Зачем «Газпром» и ЯТЭК сражались за недоразведанный газ Якутии

Цена лицензий в ходе аукционов выросла в десятки раз
«Газпром» и Якутская топливно-­энергетическая компания поделили между собой газовые участки недр в Якутии / Евгений Разумный / Ведомости

«Газпром» и Якутская топливно-­энергетическая компания (ЯТЭК, подконтрольна «А-проперти» Альберта Авдоляна) поделили между собой газовые участки недр в Якутии, выставленные на аукцион Якутнедрами. В аукционе 7 декабря приняли участие «Газпром», ЯТЭК, а также компания «Всероссийский межотраслевой научно-учебный центр по вычислительной технике» (МНУЦ ВТИ, принадлежит малоизвестному бизнесмену в сфере девелопмента Анатолию Северухину. – «Ведомости»), уточнил представитель Минприроды.

По итогам торгов «Газпрому» достались Тюкянский, Кастыр-Сахарный и Варваринский участки, за которые компания в общей сложности заплатила 1,2 млрд руб. В первом случае цена выросла в 91 раз, во втором – более чем в 2000 раз, в третьем – в 121 раз. ЯТЭК приобрела Соболохский участок, стоимость которого в ходе торгов выросла почти в 80 раз до 209,8 млн руб. МНУЦ ВТИ выиграл лицензию на Байский участок, который компания выкупила за 404 млн руб. при начальной стоимости 2,7 млн руб.

Согласно данным Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института на 2017 г., доказанных запасов углеводородов на этих участках нет. Перспективные и прогнозируемые ресурсы по трем участкам, доставшимся «Газпрому», составляют 0,7 млн т нефти (по категории D2) и 13,8 млрд куб. м газа (D1 и D2) без учета газового конденсата. Байский участок по ресурсам нефти оценивается в 0,3 млн т, газа – 8,3 млрд куб. м. То есть ни один из них не относится к категории крупных.

В «Газпроме» на запрос «Ведомостей» не ответили, с представителем МНУЦ ВТИ связаться не удалось.

Представитель «А-проперти» Анастасия Харитонова заявила «Ведомостям», что аукцион показал недооцененность потенциала проданных участков, поскольку «речь идет об открытии новой нефтегазоносной провинции». Она также обратила внимание на уникальное географическое положение: близость к акватории Охотского моря и рынкам сбыта в Азиатско-Тихоокеанском регионе. ЯТЭК еще в январе приобрела лицензии на Северное, Южное и Майское месторождения, напомнила она. А после открытия в сентябре Хайлахского газоконденсатного месторождения совокупные запасы компании, по данным Харитоновой, увеличились до 423,5 млрд куб. м и 26,5 млн т газового конденсата.

Гендиректор ЯТЭК Андрей Коробов передал «Ведомостям”» через представителя, что приобретение прав на Соболохский участок является важным шагом для реализации проекта «Якутский СПГ». «Ажиотаж со стороны крупных компаний вокруг участков в Якутии подтверждает тот факт, что ЯТЭК была права, первой начав еще год назад покупку лицензий в этом регионе и открыв новую газовую провинцию», – добавил он.

«Якутский СПГ» предусматривает строительство магистрального газопровода протяженностью около 1300 км до побережья Охотского моря (участки Кысыл-Сыр – Амга и Амга – Аян) и мощностей по сжижению газа в районе поселка Аян в Хабаровском крае. Проект планируется реализовывать в два этапа. На первом планируется строительство СПГ-завода мощностью 8,9 млн т в год, а также прокладка газопровода из Якутии в Аян. Кроме того, этап включает бурение более 100 скважин, которые обеспечат добычу 15 млрд куб. м газа в год.

На втором этапе планируется увеличить мощность производства СПГ до 18 млн т в год, добычи – до 28 млрд куб. м в год. Затраты проекта на первом этапе, по оценкам ЯТЭК, составят 15 млрд руб. В ноябре 2021 г. Коробов сообщал, что производство на первой фазе проекта может быть начато в 2027 г., решение по данному этапу планируется окончательно принять в 2023 г. Компания TechnipFMC оценила общие инвестиции в проект по двум фазам в 39,2 млрд евро, но реальная стоимость, по словам Коробова, может быть на 30% ниже.

Прав на экспорт СПГ сейчас у ЯТЭК нет. Коробов в сентябре на полях Тюменского нефтегазового форума рассказывал, что либо потребуется «поправка к закону об экспорте газа», либо договоренность с «Газпром экспортом».

Соболохский участок располагается относительно недалеко от текущих активов ЯТЭК, его покупка поможет расширить ресурсную базу «Якутского СПГ», считает директор по консалтингу в секторе «Газ и химия» Vygon Consulting Дмитрий Акишин. Эксперт оценивает совокупный объем ресурсов по трем крупным участкам в Якутии, приобретенным компанией Авдоляна в начале года, в 360 млрд куб. м. Уже в этом году на одном из них было найдено месторождение с запасами 33 млрд куб. м газа, добавил Акишин. По оценке аналитика, даже текущей ресурсной базы без Соболохского участка компании хватит для введения в строй первой очереди «Якутского СПГ» мощностью 8,7 млн т в год.

Акишин также предположил, что у «Газпрома», возможно, есть сведения о том, что выставленные на аукцион участки являются частью более крупной нефтегазоносной провинции. «Именно этим можно объяснить, что участки, запасы которых до этого момента могли недоцениваться, вызвали такую конкуренцию между «Газпромом» и ЯТЭК», – рассуждает эксперт.

Директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко полагает, что для начала реализации проекта ЯТЭК необходимо как минимум 600 млрд куб. м запасов, в то время как сейчас компания располагает более чем 400 млрд куб. м. «Покупка лицензии на Соболохский участок увеличивает шансы на успех, но не гарантирует его», – добавил он. Маринченко подчеркнул, что компании только предстоит получить формальное одобрение на реализацию проекта от государства, а также завершить его концептуальное проектирование и привлечь финансирование.

«Газпром» же, по мнению эксперта, «покупал участки про запас» или вовсе лишь для того, чтобы снизить потенциал своего конкурента на мировом газовом рынке. «Монетизировать запасы в регионе сложно, именно поэтому ЯТЭК рассматривает вариант строительства СПГ-завода», – полагает он.

Старший аналитик направления «Глобальные рынки» BCS Рональд Смит также считает, что проекту «Якутский СПГ» еще далеко до реализации. «Даже если бы все шло идеально, не стоит ждать первого газа до 2035 г. Думаю, что это больше связано с обеспечением долгосрочных ресурсов для общих целей, а не с конкретным планом экспорта, который должен быть выполнен в относительно ближайшей перспективе», – заключил эксперт.