Цены на сталь в России упали на 40% на фоне слабеющего спроса и дорогого рубля

Металлурги ожидают летом 2022 года убытков и низкой загрузки мощностей
Цены на металлургическую продукцию вплоть до начала июня для потребителей в России оставались выше, чем при экспорте / Евгений Разумный / Ведомости

Цены на сталь и стальной прокат в России к концу мая вплотную приблизились к уровню экспортного паритета, т. е. снизились и сравнялись со стоимостью на ведущих торговых площадках за рубежом. Это произошло за счет укрепления рубля к доллару, снижения спроса на металл и усиления конкуренции на внутреннем рынке на фоне закрытия для российских металлургов рынка ЕС из-за санкций.

Горячекатаный прокат в России с января по начало июня подешевел на 40% до 46 272 руб./т, арматура – на 41% до 41 163 руб./т, следует из данных агентства «Русмет». В январе средняя цена горячекатаного рулона в РФ составляла порядка 77 000 руб./т, а январские котировки на Лондонской бирже металлов (LME) на базисе FOB в Китае были на 35% ниже: $749/т, или порядка 55 700 руб./т по тогдашнему курсу. Аналогичная ситуация складывалась и в сегменте арматурного проката, который в январе в России стоил около 70 000 руб./т, а на базисе FOB в Турции – на 26% ниже: $712/т, или порядка 55 500 руб./т.

Цены на металлургическую продукцию вплоть до начала июня для потребителей в России оставались выше, чем при экспорте. Максимальная разница внутрироссийской и экспортной цены горячекатаного рулона доходила в конце февраля почти до 40% (97 173 руб./т против 60 032 руб./т), арматуры – до 32% (80 725 руб./т против 55 206 руб./т). В марте, по данным отраслевого издания «Металлоснабжение и сбыт», цена горячекатаного проката в России достигала 100 000 руб./т (рост на 29% к 1 января), на стальную арматуру – 76 000–82 000 руб./т (рост на 5–19%). По информации «Русмета», пик цен на стальную арматуру отмечался 3 марта – 71 740 руб./т.

Минпромторг тогда призывал металлургические компании к формированию «прозрачной цены на внутреннем рынке», а привязку цен на металлы и сырье к экспортным ценам (нетбэку) называл «неактуальной» («Ведомости» писали об этом 16 марта).

Резкое падение цен в текущих условиях может привести к проблемам в отрасли, предупреждают собеседники в компаниях отрасли. Собеседник «Ведомостей» в одной из металлургических компаний говорит, что в июне – июле «практически всем металлургическим заводам» грозит существенное снижение загрузки по плоскому прокату: на 20–60% в зависимости от компании. При этом предприятия по выпуску сортового проката, по его словам, уже «недозагружены на 20–30%». «По предварительным оценкам, только компании ассоциации «Русская сталь» (объединяет крупнейшие предприятия черной металлургии) получат в июле убыток на уровне 15 млрд руб.», – заключил собеседник.

На предприятии «Тула–сталь» (основной потребитель продукции ПМХ, входящего в «Русскую сталь») отмечают снижение загрузки производства на 28%. Как пояснил представитель завода «Тула–сталь», в мае на предприятии было выпущено всего 110 000 т проката, это на треть ниже показателей января, когда завод работал со 100%-ной загрузкой. «Санкционные ограничения заставили российские компании переориентировать свои поставки с внешних рынков на и без того профицитный внутренний. Нормальный строительный сезон так и не начался, соответственно, уровень спроса достаточно низкий», – отметил собеседник.

«Северсталь» связывает текущее ухудшение ситуации с закрытием традиционных экспортных направлений, нарушением цепочек поставок и возросшей конкуренцией на внутреннем рынке. Представитель компании говорит, что ситуация с заказами сейчас «крайне напряженная». «Экспорт при текущем курсе рубля малорентабелен, – поясняет он. – Например, поставки сляба в Китай при курсе менее 63 руб./$ уже приносят убытки. Работу агрегатов сейчас планируем, исходя из загрузки и корректируя в том числе за счет сдвига ремонтной программы. Сейчас загрузка на уровне 70%. Наш внутренний прогноз по российскому рынку – падение на 10%, но здесь множество допущений». По словам собеседника, сейчас «Северсталь» активно работает над поставками в Азию, Северную Африку и на Ближний Восток.

В других металлургических холдингах отказались от комментариев или не ответили на запросы «Ведомостей». Так же поступили в «Русской стали».

Аналитик «Финама» Алексей Калачев считает прогнозы металлургов «излишне драматичными». «Если экспорт сократится примерно на треть, а внутреннее потребление – на 20%, то объемы производства стали могут снизиться примерно на 25%. Полагаем, что в итоге все же на меньшую величину», – сказал он.

По мнению Калачева, поддержку отрасли могут оказать действия по восстановлению активности в машиностроении, хотя это сложно будет сделать после ухода зарубежных брендов. «Кроме того, в стратегии развития металлургии, которую готовит правительство по поручению президента, должны быть предусмотрены новые инфраструктурные проекты. Хотя они возможны скорее в следующие периоды, уже сейчас государство могло бы размещать заказы и формировать запасы металлопродукции», – отметил он.

Директор группы корпоративных рейтингов АКРА Илья Макаров полагает, что превышение внутренних цен на 10–30% над экспортным нетбэком является «скорее нормой» для российского рынка. Он добавляет, что металлурги вынуждены снижать цены, с одной стороны, из-за ограничений экспорта, с другой – из-за упавшего внутреннего спроса.

Но Макаров считает нецелесообразным отвязывать внутренние цены от экспортного нетбэка. «Думаю, рынок сам отрегулирует эту ситуацию, – резюмировал он. – На мой взгляд, для регулирования уровня цен будет правильнее открыть внутренний рынок для импорта, что заставит отечественных производителей не задирать внутренние цены выше нетбэка».

Аналитик Райффайзенбанка Ирина Ализаровская, напротив, полагает, что российской металлургии сейчас необходима поддержка. «У металлургов серьезные проблемы: внутренний рынок не сможет переварить все объемы производства, а на экспортном направлении много сложностей с логистикой, перенаправлением продаж из Европы на Азию. Кроме этого растут издержки», – пояснила она.

Как писали «Ведомости», «Русская сталь» направляла помощнику президента Максиму Орешкину просьбу о поддержке отрасли. В письме отмечалось, что с мая 2022 г. емкость внутреннего рынка сжимается, а из-за санкций недружественных стран металлурги вынуждены перенаправлять продукцию с премиальных рынков Европы в Турцию и Азию, где клиенты «требуют значительный дисконт». «Фактические контракты экспорта слябов заключаются с дисконтом в $250/т к публикуемым котировкам», – указывала в письме «Русская сталь».

Металлурги тогда просили налоговых послаблений, в частности, шла речь об отмене акциза на жидкую сталь. Представители Минпромторга и Минфина обещали провести мониторинг состояния финансов предприятий. Представитель Минфина подчеркивал, что отмена налога приведет к снижению доходов бюджета.