Российским угольщикам пророчат мрачное будущее

Хотя запасов этого топлива РФ хватит еще на 370 лет
Угольную отрасль ждут большие перемены. Отечественным производителям надо готовиться к серьезным испытаниям, /Андрей Гордеев / Ведомости

Уголь останется одним из ключевых источников энергии в мире на горизонте 5–10 лет, говорится в обзоре рейтингового агентства АКРА (есть у «Ведомостей»). Этот вид топлива имеет наиболее весомую долю (47%) в энергобалансе быстро растущих стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), на которые приходится 44% потребляемой энергии в мире. Он также имеет значительный вес в выработке электроэнергии в таких регионах, как Африка (22%), СНГ (14%) и ЕС (13%).

Для России угольная отрасль имеет стратегическое значение. В частности, уголь – основной груз ОАО «РЖД» (его доля в грузообороте железнодорожной монополии составляет 44%). Экспортная выручка от продажи российского угля составляет около 4% общих поступлений от экспорта товаров. Кроме того, на уголь приходится 12% общей выработанной энергии в России.

Однако сегодня многие крупные инвестфонды и банки в рамках проводимой политики ответственного инвестирования (ESG) прописывают в своих декларациях запрет помимо прочего на инвестирование в проекты, связанные с разработкой твердых углеводородов. Это приведет в дальнейшем к росту стоимости фондирования для существующих месторождений и может поставить крест на разработке новых месторождений, пишут аналитики АКРА.

По оценкам Международного энергетического агентства, мировое потребление угля в 2020 г. уменьшилось на 7% по отношению к показателю 2019 г., и это значительное падение на фоне роста спроса на ВИЭ на 0,9%, говорят в АКРА. При этом в 2019 г. доля угля в энергобалансе достигла 27%, что является минимальным показателем за 16 лет.

Значимость угля в мировом производстве энергии будет снижаться в результате принятой многими странами доктрины на снижение выбросов парниковых газов и увеличение доли ВИЭ, поясняют аналитики АКРА.

Замещение угольной энергогенерации энергоустановками, работающими на газе или за счет ВИЭ, предпринимаемое в ряде стран, приведет к закрытию к 2025 г. угольных электростанций общей мощностью 275 ГВт по всему миру. 100 ГВт из этого числа будет приходиться на США и 75 ГВт – на страны ЕС.

Основным риском для угольных компаний, по мнению АКРА, остается волатильность цен на рынке. Для компаний, торгующих дорогим коксующимся углем, временное снижение цен не так критично, как для добытчиков дешевого энергетического угля.

С 2015 по 2020 г. цены на энергетический уголь варьировались от $42 до $95 за 1 т (FOB Рига). Учитывая, что основной объем предложения энергетического угля на мировом рынке реализуется по себестоимости добычи (начиная от $45–50 за 1 т), можно предположить, что этот уровень и будет определять мировые цены. Но такая цена, очевидно, будет некомфортна для российских угольных компаний, так как они будут работать с почти нулевой рентабельностью, говорят в АКРА.

С проблемами столкнутся прежде всего производители низкосортного энергетического угля и компании, не имеющие технологий по его обогащению, отмечает старший директор, руководитель группы оценки рисков устойчивого развития рейтингового агентства АКРА Максим Худалов.

По словам эксперта, сложности возникнут у поставщиков угля низкосортных марок Д и Г, если у них отсутствует собственный налаженный рынок сбыта. Однако поставщики высококачественного угля найдут своего покупателя даже при общем падении спроса на рынке, полагает он. При этом эксперт признал, что ожидать государственной поддержки отечественным производителям не стоит, так как угольная отрасль не является главной для экономики страны. «Угольная промышленность может выдержать кризис, но для этого она должна трансформироваться в угольно-химическую», – подчеркнул Худалов.

Для российских производителей угля принципиальное значение будет иметь экспорт, отмечает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. По его словам, на азиатском рынке спрос на энергетический уголь еще сохраняется, однако зеленые тенденции в энергетике постепенно проникают в Индию и Китай. При этом эксперт подчеркнул, что уголь первым в цепочке углеводородов попадает под декарбонизацию. Ждать существенной поддержки от государства российским производителям угля не приходится, так как отрасль в постсоветский период являлась примером успешной приватизации, участие государства сводится преимущественно к тарифам на перевозку. «В конечном итоге все будет зависеть от экспортных цен», – заключил Симонов.

При этом на рынке металлургического угля ситуация не выглядит такой пессимистичной. В частности, в «Сибантраците» «Ведомостям» сообщили, что компания ожидает устойчивого роста спроса на антрацит на мировом рынке. Основными рынками сбыта будут страны АТР.

В 2019 г. в России, по данным ЦДУ ТЭК, было добыто 338 млн т энергетического угля и 103 млн т угля коксующегося. Объем экспорта в 2019 г. составил 173 млн т энергетического угля и 19 млн т коксующегося. В российской угольной отрасли занято 150 000 человек и еще около 500 000 рабочих мест формируется смежными отраслями.