Импортеры продуктов питания столкнулись с задержками и отменами поставок

Поставщики опасаются, что из-за санкций c ними не смогут расплатиться за товар
Поставщики опасаются, что контрагенты не смогут оплатить товар постфактум, как это обычно происходит. Впрочем, оговаривается, что пока это единичные случаи, которые коснулись главным образом картофеля и фруктов – бананов, апельсинов, яблок / Максим Стулов / Ведомости

Импортеры стали получать отказы от поставщиков на отгрузку зарубежных продуктов из-за ситуации на Украине и остановки грузоперевозок в бассейнах Черного и Азовского морей, рассказал «Ведомостям» исполнительный директор ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков. Такая же информация есть и у двух крупных ритейлеров.

Речь идет, в частности, об овощах и фруктах, впрочем, такая же проблема может возникнуть и с другой продукцией – алкоголем, рыбой, пальмовым маслом и проч. По словам Вострикова, многие зарубежные партнеры, в частности из Европейского союза, уже стали требовать от российских коллег 100%-ной предоплаты заказов. Это подтверждает собеседник «Ведомостей» в федеральной продуктовой сети, поясняя, что все международные контракты подразумевают оплату в иностранной валюте и никто пока не понимает, как именно будут действовать санкции (в том числе ограничивающие доступ крупнейших российских банков к расчетам в валюте). Поставщики опасаются, что контрагенты не смогут оплатить товар постфактум, как это обычно происходит. Впрочем, он оговаривается, что пока это единичные случаи, которые коснулись главным образом картофеля (в основном импортируется из Египта) и фруктов – бананов, апельсинов, яблок. Среди крупных стран – поставщиков самых популярных у россиян фруктов представитель другого ритейлера назвал помимо Египта также Турцию и Эквадор.

Три источника в крупных продуктовых сетях уточняют, что у них есть задержки с разгрузками в портах Черного моря, в частности в Новороссийске. Представитель сети «Верный» говорит, что сеть уже начала ощущать дефицит импортных овощей и фруктов, пусть и «пока незначительный». Он связывает это с очередями на таможнях, так как некоторые страны приостановили транспортировку грузов по Черному морю и разгрузку в порту Новороссийска. В сети прорабатывают вопрос поставки египетских и израильских овощей и фруктов, индийского винограда в порт Санкт-Петербурга, что увеличит срок доставки товара в Россию примерно на 10 дней, говорит собеседник «Ведомостей». Представитель «Верного» предупреждает, что в марте по этим товарам может возникнуть дефицит на локальном рынке и, как следствие, рост цен, в том числе из-за валютных колебаний. Пока же их стоимость не изменилась. Представитель «Руспродсоюза» также добавил, что кроме отказов от поставок сырья и готовой продукции есть сложности с поставками ингредиентов, импортных запчастей для пищевого оборудования и сельскохозяйственной техники по привычным логистическим маршрутам.

Если говорить про «борщевой набор» (свекла, морковь, картофель, лук), то на импорт приходится примерно 10% продукции, говорит исполнительный директор Национального плодоовощного союза Михаил Глушков. Однако он уточняет, что основные поставки из других стран (в частности, картофеля) приходятся на весну, когда отечественные запасы заканчиваются. По «борщевому набору» в 2021 г. был, по его словам, не очень хороший урожай – 5,2 млн т против 5,4 млн т в 2020 г. (суммарный объем по четырем культурам). В этом году Минсельхоз надеется собрать 5,7 млн т – по данным ведомства, этого будет достаточно для удовлетворения спроса на внутреннем рынке. Что касается импорта, то по овощам открытого грунта (т. е. кроме тепличных, например огурцов и помидоров) он ежегодно составляет порядка 500 000 т, приводит данные Минсельхоза Глушков.

Что касается фруктов, то Россия импортирует 75–80% такой продукции, говорит генеральный директор FruitNews Ирина Козий. По ее словам, сложности в поставках, рост цен и другие проблемы обязательно будут, так как никто не понимает, какой курс валют будет завтра и будут ли возможны проплаты за границу. По оценкам FruitNews на основе данных Росстата и Федеральной таможенной службы, в 2020 г. объем импорта фруктов (включая орехи, сухофрукты, замороженную и консервированную продукцию) составил 5,7 млн т, а свежих фруктов (без орехов и переработанной продукции) – 5,4 млн т. По данным Минсельхоза и Росстата, в 2021 г. в России собрали рекордный урожай плодов и ягод (с учетом технического винограда для производства вина) – около 3,9 млн т, что на 7% больше по сравнению с годом ранее. Помимо винограда в основном в России выращивают абрикос, вишню, малину, садовую землянику, сливу, смородину и черешню, а также активно развивается производство голубики, сообщал Минсельхоз. По словам представителя ведомства, Россия полностью обеспечивает себя основными видами продовольствия, а собственное производство, в частности овощей и фруктов, уже обеспечивает значительную часть внутреннего потребления, при этом потребность в импортных товарах незначительна и в основном приходится на товары, которые не производят в России в силу климатических условий.

Для стабилизации ситуации в «Верном» перераспределяют заказы на российских производителей, говорит представитель сети, но свежие овощи и фрукты с юга России и из близлежащих республик начнут поступать только в мае-июне. Представитель Ассоциации компаний розничной торговли сообщил, что ее члены рассматривают возможность изменения цен на товары только в том случае, когда издержки добросовестных поставщиков объективно растут и реализовывать товары по прежним ценам для них становится невозможно. Востриков утверждает, что ни ритейл, ни поставщики сами не могут справиться с одновременной волатильностью курса валют, удорожанием сырья, логистики, ростом затрат на прослеживаемость товаров и экологию. Регуляторные меры, основанные на запретах и ограничениях, по его мнению, не дадут положительного эффекта. Он предлагает остановить нововведения, несущие дополнительные расходы для бизнеса (в частности, маркировку и утильсбор), а также свободное рыночное ценообразование.

Проблемы с поставками есть не только у импортеров овощей и фруктов. Письмо от иностранных контрагентов о необходимости переходить на 100%-ную предоплату не только по продуктам питания, но и по оборудованию, комплектующим и ингредиентам подтверждает и руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. По его словам, «когда иностранные контрагенты не уверены, что российские партнеры смогут выполнить финансовые обязательства, рисковать никто не будет». Он напоминает, что многие российские импортеры в последние годы работали на условиях товарного кредита, что давало более низкую внешнеторговую себестоимость. Юшин говорит, что сейчас нужно быть готовым менять логистику, потому что ряд транспортных компаний отказываются ехать в некоторые регионы России, прежде всего граничащие с Украиной. Здесь мы можем столкнуться с удорожанием транспортного плеча и удлинением сроков поставок, резюмирует эксперт. Он напоминает, что в 2021 г. Россия ввезла примерно 350 000 т говядины и говяжьих субпродуктов, из них почти 250 000 т – из дальнего зарубежья. По свинине и мясу птицы поставки из-за границы были несущественными, а больше всего производителей волнует стабильность производства кормов для скота и птицы, говорит Юшин.

Cтали требовать предоплату и с поставщиков рыбной продукции, есть уже случаи разрыва контрактов и задержки разгрузок зарубежных товаров, говорит один из импортеров. Представитель Рыбного союза это не комментирует. Но, по его словам, общий импорт рыбы и морепродуктов из 73 стран мира в 2021 г. составил 569 000 т, это почти на 80 000 т больше, чем годом ранее. Собственный вылов – чуть больше 5 млн т.

Письма о том, что банки и страховые компании ряда стран не рекомендовали поставщикам торговать с российскими импортерами по схеме с отсрочкой платежа и требуют предоплату, начала получать и алкогольная компания Fort, говорит ее представитель. Теперь у дистрибуторов возникают дополнительные затраты.

Требования по предоплате могут возникнуть и в непродовольственном сегменте, отмечает генеральный директор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров. Но, по его словам, тут дискретность поставок существенно меньше, чем у продуктов питания, поэтому у компаний из этого сектора больше времени для принятия решения исходя из ситуации.