В России запатентован новый метод добычи трудноизвлекаемого газа

Он нужен для заполнения газом «Северного потока»
Южно-Русское месторождение в ЯНАО — единственный в России проект по промышленной добыче трудноизвлекаемого туронского газа /«Газпром»

Метод, на который был получен патент, заключается в многостадийном гидроразрыве пласта с применением жидкости на основе дизтоплива, сообщил «Севернефтегазпром». Он позволяет сформировать систему параллельных трещин в породе и максимально увеличить приток трудноизвлекаемого газа.

«Севернефтегазпром» (40% – у «Газпрома», 35% – у немецкой Wintershall Dea, 25% – у австрийской OMV) владеет лицензией на Южно-Русское нефтегазовое месторождение в ЯНАО. Общие запасы газа в нем превышают 1 трлн куб. м, но почти треть от этого объема (более 300 млрд куб. м) – трудноизвлекаемые, так называемые туронские залежи. Залежи газа классифицируют по глубине залегания газоносных пластов, почти все они образовались во времена мелового периода и названы по временным отрезкам, в которые образовывались (кампанский, сантонский, коньякский, туронский, сеноманский и т. д.).

В компании Wintershall Dea на запрос издания ответили, что новая технология была создана специально для разработки туронских залежей Южно-Русского месторождения. «Добыча из туронских отложений – один из ключевых этапов развития производства Wintershall Dea в России, а разработка инновационных технологий – важный аспект нашего партнерства с «Газпромом», – пояснили изданию в пресс-службе.

Разработка туронских газовых залежей для «Севернефтегазпрома» – это вопрос не рентабельности, а скорее необходимости, отмечает управляющий директор ИК «Универ капитал» Артем Лютик. Южно-Русское месторождение составляет основу ресурсной базы для поставок газа в Европу по газопроводу «Северный поток». Поэтому применение новых технологий, по его мнению, необходимо также для сохранения позиций России на европейском рынке. «То, что «Севернефтегазпром» начал применять собственную технологию разработки трудноизвлекаемых запасов, – своего рода прорыв в добыче газа. Это открывает серьезные перспективы для наращивания разработки трудного газа в стране», – добавил аналитик.

В Wintershall Dea «Ведомостям» сообщили, что всего в период с 2020 по 2033 г. в рамках широкомасштабной разработки туронских залежей планируется пробурить более 120 новых скважин для поддержания проектного уровня добычи на месторождении. В Wintershall Dea уточнили, что патент является интеллектуальной собственностью «Севернефтегазпрома» и может использоваться третьими лицами только с разрешения компании.

При этом потенциал газоносности трудноизвлекаемых туронских залежей намного выше уровня разведанных запасов – он оценивается в 3 трлн куб. м, или около 10–15% от общих запасов месторождений Крайнего Севера, сообщается на сайте «Севернефтегазпрома».

Что такое туронские залежи

Запасы туронского газа, содержащие 99% метана (против 90–96% на традиционных месторождениях), располагаются на глубине 800–850 м. Процесс извлечения усложняют неоднородность состава пластов и низкая проницаемость горных пород. Первая туронская экспериментальная скважина в РФ была запущена в ЯНАО в декабре 2011 г. При помощи новой технологии «Севернефтегазпрому» уже удалось добыть более 1 млрд куб. м. Проект по промышленной добыче трудноизвлекаемого туронского газа на Южно-Русском месторождении является единственным в России. Проектная мощность месторождения составляет 25 млрд куб. м газа в год.

Источник «Ведомостей» в отрасли нефтегазодобычи говорит, что технология разрыва пласта на основе дизельной смеси не является уникальной сама по себе. Но есть тонкости, которые существенно влияют на ее эффективность и, соответственно, на себестоимость добычи – например, точный процентный состав жидкости на основе дизеля, которая используется для гидроразрыва.

Использование при гидроразрыве вместо воды жидкости на основе дизеля – перспективный шаг с технологической точки зрения, считает завкафедрой технологии химических веществ для нефтяной и газовой промышленности РГУ нефти и газа (НИУ) имени Губкина Михаил Силин. По его словам, подобный метод должен содержать свои ноу-хау, которые могут быть востребованы и у других компаний. Таким образом, по мнению эксперта, у технологии хороший потенциал для коммерциализации.

Аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков добавляет, что применение новой технологии может пригодиться и для добычи трудной нефти. По мнению Силина, этот метод, в частности, может потенциально пригодиться при разработке «Газпромнефтью» месторождений баженовской свиты в Западной Сибири.

В свою очередь Юшков предупреждает, что потенциальная передача «Севернефтегазпромом» права использования новой технологии извлечения трудного газа иностранным партнерам может негативно отразиться на российском газовом секторе. Продажа зарубежным компаниям может стать очень существенной помощью другому государству в развитии газовой отрасли. В «Севернефтегазпроме», «Газпроме» и OMV на запросы «Ведомостей» не ответили.

По состоянию на 2020 г. в России к категории трудноизвлекаемых относилось около 2% от общего объема запасов природного газа, в основном это туронские залежи, отметил директор по разведке и добыче нефти и газа Vygon Cosulting Сергей Клубков. По его словам, за последние 20 лет в РФ соотношение трудноизвлекаемого природного газа к общему количеству природного газа снизилось с 3 до 1,6%. При этом он уточнил, что общемировая тенденция показывает обратный тренд, доля трудноизвлекаемого газа растет на фоне истощения традиционных запасов.

«В России значительные запасы традиционного газа, которые могут обеспечить добычу на текущем уровне в течении 100 с лишним лет. Вероятно, мы будем наблюдать низкую заинтересованность компаний значительно приращивать трудноизвлекаемые запасы газа в ближайшие годы», – полагает Клубков.