ОПЕК ожидает усиления неопределенности на рынке нефти в конце года

Основным фактором являются поставки российской нефти, говорят эксперты
Импорт российской нефти остается привлекательным / Евгений Разумный / Ведомости

ОПЕК прогнозирует усиление неопределенности на рынке нефти в IV квартале 2022 г. из-за рисков пандемии коронавируса, а также после начала отопительного сезона в Северном полушарии на фоне эмбарго ЕС на импорт российской нефти и плана по снижению импорта газа из России. Об этом говорится в опубликованном 14 июня ежемесячном докладе организации. ОПЕК также указывает, что неопределенность в мировой экономике, в том числе на рынке нефти, также связана с продолжающимся ростом инфляции и ужесточением денежно-кредитной политики центробанками ведущих государств.

Организация при этом сохранила прогноз по спросу на нефть в мире на уровне 53,8 млн баррелей в сутки (б/с), что на 1,6 млн б/с выше уровня 2021 г.

В то же время ОПЕК понизила прогноз по добыче нефти в России в 2022 г. на 250 000 б/с относительно майской оценки до 10,63 млн б/с. Таким образом, по прогнозу картеля, добыча в России в 2022 г. снизится на 170 000 б/с относительно показателя 2021 г. По оценке ОПЕК, во II квартале добыча нефти в России снизится до 10,4 б/с с 11,33 млн б/с в I квартале. В III–IV кварталах она останется на том же уровне, т. е. до конца года Россия не сможет нарастить добычу, указывает организация.

В предыдущих докладах ОПЕК ожидала увеличения добычи в России, даже несмотря на проблемы с экспортом из-за санкций ЕС, США и других стран, введенных в ответ на СВО на Украине. В мартовском докладе оценка составляла 11,76 млн б/с, в апрельском – 11,23 млн б/с, в майском – 10,88 млн б/с. В 2021 г., по оценке ОПЕК, Россия добывала 10,8 млн б/с. В апреле 2022 г. добыча нефти в России, по оценке ОПЕК, снизилась на 934 000 б/с к уровню марта до 10,35 млн б/с. В мае, по предварительным оценкам, она выросла до 10,46 млн б/с, следует из доклада.

Вице-премьер РФ Александр Новак в конце мая говорил, что добыча нефти в России в 2022 г. может снизиться до 480–500 млн т с 524 млн т в 2021 г. По его словам, правительство ожидает постепенного восстановления добычи после ее падения в апреле примерно на 1 млн б/с. 2 июня Новак сообщил, что в этом месяце ожидается «максимальное восстановление относительно предыдущих уровней».

В мае 2022 г. Россия увеличила добычу нефти с учетом газового конденсата на 5% по отношению к апрелю до 43,1 млн т, но к маю 2021 г. добыча снизилась на 2,5% («Ведомости» писали об этом 2 июня со ссылкой на статистику ЦДУ ТЭК). По этим данным, среднесуточная добыча в мае составила примерно 10,2 млн б/с против 10 млн б/с в апреле, 11 млн б/с в марте и 11,1 млн б/с в феврале. В январе – мае 2022 г. добыча нефти в России выросла на 3,5% к показателю прошлого года до 219,9 млн т.

Зарубежные покупатели начали сокращать закупки российской нефти после начала СВО, а США и Великобритания объявили эмбарго на российскую нефть. В июне ЕС включил частичный запрет на поставки российской нефти в шестой пакет санкций. По истечении шести месяцев будет запрещен ее импорт по морю. Но пока отложены ограничения для нефтепровода «Дружба» мощностью 720 000 б/с, а Чехия и Болгария добились отсрочки вступления эмбарго в силу до середины 2023 г. и до конца 2024 г. соответственно. Отказываться от закупок российской нефти начали также крупные международные нефтетрейдеры, а дисконт в цене на российскую нефть Urals к эталонной марке Brent достигал $20–30 за баррель.

Средняя цена на Urals в мае, по данным Минфина России, составляла $78,81 за баррель. Фьючерсы на Brent в мае торговались в диапазоне $101–123 за баррель, свидетельствуют данные биржи ICE. 14 июня стоимость августовского фьючерса на Brent превышала $125 за баррель.

Но и с учетом дисконта импорт российской нефти остается привлекательным. Кроме того, еще в апреле источники агентства Bloomberg рассказывали о «латвийской смеси» из российской Urals и других сортов. При содержании отечественной нефти менее 50% такая смесь формально может не считаться российской.

Страны – члены соглашения ОПЕК+, в том числе Россия, в начале июня перераспределили постепенное увеличение добычи. В июле и августе производство нефти должно быть увеличено на 648 000 б/с ежемесячно. Предыдущий план предусматривал ежемесячное наращивание с мая по сентябрь на 432 000 б/с, но сентябрьская квота будет выбрана уже в летние месяцы.

С выводами ОПЕК о факторах, которые будут влиять на неопределенность на рынке, можно согласиться, говорит директор группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков. Он отмечает, что сейчас сложно судить, есть ли риск усиления пандемии, но этот фактор остается. По мнению управляющего активами «БКС мир инвестиций» Виталия Громадина, фактор пандемии отошел на второй план. Гораздо больше неопределенности из-за ситуации с попытками изолировать нефтяной экспорт из России, отмечает он. Фактор отопительного сезона является довольно очевидным, так как рост цен на газ обычно оказывает дополнительное давление на котировки нефти, добавляет Танурков.

Громадин напоминает, что российские нефтяники смогли перенаправить на азиатских клиентов порядка 1,5 млн б/с нефти, а трубопроводные поставки исключены из европейского эмбарго. Но во втором полугодии российским компаниям, вероятно, будет сложнее преодолеть инфраструктурные и финансовые препятствия для переориентации оставшихся экспортных объемов (более 1 млн б/с), предполагает эксперт. Поэтому прогноз ОПЕК о более низком уровне российской добычи выглядит оправданным, считает он.

По мнению Тануркова, оценка добычи в 10,6 млн б/с очень оптимистичная, если сравнивать ее с оценками правительства. «Более целесообразно говорить о добыче в 480–500 млн т, т. е. 9,5–10 млн б/с. С учетом данных по добыче за пять месяцев и вероятного прироста добычи в июне более реальна оценка в 10 млн б/с», – считает он.

Оценка добычи в 10,4 млн б/с во втором полугодии также очень оптимистична, отмечает Танурков. Это возможно, если все объемы, на которые придется сокращение поставок в Европу, будут замещаться поставками в Азию и ничего принципиально не поменяется, полагает эксперт. Но Россия поставляет на европейский рынок и нефтепродукты, в частности дизельное топливо, и здесь заменить европейский рынок проблематично, добавляет он.

Старший аналитик Альфа–банка Никита Блохин отмечает, что динамика добычи нефти в России в 2022 г. во многом будет зависеть не столько от экспорта нефтяного сырья, сколько от восстановления спроса на российские нефтепродукты. В случае снижения загрузки нефтеперерабатывающих мощностей добыча в России может просесть существенно ниже прогнозируемых ОПЕК 10,6 млн б/с, однако вряд ли по итогам года опустится ниже 10 млн б/с, говорит аналитик.

По оценке Громадина, цены на нефть во втором полугодии могут быть и выше текущих. Ослабить цены сможет только рецессия экономик развитых стран, что сократит потребление нефтепродуктов, заключает эксперт.

Танурков отмечает, что в сценарии, спрогнозированном ОПЕК, цены скорее могут начать снижаться. Но по мере изменения цепочек поставок будет уменьшаться дисконт, с которым продается российская нефть, считает он. Он сохранится на уровне 4–5%, что выше исторического уровня, но далеко не $30 за баррель, полагает Танурков.