«Газпром» возобновил переговоры с SABIC по участию в газохимическом проекте на Ямале

Его реализация может оказаться неоправданно дорогой, считают эксперты
Бованенковский кластер удален от рынков сбыта и вместе со сложными климатическими условиями это будет удорожать проект, говорят эксперты /«Газпром»

«Газпром» возобновил переговоры с саудовской нефтегазохимической компанией SABIC, которую хочет привлечь в качестве соинвестора в проект по созданию на Ямале на базе Бованенковского кластера месторождений крупного газохимического комплекса, рассказали источники «Ведомостей». По их словам, в качестве инвесторов рассматриваются также и китайские компании, но предметных переговоров с ними еще не было.

«Газпром» провел переговоры с представителями SABIC в конце декабря 2020 г., предложив саудовской компании «разделить риски» проекта, говорят два источника, знающие об этом от участников переговоров. Это подтверждает третий собеседник.

«Сейчас и в «Газпроме», и в SABIC увидели, что спрос на продукцию газохимии и газопереработки в мире растет, и вернулись к обсуждению проекта на Ямале», – говорит один из них. Ранее проект застопорился, по его словам, поскольку не было уверенности в его рентабельности.

Бованенковский кластер включает в себя три месторождения газа – Бованенковское (крупнейшее по разведанным запасам газа на Ямале), Харасавэйское и Крузенштернское. Они составляют основу нового центра газодобычи, в развитие которого на Ямале «Газпром» активно инвестирует последние 10 лет.

Как писали «Ведомости» в марте 2020 г., ямальский проект подразумевает строительство двух заводов – газоперерабатывающего и газохимического. Планируемая мощность первого – 37,8 млрд куб. м очищенного от примесей метана, 2,3 млн т этана и 0,8 млн т сжиженных углеводородных газов (СУГ). Предполагалось, что и этан, и СУГ станут сырьем для газохимического комбината, мощность которого составит 2,1 млн т полиэтилена. Тогда стоимость проекта оценивалась в $15 млрд (примерно 1 трлн руб.). $9,9 млрд (70%) инвестиций предполагалось привлечь в виде долгового финансирования, остальные затраты инвесторы должны покрыть за счет собственных средств.

В декабре прошлого года вице-премьер РФ Александр Новак на совещании с президентом РФ Владимиром Путиным называл вдвое большую сумму: проект создания на Ямале газоперерабатывающего и газохимического комплексов, по его словам, обеспечит привлечение инвестиций в 2 трлн руб. Его реализация прорабатывается Минэнерго совместно с другими органами власти и заинтересованными компаниями, уточнял вице-премьер. Он не раскрывал, о каких компаниях идет речь, но в качестве потенциальных участников ранее назывались «Новатэк» и «Сибур». Однако источники «Ведомостей» утверждают, что «Газпром» готов привлечь только иностранного инвестора.

В «Газпроме» и SABIC не ответили на запросы «Ведомостей».

По словам Новака, доля России в мировом нефтехимическом производстве остается небольшой – около 2,5%. Потребление трубопроводного газа в Европе в пандемию упало, в России оно также стагнирует, а Китай не выбирает запланированный объем газа из «Силы Сибири» и стремится самостоятельно покрывать свой спрос, говорит гендиректор Центра отраслевых исследований Андрей Костин. На этом фоне монетизация газа необходима через газохимию и переработку, поясняет он. Есть два варианта: строить перерабатывающие мощности на месте добычи ресурсов либо, наоборот, возле точки сбыта. Но при строительстве мощностей на Ямале надо понимать, что газоносная провинция сильно удалена от рынков сбыта и вместе со сложными климатическими условиями это будет удорожать проект, предупреждает он.

SABIC могла бы стать хорошим партнером для «Газпрома» в ямальском проекте: у компании хорошая сбытовая сеть в мире, сильная финансовая поддержка со стороны государства и инвестфондов, считает Костин. Такой партнер может облегчить доступ к кредитам и финансированию, отмечает он. Логично выглядит и привлечение китайских партнеров, которые бы решили вопрос со сбытом продукции, говорит он.

SABIC с недавних пор является частью Saudi Aramco, последняя пытается ограничить объемы капрасходов, чтобы продолжать выплачивать высокие дивиденды и удерживать при этом долговую нагрузку на низком уровне, замечает директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. Поэтому SABIC, по его мнению, будет очень аккуратно оценивать целесообразность входа в проект.

При этом, по мнению эксперта, строить такие огромные мощности на Ямале может быть не очень целесообразно, учитывая, что в Усть-Луге запланирован аналогичный по подходам завод. «Ямал нужно будет обустраивать, вкладывать огромные средства в новую инфраструктуру, везти продукцию по Северному морскому пути, который еще не является круглогодичным», – напоминает он. Поэтому, по его мнению, проект может оказаться неоправданно дорогим.

Несмотря на пандемию коронавируса и последовавшие за ней сужения рынков, мировая химическая отрасль в отличие от многих других не показала спада, напоминает директор практики «Газ и химия» Vygon Consulting Дмитрий Акишин. Этот факт еще раз показывает, что химические проекты являются не только возможностью для диверсификации бизнеса нефтегазовых компаний, но также и точкой их роста.

Наиболее эффективные мощности по производству крупнотоннажных полимеров, вводимые в мире в настоящее время, превышают 1 млн т по этилену в год, что соответствует около 2–2,5 млн т СУГ или 1,3 млн т этана. В качестве российских примеров можно привести введенный «Запсибнефтехим» «Сибура» или реализуемые Амурский ГХК мощностью 2,2 млн т по этилену и ГХК в Усть-Луге мощностью 3 млн т. Для нефтехимии Ямал перспективен концентрацией необходимого объема сырья. Перспективным направлением сбыта полимерной продукции остаются страны АТР, заключает Акишин.