представитель «Авангард-агро» (450 000 га). Российских конкурентоспособных сортов, по словам Басова, нет. При этом пшеницу обе компании предпочитают российскую и переходить на другую не собираются.

По мнению аграриев, которых опрашивали авторы доклада, иностранный посевной материал зачастую превосходит российские семена по основным характеристикам, он также хорошо адаптируется к запросам рынка и современным технологиям выращивания, что гарантирует предсказуемый урожай при использовании определенных средств защиты растений и методик культивации. Недавно российские власти попытались получить иностранные технологии для разработок в России. В 2018 г. ФАС выдала беспрецедентное предписание: в обмен на согласование сделки по покупке компанией Bayer американской Monsanto за $63 млрд она потребовала от немецкого концерна передать некоторые технологии селекции семян и цифровые решения в сельском хозяйстве.

Для контроля за этим был создан Центр технологического трансфера (ЦТТ) на базе ВШЭ, который выбрал семь компаний для передачи генетического материала кукурузы, сои, рапса и пшеницы. А список получателей молекулярных средств ускоренной селекции не был утвержден наблюдательным советом ЦТТ (в него входят представители Минсельхоза, Минобрнауки, Минэкономразвития и ФАС), хотя изначально планировалось завершить передачу к началу 2020 г. Одна из причин этого заключается в позиции профильного департамента Минобрнауки, который фактически заблокировал участие в трансфере государственных НИИ – как самостоятельно, так и в кооперации с бизнесом, знает Иванов. О приостановке переговоров нескольких компаний с Bayer ранее сообщал РБК со ссылкой на Госсорткомиссию и подтверждали представители селекционеров. После этого немецкий концерн отменил для них роялти с продаж семян, полученных на основе ее материала.

Минобрнауки видит в трансфере угрозу продовольственной и биологической безопасности, говорит его представитель. Bayer, получив доступ к коммерческой тайне, потенциально может манипулировать информацией для усиления собственных позиций в России, считает он. Но, несмотря на активность транснациональных корпораций на отечественном рынке семян и попытки вытеснения местных сортов, у нас есть все предпосылки для того, чтобы не допустить этого, особенно по зерновым и зернобобовым культурам, уверен он. Представитель Bayer сообщил, что вопрос о претензиях Минобрнауки относится к компетенции ЦТТ. Представитель ФАС признает трудности при реализации проекта: технологический трансфер ранее в России не применялся, поэтому нет необходимой законодательной базы и практики заключения лицензионных соглашений.

Директор «Совэкона» Андрей Сизов сомневается, что Россия в текущих условиях может изменить ситуацию с невостребованностью отечественных семян. По его словам, все лучшие разработки делают транснациональные компании и они ушли в этом далеко вперед. Инвестиции в селекцию окупаются десятилетиями, они требуют безукоризненной защиты прав собственности на разработки, а в России эта система пока не работает, сетует он. Кроме того, по его словам, использование генетически модифицированных организмов в стране запрещено, а именно в сфере генной инженерии ведутся основные разработки.