Станет ли китайская «Конвидеция» пятой вакциной для России

И как CanSino шла к ее созданию
Сооснователь, гендиректор CanSino Biologics Юй Сюэфэн /Reuters

Возможно, россияне смогут официально привиться зарубежной вакциной в обозримом будущем. На этой неделе министр здравоохранения Михаил Мурашко упомянул о нескольких иностранных производителях, подавших документы на регистрацию своих вакцин в России. А министр промышленности Денис Мантуров напомнил, что Минздрав разрешил клинические испытания вакцины Ad5-nCov («Конвидеция») китайской компании CanSino Biologics. Ее намерена производить российская компания «Петровакс» (входит в группу «Интеррос» Владимира Потанина). Это однокомпонентная вакцина (как отечественный «Спутник лайт»). Кроме того, ее планируют выпускать в форме для ингаляций.

Считалось, что Ad5-nCov может вывести в лидеры борьбы с коронавирусом и Китай, и Канаду. Название самой компании CanSino складывается из сокращения от Canada и компонента сложных слов Sino, что значит «китайско-» – например, sino-canadian переводится как китайско-канадский. На китайском иероглифы ее названия обозначают здоровье и надежду. CanSino использовала канадские ноу-хау при создании вакцин. Но с вакциной от COVID-19 случился скандал из-за срыва поставок по соглашению с Национальным исследовательским советом (NRC, агентство правительства Канады, курирующее научные исследования и разработки), к которому, впрочем, приложили руку китайские власти и который будоражит Канаду до сих пор. Канадцы теперь делают ставку на сотрудничество с американской Novavax, а журналисты продолжают выискивать новые подробности неудавшейся сделки с CanSino.

Как стать морской черепахой

Десять с лишним лет назад на заднем дворе дома в Торонто компания китайских ученых пила пиво и жарила мясо барбекю. Разговор постепенно перетек на тему китайских вакцин, которые тогда считались второсортными в сравнении с продукцией развитых стран. Все участники пикника когда-то эмигрировали из Китая и добились высоких должностей и финансового благополучия в Канаде. Например, Юй Сюэфэн был директором отдела культивирования микроорганизмов в подразделении французского гиганта Sanofi в Канаде, а Чжу Тао трудился там старшим научным сотрудником. Цю Дунсю и Мао Хуэйхуа работали топ-менеджерами местных подразделений ирландской Endo Pharmaceuticals и американской Wyeth Pharmaceuticals.

Юй родился в 1963 г. в Китае. В 1988 г. он стал выпускником престижного Нанькайского университета в Тяньцзине и решил защищать докторскую по медицине в канадском университете Макгилла. Но прежде чем уехать за рубеж, он был обязан возместить госбюджету траты на свое высшее образование. Юй к тому времени работал в альма-матер, получая 100 юаней в месяц, что по тем временам считалось солидной зарплатой. Но требуемые чиновниками 10 000 юаней были для него недосягаемой суммой. К счастью, помогли родственники.

Юй получил заветный диплом по микробиологии в Канаде, устроился на работу в Sanofi и перевез из Китая жену. Его карьера быстро шла в гору, он стал самым молодым директором отдела в истории канадского подразделения компании, завел детей и лет десять не появлялся на родине. У его коллег была похожая история. Но родина о них не забыла.

В 2008 г. в Китае была запущена госпрограмма «1000 талантов». Ее цель – наем ведущих зарубежных специалистов. Как констатирует канадский новостной канал Global News, эта программа попала под пристальное внимание спецслужб Северной Америки из опасений, что таким образом Китай пытается получить доступ к новейшим западным технологиям.

Остаться в Канаде было самым легким решением. Но эмиссарам «1000 талантов» удалось убедить Юя и троих его друзей вернуться в Китай. Юй понял, что в Китае сложилась мощная научно-исследовательская школа. Чего ей не хватало – так это понимания, как коммерциализировать разработки, объяснял он китайскому интернет-изданию Sixth Tone. Нужен был человек с соответствующим опытом – и он «почувствовал себя обязанным». Были и другие аргументы. В 1980–1990-х гг. китайское правительство пыталось удержать ученых в стране кнутом, но потом убедилось, что лучше пряником. Ученым предлагают щедрые компенсационные пакеты за переезд и всемерное содействие в работе. Специалистов, вернувшихся на родину, в Китае прозвали «морскими черепахами».

Что такое «Конвидеция»

Вакцина Ad5-nCov («Конвидеция») для профилактики коронавирусной инфекции – рекомбинантная вакцина на основе аденовирусного вектора человека 5-го типа, несущего S-белок вируса SARS-CoV-2, разработана CanSino Biologics Inc., ведущей иммунобиологической компанией КНР. Вакцина «Конвидеция» вводится однократно и хранится при температурном режиме 2–8°C.
«Конвидеция» уже зарегистрирована в Китае, Венгрии, Пакистане, Мексике и Киргизии и находится в процессе государственной регистрации в России – пакет документов на регистрацию подан в Минздрав России в ноябре 2020 г.
Ad5-nCov успешно прошла доклинические и две фазы клинических испытаний. CanSino Biologics первой в мире начала испытания вакцины на людях в марте 2020 г. Результаты исследований по иммуногенности и безопасности были опубликованы в научном медицинском рецензируемом журнале The Lancet.
10 ноября 2020 г. Минздрав России выдал разрешение на проведение международного, многоцентрового плацебо-контролируемого исследования III фазы по оценке эффективности и иммуногенности вакцины. В исследование включено 5418 российских добровольцев, а всего в мире – более 44 000 участников в возрасте 18 лет и старше. Промежуточные итоги исследования показали 95%-ную эффективность вакцины по предотвращению тяжелых случаев COVID-19 начиная с 14-го дня после вакцинации. Финальные результаты по итогам наблюдения за добровольцами в течение 12 месяцев ожидаются в первой половине 2022 г.
11 июня 2021 г. Минздрав одобрил новую версию 2.0 протокола международного клинического исследования вакцины «Конвидеция» III фазы в России. В соответствии с протоколом всем добровольцам, которые приняли участие в исследовании III фазы ранее и которые не вакцинировались другими препаратами, будет предложено участие в последующем этапе клинических исследований. Добровольцы, предоставившие информированное согласие и отвечающие критериям отбора, получат вторую дозу вакцины «Конвидеция» (она будет являться первой дозой вакцины для пациентов, получавших плацебо, и второй дозой – для пациентов, получавших вакцину).

Данные компании «Петровакс»

Исходя из профессиональных соображений предложение было очень заманчивым. В Канаде фармацевтическим гигантам не составляло труда найти замену Юю и его коллегам, в Китае же они были редкими специалистами. А вот с точки зрения семьи решение было спорным. Дело даже не в необходимости срываться с насиженного места. Тяньцзинь, куда зазывали Юя с друзьями, печально известен загрязненностью воздуха. Поэтому в 2009 г. Юй оставил семью в Канаде, а сам уехал с тремя коллегами в Китай, где они основали CanSino Biologics. «Мы с семьей могли видеться только несколько раз в год, – рассказывал Юй Bloomberg. – Когда думаешь о детях, которые растут без отца, когда знаешь, что твоей жене придется раскапывать 10 дюймов снега при минус 20°C в одиночку, становится тяжело».

Союз с армией

В отчете CanSino за 2011 г., с которым ознакомилась Global News, говорилось, что компания завершает строительство исследовательского центра в Тяньцзине после получения финансовой поддержки от государства, города Тяньцзиня и других властей разного уровня. Компания занималась разработкой 16 вакцин от 13 болезней, три из которых одобрены как минимум в Китае. Юй, как правило, брался за вакцины от самых распространенных заболеваний. Например, наиболее широко используемая сегодня вакцина от пневмококковой инфекции Prevnar 13 приносит Pfizer около $6 млрд выручки в год. Юй намерен отобрать часть этого рынка. В конце июня этого года китайский регулятор одобрил использование вакцины CanSino под названием Menphecia. «Если сделать одно лекарство-блокбастер, – сказал Юй Sixth Tone, – можно полностью перекроить рынок».

Первым прорывным лекарством CanSino чуть было не стала вакцина против вируса Эбола. В феврале 2014 г., примерно через пять лет после возвращения в Китай, Юй оформил лицензию на технологию NRC под названием HEK 293, которая необходима для производства больших партий вакцины. Мало кто из китайских компаний мог похвастаться в то время столь передовыми технологиями. Поэтому, когда в том же месяце в Африке началась вспышка геморрагической лихорадки Эбола, генерал-майор Народно-освободительной армии Китая, руководитель Института биотехнологии Академии военно-медицинских наук Чен Вэй сразу обратила внимание на CanSino.

Чен – знаменитость в Китае. Она занималась разработкой протокола лечения во время вспышки атипичной пневмонии в 2003 г. В интервью государственному телеканалу CCTV она сказала, что испытывала эту методику на собственном сыне. Считается, что в патриотическом хите китайского проката «Война волков 2» (2017) она послужила прототипом ученого, который разрабатывает вакцину против смертельного африканского вируса.

Когда встала проблема Эболы, институт Чен вместе с CanSino начал работать над созданием вакцины. Это было поразительное время. Юй сравнивал свою компанию с Huawei. «Какое-то время назад никто не знал, кто они, а теперь их знают все. Фармацевтический рынок меняется медленнее, но он меняется», – говорил он корреспонденту Bloomberg у входа в офис, проходя мимо дворняги на крыльце, которую он привил, чтобы уличная собака не представляла опасности для его подчиненных.

В 2014 г. в мире была только вакцина от лихорадки Эбола – компании Merck на основе штамма четырехлетней давности, которая еще не была одобрена для коммерческого использования, но ею прививали в силу экстренной ситуации (в продажу она поступила в 2019 г.). И вот в 2014 г. CanSino объявила, что сможет быстро разработать и массово производить вакцину на основе «свежего» штамма Эболы – того же 2014 года. Вскоре CanSino, у которой не было еще ни одного готового продукта, вела переговоры о сотрудничестве с крупнейшими игроками в индустрии вакцин. «Когда мы пришли на заседание ВОЗ, никто не знал, кто мы такие, – говорил Юй Sixth Tone. – Я провел презентацию, и все были впечатлены». Компания получила инвестиции от китайских и иностранных инвесторов. А сама вакцина была одобрена в Китае для использования в чрезвычайных ситуациях и для создания национальных запасов в 2017 г. Окончательное испытание ее эффективности не может быть проведено до новой вспышки болезни, отмечает Sixth Tone.

Академия военно-медицинских наук и Чен работали вместе с CanSino и при создании вакцины от коронавирусной инфекции. Часть средств на ее разработку предоставило государство, сообщал источник Bloomberg, но сумма была небольшой (точные цифры собеседник агентства назвать отказался). CanSino начала испытания Ad5-nCov в Ухане 16 марта, в тот же день, что и Moderna в США. Как сообщает Global News, в июне прошлого года Ad5-nCov стала одной из вакцин, которой прививали китайских военных в пораженных эпидемией районах. Reuters поинтересовалось у CanSino, была прививка добровольной или обязательной. Компания отказалась отвечать, сославшись на коммерческую тайну.

Сколько стоит Юй

В марте 2019 г. CanSino вышла на Гонконгскую фондовую биржу. В первый день торгов ее акции взлетели на 59% – это был лучший результат с 2017 г., подсчитало Bloomberg. И отличный результат для убыточной компании (см. график).

Кроме того, CanSino пришлось бороться со скептицизмом инвесторов. В 2018 г., незадолго до подачи заявки на листинг, разгорелся скандал вокруг другого китайского производителя вакцин. Власти провинции Цзилинь обнаружили, что биотехнологическая компания Changchun Changsheng продала около 252 600 доз некондиционной вакцины АКДС (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная) и подделала данные о партии из 113 000 доз вакцин против бешенства. Хотя CanSino никак не была связана с этой компанией, ей пришлось доказывать, что не все китайские производители нечестны.

CanSino провела еще одно успешное размещение акций. В июле 2019 г. на Шанхайской бирже SSE открылся рынок компаний сектора высоких технологий Star Market – китайский аналог NASDAQ, созданный по распоряжению президента Китая Си Цзиньпина для поддержки отечественных технологических компаний. А в августе 2020 г. CanSino привлекла на нем 5,2 млрд юаней ($750 млн), что стало на тот момент вторым крупнейшим IPO в материковом Китае. На первом месте был производитель роботов-пылесосов Beijing Roborock Technology.

CanSino Biologics Inc

Биофармацевтическая компания

Крупнейшие акционеры (данные Refinitiv): Capital Research Global Investors (18,02%), Lilly Asia Ventures (9,49%), Мао Хуэйхуа (8,99%), Юй Сюэфэн (8,74%), Цю Дунсю (8,35%), Qiming Venture Partners (5,67%).
Капитализация – $18,8 млрд.
Финансовые показатели (2020 г.):
выручка – 8,5 млн китайских юаней ($2,7 млн),
чистый убыток – 396,6 млн китайских юаней ($57,5 млн).

Основана в Тяньцзине, Китай, в 2009 г. Занимается разработкой, производством и коммерциализацией инновационных вакцинных продуктов. Компания производит 16 вакцин против 13 болезней, в том числе болезни, вызванной вирусом Эбола (Ad5-EBOV), COVID-19 (Ad5-nCov, торговое название Convidecia), менингита (MCV2, торговое название Menphecia), а также дифтерии, коклюша, туберкулеза, столбняка, пневмонии, опоясывающего лишая и др.


Средства пошли на долгосрочные инвестиции в исследования и разработку вакцин. «Листинг позволил <...> строить глобальные стратегические планы, – цитировала Юя газета South China Morning Post. – Мы продолжим создавать инновационные и доступные по цене высококачественные вакцины». А Sixth Tone он говорил: «Вакцины уберегут людей от страданий». По его словам, если бы в 2014 г. он успел создать вакцину от Эболы, она могла бы спасти более 11 000 жизней.

На новостях о том, что CanSino работает над вакциной от коронавируса, котировки ее акций резко пошли вверх. Сейчас состояние Юя, которому принадлежит 8,74% компании, Forbes оценивает в $2 млрд.

Что случилось в Канаде

Вакцина CanSino однокомпонентная, у нее нет второй дозы, введения которой приходится ждать три недели. «В условиях пандемии вам нужна вакцина, которая может быстро обеспечить защиту от коронавируса», – объяснял Юй Fortune. В феврале этого года она была одобрена для использования в Китае, став четвертой разрешенной в стране вакциной (первая, производства Sinopharm, получила разрешение еще в прошлом году), и зарегистрирована еще в четырех странах (см. врез).

Сейчас вместе с Пекинским институтом биотехнологии CanSino разрабатывает вакцину, которая вводится путем ингаляции. Как Юй объяснил CNBC, теоретически такая вакцина может обеспечить дополнительную защиту в дыхательных путях: «Добавить еще один слой защиты – это имеет смысл, не так ли?» А если вирус все-таки прорвется через слизистую, то там его будет ждать такой же прием, как при вакцинации с помощью шприца и иглы. Подобный подход CanSino использует при разработке своей вакцины против туберкулеза. Испытания, проведенные в Канаде, показали, что при ингаляции требуется намного меньшая доза вакцины, чем при инъекции, уверяет Юй. В марте CanSino получила разрешение китайского регулятора на клинические испытания вакцины от коронавирусной инфекции для ингаляций.

На флаконах Ad5-nCov могла бы стоять надпись Made in Canada. Весной прошлого года в мире разрабатывалось около 200 вакцин от коронавируса и продукт CanSino выглядел одним из самых многообещающих. NRC заключил соглашение с CanSino. Канадское онлайн-издание iPolitics сумело вытребовать у NRС его текст и на прошлой неделе опубликовало его.

В контракте оговаривалось, что NRC заплатит CanSino за вакцины, которые та передаст в Канаду для испытаний, и покроет часть затрат на сами испытания. Точная сумма не известна, так как все цифры вычеркнуты из предоставленной журналистам копии контракта. Это позволяет канадский закон о доступе к информации, когда публикация данных может нанести ущерб экономическим интересам страны. Если Ad5-nCov получит одобрение канадского регулятора, то в этой стране будет организовано ее производство, гласили договоренности. Незадолго до объявления о сделке из госбюджета было перечислено NRC 44 млн канадских долларов. Они предназначались на модернизацию завода NRC в Монреале под производство Ad5-nCov.

Но Канада так и не получила вакцины для тестирования. В августе китайские чиновники отказались выдать разрешение на ее отправку в Канаду, хотя в другие страны, в том числе Россию, она отправлялась без проблем.

Канадские СМИ сошлись во мнении, что причину надо искать в осложнении отношений Канады и Китая после декабря 2018 г., когда в Ванкувере была задержана для экстрадиции в США финансовый директор Huawei, дочь основателя этой компании Мэн Ваньчжоу. В ответ Китай арестовал по подозрению в шпионаже граждан Канады Майкла Спавора и Майкла Коврига.

«Китай получил то, что ему надо [от Канады], и нейтрализовал ее возможность участвовать в разработке вакцины, – говорили собеседники Global News. – Это посылает сигнал: хотите работать с нами – соблюдайте двойные сплошные. Это ярко демонстрирует, насколько мы зависим от Китая».

Лицензия на канадскую технологию HEK 293, которую CanSino использует для создания своих вакцин еще со времен вспышки Эболы, не является исключительной и Канада не может требовать с CanSino никаких доходов от продаж Ad5-nCov, объясняет канадская газета The Globe and Mail. Несмотря на многочисленные призывы подать на CanSino в суд, канадские власти не вчинили иск компании. Тем более что они не успели произвести положенных по контракту выплат.

Пресс-служба NRC заявила, что у агентства нет претензий к CanSino, ведь в срыве поставки виновата не она, а власти Китая, которые стороной сделки не являются. Судя по всему, китайско-канадское сотрудничество продолжается, пишет канадское онлайн-издание National Post: канадские ученые указаны как главные исследователи в документах о проведении третьей фазы испытаний вакцины в других странах.

В самой Канаде переключились на работу с другими партнерами. В модернизацию Центра по производству биопрепаратов NRC в Монреале в итоге было вложено 126 млн канадских долларов. NRC договорился с американской фирмой Novavax, что на этих мощностях будет выпускаться до 2 млн доз вакцины в месяц.