Как цены на металлы подстегнули инфляцию

«Ведомости» проанализировали влияние металлургии на различные отрасли экономики
Сейчас цены на сталь на мировых рынках и в России выросли приблизительно
в 2 раза относительно среднеисторических уровней, но в последние 10–15 дней рост прекратился
/Евгений Разумный / Ведомости

Ситуация на рынке металлов в последние месяцы напоминает боевые сводки. Производители недооценили спрос, и произошедшее снижение инвестиций в отрасли привело к дефициту и беспрецедентному росту на сырье: с IV квартала 2020 г. во всем мире начался резкий рост цен на металлы и металлопродукцию. Стальная арматура, железная руда и лом черных металлов – более чем в 1,5 раза, рулонная сталь – более чем в 2 раза и т. д. Евразийская экономическая комиссия готовится ввести ограничения экспорта лома за пределы стран ЕАЭС, а китайские власти под угрозой отзыва лицензий призывают крупнейших производителей и трейдеров сокращать товарные запасы сырья и отказаться от «бычьих» ставок на фьючерсы. 

Российские власти обеспокоены ростом цен на металлы не меньше. Только за май, по данным Росстата, цены в обрабатывающих производствах в металлургии в России выросли на 19–32,7%. Из-за роста цен на металлы дорожает продукция всех «металлоемких» отраслей. В мае инфляция достигла 6,02% в годовом исчислении, и Банк России повысил ключевую ставку на 0,5 п. п. до 5,5%.

Точный вклад металлургов в инфляцию оценить сложно, отмечает управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева. «Но факт остается фактом: в 2021 г. рост цен на металлы вызвал ударные темпы инфляции, – продолжает она. – В России подорожало многое – от бензина до моркови с картофелем. Сообщения о темпах роста цен на различные товары появляются чуть ли не каждый день. По итогам года мы можем увидеть разгон инфляции до уровней, которые ЦБ РФ будет сдерживать уже сложнее».

Почему растут цены

Причины роста цен на металлы понятны, рассуждает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г. В. Плеханова Олег Чередниченко: сработали и усилившийся с декабря прошлого года отложенный спрос, не имевший технической возможности его удовлетворения со стороны производителей, и резкое наращивание Китаем потребления металлопродукции, и многое другое. Не обошлось и без спекуляций со стороны трейдеров, говорит Чередниченко. 

Косарева отмечает также вклад в рост цен мягкой денежно-кредитной политики центробанков мира, которые разогнали инфляцию путем масштабного «печатания денег», а также недоинвестирование отрасли в последние годы, которое было продиктовано «зеленой повесткой» и привело в конечном счете к отложенному спросу. 

Но главный фактор на рынке – Китай, писали в своем отчете от 2 июня аналитики «Финама», на него приходится уже почти 60% мирового спроса и потребления стали. После ослабления карантина и государственного стимулирования потребительских расходов вырос спрос на металлы, а следом и цены начали расти (см. графики). Среднего индикатора российских цен на металлы и металлопродукцию как такового нет, но с осени 2020 г. Росстат ежемесячно рапортует об их росте в относительном выражении. В ноябре цены на различные виды металлопродукции выросли на 5,2–38,8%, в декабре – на 8,7–11,9%, в январе – на 10,1–36,5%, в феврале – на 13–30%, в марте – на 11,6–26,2%, в апреле – на 11,4–43,8%. В мае рост цен в обрабатывающих производствах составил 19–32,7%, а по рудам и концентратам прочих цветных металлов, не включенным в другие группировки, – 2,4 раза.

Внутренние цены на металлопродукцию следуют за ценами на металлопродукцию и железную руду на мировом рынке, объяснял в интервью «Ведомостям» гендиректор «Северсталь менеджмента» Александр Шевелев. «Также растут никель, цинк, олово, медь, дерево», – подчеркивал он. Но подорожание металлов в России и за ее пределами имеет совершенно разную причину, отмечает аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачев. На европейском и североамериканском рынках возникли диспропорции из-за накопленного отложенного спроса, накачанного живыми деньгами, и сокращения складских запасов, и дефицит покрывается за счет импорта, приводя к подъему цен. В России же, подчеркивает аналитик, значительная часть металлургического производства ориентирована на поставки за границу, соответственно, экспортные цены транслируются на внутренний рынок, где спрос далеко не полностью обеспечен государственной поддержкой. А, по оценкам «Металл Эксперта», внутренние цены могут и превзойти экспортные: с учетом роста цен премия внутреннего рынка может вырасти до $248 за тонну, что значительно выше средних исторических значений в $50-70. 

Кто зависит от металлургов

«Существует ряд традиционно металлоемких отраслей, – объясняет Борис Красноженов, руководитель отдела аналитических исследований Альфа-банка. – Рост цен на металл оказывает давление на себестоимость в данных отраслях».

После начала роста цен на металлопродукцию в ноябре 2020 г. первыми тревогу забили застройщики. В декабре 2020 г. Клуб инвесторов Москвы (объединяет крупнейших московских девелоперов с выручкой от $1 млрд) в письме на имя вице-премьера Марата Хуснуллина пожаловался на резкий рост цен на арматуру: в декабре цены выросли на 50% по сравнению с декабрем. Цены, на которые ссылаются девелоперы, – это цены вторичного рынка в сетях дистрибуции, объяснял РБК источник в одной из крупных металлургических компаний, не отрицая, впрочем, роста цен как такового. И все же цены на арматуру значительно выросли: Хуснуллин потом говорил о росте на 40% в декабре по сравнению с ноябрем.

Цены на московские новостройки прибавили за год почти 25%, и эти цифры в целом отражают сложившуюся тенденцию на первичном рынке недвижимости в масштабах всей России, отмечает Чередниченко из РЭУ им. Г. В. Плеханова. «Конечно, масла в огонь подлила государственная ипотечная программа со ставкой 6,5%, используя которую граждане спешным порядком вкладывали свои накопления в гарантированный актив, – отмечает эксперт. – Но одним из ключевых триггеров роста выступил подорожавший металл».

В себестоимости жилья доля стали и производных от нее находится в пределах 6–7%, отмечает инвестиционный стратег «Арикапитала» Сергей Суверов. Владелец девелоперской компании S.Holding Алексей Шепель говорит, что доля металлов в себестоимости строительства жилья минимальна и составляет 4–5%. Топ-менеджер еще одного крупного московского застройщика утверждает, что с учетом стоимости труб, установки ограждений и закупки кранов она составляет не менее 10%. Президент ГК «Основа» Александр Ручьев говорит, что доля затрат на металл в себестоимости строительства составляет в среднем 10–12%.

А вот с автомобилями уже совсем другая ситуация. Эксперт SBS Consulting Дмитрий Бабанский говорит, что доля металла в себестоимости нового легкового автомобиля среднего класса доходит до 35–40%, из которых примерно треть приходится на металлопрокат для кузова, а остальное – это поковки и литые детали компонентов.

«У нас долгосрочные контракты с металлургами. В течение срока их действия изменение стоимости проката на нас не влияет, – рассказал журналистам 18 июня президент «АвтоВАЗа» Николя Мор, не уточнив детали. – Полностью избежать влияния увеличения цен на сырье и на сталь, в частности, на стоимость наших автомобилей мы не можем, потому что «АвтоВАЗ» сам никак не может компенсировать продолжающийся рост цен на сталь. Мы не даем точных цифр, но цены на сталь значительно влияют на розничные цены на нашу продукцию». Представитель «Камаза» рассказал «Ведомостям», что у его компании контракты с металлургами базируются на формульном ценообразовании и при росте цены на металл растут и цены на компоненты, но детали не раскрыл. «С осени прошлого года цены на металлопрокат растут каждый месяц, и никаких обоснованных причин для этого нет, – рассказал представитель группы ГАЗ. – Это ударяет по финансовому положению автомобильных заводов и ведет к росту цен на конечную продукцию».

«На автомобильном рынке средний рост цен только за I квартал этого года составил около 8%, но если взять более широкий временной интервал, то ценовая динамика этого сегмента будет выглядеть на порядок жестче официальных цифр Росстата по инфляции», – отмечает Чередниченко из РЭУ им. Г. В. Плеханова. По его словам, недвижимость и автомобилестроение – это далеко не полный перечень отраслей, испытавших на себе «металлическое инфляционное давление».

Скачок цен на металлы наиболее ощутим для производителей грузового подвижного состава – доля металла в себестоимости грузового вагона с учетом комплектующих составляет 65–75%, следует из данных Института проблем естественных монополий. Первый заместитель председателя Союза машиностроителей России Владимир Гутенев в письме на имя вице-премьера Юрия Борисова писал, что на крупнейших предприятиях отечественного машиностроения сложилась угрожающая ситуация: себестоимость производства грузовых вагонов ежемесячно повышается на 4–10%. При этом цена реализации продукции конечному потребителю опаздывает за динамикой роста затрат, что делает само производство убыточным или бессмысленным.

Растут цены и на обслуживание грузового подвижного состава. Стоимость услуг AO «OMK Стальной путь» по капитальному ремонту выросла на 17%, прейскурант на отдельные услуги, в том числе выполняемые при текущем отцепочном ремонте грузовых вагонов, – на 7%, пожаловался президент АО «Евросиб СПб – транспортные системы» Дмитрий Никитин в письме от 31 мая 2021 г. (есть у «Ведомостей») исполнительному директору CPO «Союз операторов железнодорожного транспорта» Алексею Дружинину. Из документа следует также, что стоимость услуг группы НВРК по капитальному ремонту в среднем выросла на 4,57% при росте по отдельным предприятиям на 7,5%, услуг по деповскому ремонту – в среднем на 7,73% при росте по отдельным предприятиям на 17%.

Наконец, рост цен влияет и на судостроение. В основном здесь используется горячекатаный листовой прокат, уточняет генеральный директор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров. По его словам, цены на листовой металлопрокат на спотовом рынке выросли за декабрь 2020 г. – май 2021 г. более чем в 2 раза и даже с учетом формульного ценообразования и долгосрочных контрактов у судостроительных заводов с металлургическими комбинатами рост закупочных цен уже приближается к 50% и в III квартале продолжится. «С учетом длительного производственного цикла уже сейчас контракты, заключенные в 2020 г., если по ним не будут пересмотрены цены, практически для всех судостроительных заводов из-за взрывного роста цен на металл окажутся убыточными, а некоторые – просто невыполнимыми», – говорит эксперт.

«На находящихся в работе заказах, закладки которых состоялись в 2020 г., рост цен на металлы скажется значительно. С учетом доли стоимости конструкционного металла в общей стоимости строящихся на верфях заказов эффект от удорожания во втором полугодии 2020 г. и в первом полугодии текущего года стоимости листового и сортового металлопроката сопоставим со значениями рентабельности контрактов по гособоронзаказу и гражданскому судостроению, – рассказал «Ведомостям» источник в одной из судостроительных компаний. – Кроме того, без достижения договоренности между верфями и металлургами указанный уровень цен также скажется на снижении рентабельности новых контактов на строительство кораблей, судов и морской техники».

Как реагируют власти

С 2020 г. правительство обсуждает различные меры стабилизации цен на металлопродукцию. После жалоб застройщиков на рост стоимости арматуры для строительства в декабре 2020 г. были введены заградительные пошлины на экспорт лома черных металлов (5%, но не менее 45 евро за 1 т вместо 5%, но не менее 5 евро за 1 т). В мае 2021 г. из-за нового роста цен было принято решение о новом увеличении пошлин на экспорт лома (до 5%, но не менее 70 евро за 1 т). Также Федеральная антимонопольная служба (ФАС) в декабре предлагала ввести заградительные пошлины и на экспорт стальной продукции (13% – на стальную заготовку, 12% – на арматуру). В июне Евразийская экономическая комиссия подготовила два проекта решений об ограничении экспорта лома за пределы стран ЕАЭС – о полном запрете экспорта на полгода и об установлении экспортной квоты в объеме 2 млн т.

В апреле 2021 г. ФАС возбудила три антимонопольных дела – против «Северстали», ММК и НЛМК. Ведомство заподозрило компании в установлении и поддержании монопольно высокой цены на металлопрокат. Кроме того, в апреле ФАС нашла признаки картельного сговора у ряда трейдеров (АО «Сталепромышленная компания», ООО «Сервисный центр металлопроката», ООО «Предприятие «Стройтехцентр», ООО «А групп», ООО «Уралметаллстрой», ООО «Управление комплектации и снабжения», ООО «Металлоторговая компания «Красо»). Если нарушения при ценообразовании обнаружат, компаниям грозят оборотные штрафы – в худшем случае до 15% полугодовой выручки.

Наиболее ярко по теме цен на металлы выступил первый вице-премьер Андрей Белоусов. «Мы посчитали, что металлурги нас (государство, бюджет) – извините за это слово – нахлобучили в части госкапвложений и гособоронзаказа примерно на 100 млрд руб.», – заявил он РБК. После этого Минпромторг РФ и руководители российских металлургических компаний договорились об обеспечении исполнителей гособоронзаказа металлопродукцией по зафиксированной в контрактах цене и заключении с металлургами прямых долгосрочных контрактов по государственным стройкам с формульным ценообразованием. Но снижение стоимости металлопродукции для госзаказа – разовая мера, которая не решит проблему комплексно: целесообразнее рассмотреть вопрос о равномерном распределении нагрузки среди добывающих отраслей, отмечает Суверов из «Арикапитала».

Металлурги, «конечно, понимают», что нужно будет возвращать в бюджет сверхдоходы, говорил Белоусов в интервью РБК. «У нас рынок свободный, но государство имеет все возможности установить налоги таким образом, чтобы то, что они получили, у них забрать. Это, я думаю, мы сделаем», – отметил он. Металлурги говорят, что налоговые поступления от них и так растут. «Мы зарабатываем дополнительные деньги, при этом платим дополнительные налоги, – объяснял в интервью «Ведомостям» гендиректор «Северсталь менеджмента» Александр Шевелев. – Только предприятия ассоциации «Русская сталь» заплатят за первое полугодие 2021 г. около 100 млрд руб. дополнительных налогов. По итогам года металлургическая отрасль заплатит дополнительных налогов относительно прошлого года не меньше 250 млрд руб.».

Но в металлургической отрасли отсутствует привязка налоговых отчислений к динамике цен на руду и сталь, отмечает Суверов. «НДПИ определяется либо исходя из фиксированных ставок в рублях, либо в процентах от себестоимости добычи. При этом экспортная пошлина в отрасли отсутствует, – объясняет эксперт. – В результате наибольший объем выплат приходится на налог на прибыль, который платится по стандартной ставке 20%. Беспрецедентный рост стоимости металлов в 2020 г. обусловил и рост налоговых отчислений. При этом дивидендные выплаты также значительно выросли. Металлургическая отрасль стала одним из лидеров по дивидендной доходности, а общий объем выплат акционерам в разы превышал капитальные затраты».

Белоусов говорит, что лучший способ изъятия сверхдоходов металлургов – это повышение НДПИ. По данным ФНС, налоговая нагрузка на металлургическую отрасль одна из самых низких и составляет 5,4% против 48% у нефтегазовой отрасли и 12,6% у других добывающих отраслей. Доля валовых налогов (НДПИ и таможенной пошлины) в выручке горнорудных компаний одна из самых низких по отраслям и не превышает 8%, в то время как для нефтегазовых компаний этот показатель варьируется от 40 до 60%, свидетельствуют расчеты Vygon Consulting. Выравнивание ситуации постепенно все же началось. В прошлом году НДПИ при добыче сырья для черных и цветных металлов за счет «рентного коэффициента» вырос в 3,5 раза. Это позволит нарастить поступления в бюджет еще более чем на 100 млрд руб. в 2021–2023 гг.

Что будет с ценами дальше

В настоящее время цены на сталь на мировых рынках и в России выросли приблизительно в 2 раза относительно среднеисторических уровней, но следует отметить, что последние 10–15 дней рост прекратился, а по ряду видов металлопродукции наметилась коррекция, говорит Красноженов из Альфа-банка. 

Масштабную кампанию, направленную на снижение цен на металлы, развернул Китай. Власти КНР прямым текстом приказывают крупнейшим компаниям и трейдерам выбрасывать на рынок все и не создавать складских запасов, угрожая отзывом лицензий. Кроме того, Китай собирается начать распродажу алюминия, меди и цинка из госзапасов. Как отмечает Bloomberg, мировые рынки отреагировали снижением котировок на металлы и железную руду. Корректировке подверглись также котировки акций компаний металлургической промышленности. Снижение цен может быть временным, как это уже было в 2010 г. с алюминием и цинком, отмечает Reuters: после продаж этих металлов из госзапасов цены на них действительно снизились на некоторый период времени, но уже к середине года возобновили рост, который затем резко ускорился в 2011 г. Если же китайцы намерены добиться существенного снижения цен, им потребуется в течение длительного периода продавать значительные объемы металлов из резерва по низким ценам. Участники рынка скептически относятся к такому варианту развития событий, заключает Reuters.

Но если на мировом рынке цены уже начали стабилизироваться, в России они, напротив, задраны до предела, уточняет Калачев из «Финама». Например, по данным издания «Металл эксперт», «Северсталь» объявила о повышении на 5% цен на горячекатаный лист в рулоне (HRC) в июле по сравнению с июнем до $1260 за 1 т. Ранее об аналогичном повышении объявлял ММК. При этом на базисе FOB стоимость 1 т горячекатаного листа в рулоне на данный момент составляет $1020 – на 7% ниже, чем в прошлом месяце.

«Российский рынок стали меняется вслед за мировым с некоторой задержкой. Например, российские цены на июль все еще продолжают приближаться к мировым показателем за июнь. Если тенденция на снижение экспортных котировок будет устойчивой, цены для внутреннего рынка также будут пересмотрены, – отметил представитель «Северстали». – Набор ключевых мер, связанных с долгосрочными прямыми договорными отношениями с подрядчиками, задействованными на ключевых бюджетных стройках и в гособоронзаказе, мы считаем наиболее правильным и эффективным. Мы не видим оснований для какого-то иного решительного вмешательства, нужно просто выполнить эти меры. Ограничение экспорта приведет к большим негативным последствиям, в частности к снижению экспортной выручки, и даст право нашим партнерам по ВТО вводить зеркальные меры и дополнительные ограничения». ММК, «Евраз» и НЛМК отказались от комментариев. «Мечел» не ответил на запрос «Ведомостей».

Если динамика роста цен на рынке металлопродукции сохранится, прогнозирует Чередниченко из РЭУ им. Г. В. Плеханова, правительству придется задействовать все имеющиеся у него рычаги вплоть до ручного управления ситуацией. «Охладить внутренние цены на металлы можно несколькими способами, – рассуждает независимый эксперт по металлургии Леонид Хазанов. – На государственном уровне можно пойти на принудительную их фиксацию на определенный срок – действующее законодательство ее не запрещает – либо подписать с металлургами соглашение о временной заморозке цен». В ноябре 2018 г., когда рост цен на топливо в России вышел из-под контроля, правительство выбрало второй способ – зафиксировало цены в соглашениях с нефтяными компаниями.

В подготовке статьи участвовал Антон Филатов